Тайны и загадки Помпей, заживо погребенных под пеплом Везувия

23 октября 2019 в 10:06

Почти 2000 лет назад один из провинциальных городков Италии был погребен под толстым слоем вулканического пепла. Через сотни лет были найдены Помпеи – удивительной сохранности мавзолей, донесший до нас яркую картину обыденной римской жизни.

Как произошло извержение Везувия в Помпеях

Утром 24 августа 79 г. н.э. по улицам тащились впряженные в телеги мулы. По обочинам торговцы раскладывали на прилавках свои товары. В винном погребке клиент выложил на стойку деньги. Но хозяйка не успела их взять. Потому что внезапно раздался страшный грохот.

Произошло извержение Везувия – возвышавшегося над городом вулкана. Под давлением вулканических газов каменная пробка, запечатывавшая кратер, взорвалась, выпуская раскаленную докрасна лаву. Застывая на ходу, она покатилась на город (но не достигла его), а тучи пепла затмили солнце. К вечеру 25 августа Помпеи были погребены под слоем вулканических пород и пепла толщиной 4–7 м. Все произошло так быстро, что многие горожане не успели спастись. Задохнувшись вулканическими газами и заносимые плотным «дождем» из пепла и обломков пемзы, они падали на улицах или встречали смерть в своих домах и подвалах. Перед смертью один из них вспомнил ужасную судьбу двух ветхозаветных городов. «Содом и Гоморра», – нацарапал он на выбеленной стене.

Свидетельства катастрофы в Помпеях

К счастью для ученых, были свидетели этого печального события. Особенно драматичны два письма, отправленные римским писателем Плинием Младшим историку Тациту. Он пишет, что вместе с дядей, Плинием Старшим, находился в Мизенуме, в 30 км от Помпей. Вот, что довелось им увидеть, спасаясь от опасности. «Уже падал пепел, – сообщает писатель, – но еще не густо. Я огляделся: плотное черное облако преследовало нас, накрывая землю, словно наводнение...

Упала темнота, но не такая, как в безлунную или пасмурную ночь, а как будто в подвале задули лампу. Слышались вопли женщин, визг детей и крики мужчин; одни звали своих малышей, другие – родителей, третьи – супругов, пытаясь расслышать ответ в звучавших повсюду голосах. Кто-то оплакивал свою судьбу, кто- то – семью, а некоторых страх смерти заставлял молить о ней. Многие взывали к богам, но большинство считало, что богов больше нет, и Вселенная погружается в бесконечную ночь».

В том году Плиний Старший (выдающийся римский ученый и государственный деятель) командовал в Мизенуме флотилией, выступившей для борьбы с пиратами. Когда началось извержение, он подплыл на лодке к Стабии, к дому приятеля, чтобы посмотреть грозное явление природы поближе. Проведя на берегу ночь, великий естествоиспытатель и его спутники захотели покинуть дом, который вот- вот мог быть погребен под усиливающимся пеплопадом. «...Пламя и запах серы, говоривший о приближавшемся огне, заставили прочих поднять его (Плиния Старшего), чтобы пуститься в бегство. Он стоял, опираясь на рабов, а затем вдруг лишился чувств, я полагаю, из-за перехватившего дыхание густого дыма. Когда через два дня после того, который оказался для пего последним, вновь стало светло, его тело было найдено в целости, полностью одетым. Он был больше похож на спящего, чем на мертвого».

Замурованные в пепле находки Помпей

В 1748 Хоакин де Алькубьерре, инженер на службе неаполитанского короля, ворвался в деловой квартал города. Инспектируя старый водопровод, он пробурил скважину и увидел прекрасную фреску. Потом обнаружилось тело помпейца, сжимавшего в горсти золото. Никто уже не узнает, был он вором или честным горожанином, пытавшимся спасти все, что скопил за долгие годы. Алькубьерре начал раскопки. Только через 100 лет итальянский археолог Джузеппе Фьорелли стал вести их по плану, двигаясь от дома к дому, чтобы не пропустить ни одной мелочи. Он же придумал заливать гипсом пустоты, оставленные истлевшими телами, получая фигуры застывших в предсмертных муках людей. Раскопанный город казался почти не тронутым временем.

Археологи увидели стенные росписи и тонкой работы мозаики, непристойные граффити и высеченные на мраморе торжественные посвящения. На улицах сохранились даже следы повозок.

Яркая картина повседневной жизни вырисовывается уже из надписей на стенах. Здесь и обычная похабщина, и классика типа «Фугул любит Идаю», и более тонкая лирика: «Не запретишь дуть ветру, течь воде и любить любящим». В городе кипела политическая жизнь: «Голосуйте за Мавра Эпидия Сабина на пост главы юстиции. Это уважаемый человек, которого достойные доверия судьи считают способным защитить права граждан».

Еще Помпеи славятся своими мозаиками. Поначалу ими украшали только полы. Постепенно изображения переместились на стены и стали более детальными. Среди узоров и слов появились образы животных и людей. Обычно яркими мозаиками из цветного стекла и золотой фольги отделывали ниши с фонтанами. Эта техника приобрела такую популярность, что Плиний Младший обвинял ее в упадке живописи.

Архитектурные памятники Помпей

Каждое раскопанное здание дает ученым новый материал об общественной и личной жизни римлян, однако об истории собственно Помпей известно удивительно мало. Дорический храм говорит, что город возник не позже VI в. до н.э. и испытал греческое влияние. Вероятно, это было поселение местных италиков (осков и других), процветавшее как свободный порт, используемый и греками (основавшими рядом Неаполь), колонизировавшими южное и юго-западное побережье Италии, и этрусками с северо-запада. Основой экономики области Кампания (к которой относились и Помпеи) служило производство вина и оливкового масла, дополнявшееся выгодным сбытом шерсти.

Рим силой подчинил Кампанию в 326–304 до и.э., но римские колонисты в массовом порядке переселяются сюда позже, во II –I вв. до н.э. Соседний город Путеолы (Поццуоли) наряду с Неаполем стал главным портом Италии, а римские купцы вслед за римскими легионами прибрали к рукам Западное, а затем и Восточное Средиземноморье. Помпеи процветали и как оживленный рынок, и как популярнейший курорт. Каждое лето тысячи римлян стекались сюда насладиться мягким климатом и видами Неаполитанского залива. Среди тех, кто приобрел здесь особнячок, был и знаменитый оратор Цицерон. Город вошел в моду, роскошь стала нормой жизни.

Помпеи богатели не зря и отреагировали на потрясение строительным бумом. Художественная коллекция местного политика Юлия Полибия найдена сложенной в одной из комнат, пока остальная часть особняка радикально реконструировалась. Работы продолжались вплоть до памятного извержения Везувия.

Самые крупные общественные здания находились вокруг Гражданского форума, на юго-западе города – там, откуда он начал застраиваться. Здесь стоял храм Аполлона – древнейшая из построек Помпей, судя по находкам греческой керамики VI в. до н.э. Рядом была Базилика – крытый рынок и одновременно здание суда, лучше всего сохранившееся из крупных сооружений. Граффити позволяют датировать его II в. до н.э. Окруженный колоннадой главный зал дает представление о коммерческих успехах города. У одного из торцов – место судьи. На стенах надписи: «Луций Истацидий, – пишет горожанин, – не пригласивший меня разделить его трапезу, – варвар!»

С противоположной стороны форума – здание Эвмахии. Это условное название дано по надписи внутри, сообщающей, что весталка (жрица Весты) Эвмахия оплатила строительство, посвятив его «миру и гармонии Августа».

Мацеллум, или главный рынок, стоял в северо-восточном углу Форума. Видны ряды прилавков, окружавших главное здание, и остатки зерна и фруктов, продававшихся на них в роковой августовский день 79 н.э. Канава, набитая рыбьими костями, указывает положение рыбного ряда. Рядом – общественные бани.

Что касается общественных бань, то в Стабийских была палестра (спортплощадка), плавательный бассейн, раздевалки и моечные с разной температурой. Рядом располагался публичный дом.

В булочной фреска вверху изображает повседневную покупку хлеба. Археологи раскопали целую пекарню (слева) с караваями в печах. Пшеница поступала в Помпеи из Египта и Туниса, зерно тут мололи жерновами, которые вращались людьми или животными.

Руины театра в Помпеях

Вторая группа общественных зданий концентрируется вокруг Треугольного форума, вдоль восточной стороны которого находился «культурный центр» города. Самый крупный театр вмещал (под открытым небом) 5000 зрителей. Римляне были завзятыми театралами. Они любили классическую драму, комическую пантомиму, грубый бурлеск с клоунадой, танцами и акробатикой. Для роскошных морских постановок сцену могли превратить в бассейн, а в жаркие дни публику опрыскивали ароматной водой.

Третья группа общественных зданий включала амфитеатр и палестру, или гимнасий. Устраивая для сограждан бесплатные зрелища, политики всегда добивались необходимой популярности. Вероятно, именно поэтому стройку здесь около 80 до н.э. финансировал богатый землевладелец и один из помпейских магистратов Кай Квинктий Бальб.

Сюда ходили смотреть «спортивно-цирковые» программы – клоунады, пантомимы, кулачные бои, фехтовальные турниры. Но, конечно, больше всего толпа любила кровь: бои насмерть гладиаторов между собой и с дикими зверями. Гладиаторы делились на несколько «команд». Например, у «фракийцев» были короткие мечи, щиты и шлемы с забралом, а у «ретиариев» – сети и трезубцы. Победители становились настоящими героями – их имена воспеваются множеством граффити.

Частная жизнь жителей Помпей

Находя «потехе час», помпейцы не забывали о честном заработке. Один из городских ремесленников выложил в своем доме мозаичный лозунг: «Лишь заслуженное радует». О размахе производства и торговли можно судить по прилавкам, которые то и дело попадаются у входов в дома. В текстильной мастерской, судя по надписи, принадлежавшей некоему Верекунду, фрески демонстрируют всю технологическую цепочку: чесальщицы, корпящие на скамьях; потные красильщики над кипящими чанами; сам хозяин, гордо демонстрирующий клиентам готовые отрезы.

Место постоялого двора определили по найденным в нем кувшинам. На некоторых из них читается адрес получателя: «Помпеи, около амфитеатра, хозяину гостиницы Эвксину».

В типичном помпейском доме парадная дверь вела в короткий коридор между двумя комнатами, обычно мастерскими. На другом конце находился центральный крытый двор, атрий. Через него попадали в семейную столовую – таблиний. Отсюда дверь выходила в садик-патио.

Дом Фавна (названный так по статуе в саду) отличался вторым атрием с прилегающими комнатами, а также двумя патио, окруженными колоннадами. На мощеном полу одной из колоннад обнаружен скелет женщины, вероятно, задохнувшейся вулканическими газами при попытке спасти свои драгоценности. Вокруг разбросаны золотые вещицы, похоже, типичные для средней помпейской семьи.

Для людей состоятельных делом чести было выстроить загородную виллу. Южнее Помпей раскопана Вилла мистерий, названная так за полный цикл стенных росписей, посвященных мистериям в честь бога вина Диониса. Здесь, как и в других местах города, смерть застигла людей врасплох: работники задохнулись в подвалах, пара женщин погибла пол обломками здания, привратник свалился поперек топчана в своей темной сторожке.

Даже исследователей удивляет роскошь помпейских домов. В них много мраморной и бронзовой скульптуры, дорогой посуды. Статуи явно навеяны греческими образцами и стоят у внутренних фонтанов, в колоннадах, патио.

В 1978 в доме Юлия Полибия нашли бронзовую фигуру молодого человека в полный рост. В доме Менандера в деревянном сундуке лежали завернутые в шерсть и ткань 118 серебряных блюд и тарелок – чтобы не мешались в ходе шедшего капитального ремонта.

Завершая рассказ о множестве открытий, сделанных учеными в Помпеях, хочется процитировать скромное уличное граффити: «Удивляюсь я, о стена, – нацарапал прохожий, – что еще не рухнула ты под грузом нашей праздной болтовни».

Оцените статью:
Рейтинг: 5 (Голосов: 1)

Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ