Тайны и загадки шумерского города Ура Халдейского

Тысячелетиями песчаный холм на юге Месопотамии скрывал остатки процветавшего некогда города. Здесь стоял древний Ур, раскопки которого пролили свет на одну из темных страниц истории. «ИЗ УРА ХАЛДЕЙСКОГО» — так определяет Книга Бытия родину Авраама, откуда его семья отправилась «в землю Ханаанскую». Этот эпизод — один из ключевых в Библии, поскольку по дороге патриарх заключил завет с Богом и с его благословения дал начало еврейскому народу.

Раскопка древних руин Ура Халдейского

В середине XIX в. ученые поняли, что в Ветхом Завете Библии упоминаются реальные исторические события, места и люди. Потрясающие находки в Ниневии и Хорсабаде на севере Месопотамии дали информацию об ассирийских царях, также фигурирующих в Ветхом Завете. На волне вспыхнувшего интереса английский дипломат Дж.Тейлор в 1854 решил изучить на юге Месопотамии холм с древними руинами из сырцового кирпича, известный среди местных жителей как Талль-аль-Мукай-яр. Археология тогда только зарождалась, и раскопки велись в основном ради диковинных реликвий, а не ради детальной научной информации. Тейлор надеялся нарыть что-нибудь интересное для Британского музея.

Покопавшись у основания холма, Тейлор велел рабочим вскрыть его вершину. Нашли несколько глиняных цилиндров с клинописью, которые отослали в Лондон и на этом успокоились. После ухода археологов местные бедуины стали растаскивать древние кирпичи, сравнивая руины с землей. Вандализм прекратился когда британец Р.К. Томпсон, в прошлом ассистент Британского музея, попытался спасти оставшееся. Его энтузиазм был вознагражден. Глиняными цилиндрами, найденными Тейлором, впервые всерьез заинтересовались. Расшифровка их надписей показала, что здесь была башня, воздвигнутая в III тысячелетии до н.э. шумерским царем III династии Ур-Намму (конец XXII — начало XXI в. до н.э.).

Название Ур известно из Библии. Значит, именно здесь стоял этот шумерский город, впоследствии семитизированный и ставший родиной Авраама в XIX в. до н.э., а около 1000 до н.э. заселенный новой волной семитов из пустынь Аравии — халдеями. Три ключевых изобретения резко повысили уровень жизни жителей этого города: пахота на запряженных в плуг быках, колесные повозки и дойка рогатого скота, давшая молоко.

Появившиеся продовольственные излишки позволили освободить часть населения от сельского труда. Деревни стали городами, где сосредоточились ремесленники — гончары, ткачи, металлурги. Возможно, именно в Уре впервые додумались (в IV тысячелетии до н.э.) изготовлять отливки, используя воск. Из воска лепили модель, которую покрывали глиной. Потом все это обжигали, воск плавился и вытекал через отверстия — получалась форма, куда заливали металл.

Высокий уровень развития Ура Халдейского

В 1923 истинное величие Ура открыла англо-американская экспедиция, возглавленная Леонардом Вули. Она раскопала храмы, склады, мастерские, обширные жилые дома, бесчисленные мелочи повседневной жизни. Однако главные находки были сделаны на царском кладбище, которому почти 5000 лет. Здешние склепы хранили ценности, сравнимые с раскопанными годом ранее в Египте сокровищами Тутанхамона. Только их владельцы отошли в мир иной на 1000 лет раньше, чем этот фараон оказался на престоле.

Из месопотамских находок складывался портрет удивительно развитого народа. Культура, процветавшая в низовьях Евфрата и названная шумерской (по имени загадочного народа, пришедшего сюда «из страны высоких гор», видимо, с Кавказа), стала поворотным пунктом в истории человечества. Плодородная почва была источником благосостояния этого региона. Русла Тигра и Евфрата в низовьях постоянно мигрируют, образуя обширную общую долину с толстым слоем аллювиального ила. Нерегулярные разливы грозили здесь опасными наводнениями, однако, поэтому купцы меняли дары земли и плоды ремесла на камень, дерево и руды. Торговля породила необходимость в учете — пришлось изобрести арифметику и письменность.

С 3500—3000 до н.э. в Шумере вырастает целое созвездие городов, включая Ур, Урук, Эриду, Лагаш и Ниппур. Выше по течению их культуру распространяют шумерские колонии, например Мари. Это были настоящие города.

Выгодное положение на Евфрате делало Ур важной перевалочной базой. В ту эпоху город, вероятно, стоял в устье реки, практически на Персидском заливе (потом наносы Гигра и Евфрата отодвинули море на 100 км). К первым векам III тысячелетия до п.э. Ур достиг первого пика процветания.

Сокровища в захоронениях Ура Халдейского

В 1927 группа Вули раскопала к юго-западу от города царское кладбище. Было вскрыто 2000 могил так называемого Раннединастического периода (ок. 2800—2400 до н.э.). Захоронения располагались тесно, часто одно под другим. Многие были уже разграблены, однако несколько нетронутых дали отличный урожай удивительных по технике изготовления изделий. Щедрые захоронения встречались часто, но содержимое 16 катакомбных склепов с каменными и кирпичными погребальными камерами превзошло самые смелые ожидания.

Царицу Пуаби, жившую около 4600 лет назад, похоронили с деревянной колесницей, украшенной мозаикой из самоцветов и белых раковин. Здесь же были девять фантастических головных уборов из лазурита и сердолика с плоскими золотыми подвесками, отчеканенными в виде буковых и ивовых листьев.

Золото сверкало повсюду. Из него были даже наконечники копий. Все находки поражали тонкостью работы. Одновременно прояснялись особенности погребального обряда. Похоже, в Раннединастический период членов царской семьи хоронили с целой свитой. Вули реконструировал мрачное великолепие похорон следующим образом. Царственное тело укладывали в конец длинной наклонной шахты. Эту камеру запечатывали, после чего под землю направлялась обреченная вереница придворных, воинов, слуг и музыкантов. Пышно разодетые, они, по жуткой формулировке Вули, требовались в могиле «для мебели». Каждый нес кубок с зельем, который выпивал по дороге в вечность. Музыканты играли до последнего вздоха. Наконец, могила засыпалась, на ней зажигали огонь и правили тризну.

Все 16 царских захоронений свидетельствуют о массовых погребениях. Вместе с господином в загробный мир отправлялось до 80 человек. Самая крупная гробница была почти пустой: украли все, кроме уникальной вещицы — деревянной коробочки длиной 45 см с тонкой мозаикой из раковин и лазурита. Ее условно назвали «Царским штандартом». Она состоит из двух сходящихся домиком прямоугольных дощечек с торцевыми треугольниками.

С начала III тысячелетия до н.э. в Месопотамию из Сирийской и Аравийской пустынь приходили пастушеские племена семитов (с середины III тысячелетия — массами). Постепенно они становились оседлыми, воспринимали шумерскую культуру и даже основывали свои города, такие, как Аккад, Исин и Вавилон. К 2370 до н.э. север Двуречья был семитизирован. А в это время оставшийся шумерским Юг раздирали междоусобицы.

Торговля распространяла влияние Шумера далеко за его пределы. Суда из Ура плавали вдоль аравийского побережья, достигали низовьев Инда. В город Ур-Намму стекались огромные средства. Дерево, драгоценные камни и серебро шли вниз по Евфрату из Ливана и гор Аман. Суда из Ура плавали вдоль аравийского побережья, проходили через Ормузский пролив, вдоль Ирана и достигали низовьев Инда.

Из Аравии везли золото и ладан — крупная база выросла в Дильмуне (ныне Бахрейн) в Персидском заливе. Олово и лазурит поступали в Ур из Ирана, Афганистана и с Кавказа, а медь — из Омана, известного шумерам как Маган. Страна Мелухха в Индском регионе давала дерево, агат, сердолик и слоновую кость.

Святилища и храмы Ура Халдейского

Над всеми сооружениями возвышалась ступенчатая пирамида, посвященная покровителю Уpa, богу Луны Нанне (семиты звали его Сип). Это был так называемый зиккурат — характерная для месопотамской цивилизации структура, недоступное для наводнений святилище. Время превратило башню в руины, но она сохранилась лучше всех прочих построек такого тина в Двуречье.

Три ее массивных яруса гармонично объединялись наружными лестницами и деталями облицовки. Венчалось все это храмом Нанны. Вокруг основания башни располагался обширный двор, другой, поменьше, был с северо-запада. По их периметру шли святилища. Они включали в себя внутренние дворы. На священной земле находились также мастерские и склады зерна, масла, шерсти, фруктов, скота для приношений богу Луны.

Тут же были царский дворец, использовавшийся во время церемоний, а сразу за оградой — еще одно царское кладбище. Однако оно сильно разграблено, и ценностей, сравнимых с находками в древних могилах, здесь не обнаружено. Улочки Ура были узкими, некоторые прямыми, но большинство просто петляло между маленькими кварталами. Шумерские тексты говорят о широких проспектах и просторных общественных садах, однако их развалины археологи пока не нашли.

Жизненный уклад в древнем Уре

Дома простого народа были скромными, с помещениями вокруг патио. Зажиточные урцы порой позволяли себе второй этаж, выходящий на внутреннюю деревянную галерею. В домах знати были спальни, гостиные, кухни, ванные, помещения для слуг, а нередко и личные часовни.

О мебели особо не думали. Обычно использовались высокие табуреты, иногда складные, стулья с прямой спинкой, низкие столики. Утварь, включая горшки и блюда, хранили в сундуках. Полы обычно делали из необожженного кирпича или гипса и покрывали циновками или шкурами.

Глиняные таблички позволяют в деталях реконструировать жизнь горожан. Если муж хотел развестись, он просто платил жене установленную сумму серебром. Жену за уход от мужа полагалось бросать в реку. Измена замужней женщины каралась смертью, а ее супруг мог заводить наложниц и гулять в свое удовольствие.

Дети бедняков с малых лет трудились рядом с родителями в поле или мастерской — если отец не продавал их в рабство. Школу, называвшуюся «домом табличек для письма», посещали лишь отпрыски зажиточных семейств. Образование, т.е. освоение более 600 клинописных знаков, было долгим удовольствием. Каждый день все школяры учились читать и копировали с таблички текст, написанный накануне.

Грамотность ценили как редкий дар. Таблички содержат имена 500 писцов с данными об их происхождении и привилегиях. Это сыновья писцов, наместников, жрецов, храмовых служителей, ремесленников и дворецких. В списке всего одна женщина. Видимо, она училась на дому - школы, судя по всему, были только мужскими.

Писцы составляли верхний ярус общественной пирамиды, завершаемой царем. Карьера чиновника зависела как от его способностей, так и от расположения государя. Однако шансы выбиться в люди были довольно велики. Многие амбициозные грамотеи, начав скромными курьерами или агентами при перевозимых между городами грузах, буквально взлетали к вершинам. Некий Ир-Нанна, например, из посыльного стал главой всей курьерской службы, затем «энси» (наместником) шести городов и «плагином» (префектом) восточных провинций.

Древние ремесла Ура Халдейского

В городе процветало и свое производство. Женщины в многочисленных мастерских пряли овечью и козью шерсть. Производились и льняные ткани, но только для жрецов. Мужчины-ремесленники объединялись в гильдии, «эрены».

Профессия обычно передавалась от отца к сыну, и жилые кварталы соответствовали ремесленным слободам плотников, столяров, камнерезов и т.п. Гильдии работников по металлу, особенно златокузнецов, строго контролировались царскими старшинами. Готовая продукция сдавалась управляющему под расписку. Старший контролер проверял, не ушла ли часть металла налево. По расписке мастера получали зарплату, выраженную в мерах ячменя.

На дне общества жили рабы. Жизнь их была тяжела — работали без выходных (исключение для женщин в определенные дни). Рабов-должников (как соплеменников) нельзя было, подобно скоту, приносить в подношение (остальных можно). В течение года обычно умирало до трети и больше рабов (данные по конкретным хозяйствам).

При III династии Ура значительная часть земли и все ремесло были царско-храмовыми. Большинство шумеров составляли не горожане, а поденщики, работавшие на земле (в том числе у частных хозяев). Много сил требовало водное хозяйство: очистка каналов, ремонт дамб, управление воротами шлюзов в периоды засухи. Поля пахали деревянными сохами с воронками, через которые сыпались семена. Это были первые в мире сеялки — свидетельство необычайной изобретательности шумеров: орудия такого типа появились в Европе лишь в XVIII в.

Сезонный цикл земледелия окружали мифы. Почитался бог растительности Думузи, чей осенний уход в подземный мир отмечался процессией плакальщиц, скорбевших под звуки флейты. Другой праздник приветствовал воскрешение усопшего - вместе с новым урожаем пшеницы. Кроме полей возделывались огороды и сады, дававшие огурцы, чечевицу, дыни, лук и гранаты, которые шли на рынок, а также в храмовые и дворцовые кладовые. Овцы и козы паслись по окраинам плодородной зоны, вдоль границы с пустыней. Грубая трава здесь не подходила крупному рогатому скоту, поэтому его откармливали доставлявшимся с полей ячменем. Дороги были торными, однако «пошаливали» кочевники-семиты из пустыни.

Свидетельства о всемирном потопе при раскопках города

Исследуя Ур, Вули нашел кое-что, возможно, говорящее о месте и времени потопа. Копая под царским кладбищем, он наткнулся на трехметровую толщу ила, который вклинивался между непрерывно чередующимися культурными слоями. Выше и ниже него залегали черепки, датируемые примерно 4000 до н.э., но сам он был «пуст». Ил соответствовал речным наносам, которые погребли под собой поселок в результате наводнения.

Был ли это тот самый упоминаемый в табличках великий потоп, поглотивший всю долину Гигра и Евфрата? Вули не сомневался. Нынешние ученые более осторожны. Наводнение не было таким крупным, как показалось Вули. Шумерская история знала речные разливы и помощнее. А поскольку мифы о потопе известны по всему миру, более вероятно, что в них сохранилась память поколений о глобальном событии — подъеме талых вод в конце последней ледниковой эпохи, примерно в 8300 до н.э. Об очищающем омовении земли рассказывают и ацтеки в Мексике, и индусы в Индии. Как бы там ни было, шумерская легенда потрясла воображение семитов, в том числе Авраама, и легла в основу библейской версии потопа.

Эпоха увядания Ура Халдейского

Современная цивилизация многим обязана изобретательным шумерам: колесом, плугом, городской жизнью, социальной организацией и даже письменностью. Трудно поверить, что такая великая культура стала забытой. Однако на то были веские причины. Древние города Шумера стали вавилонской провинцией. В VI в. до н.э. последний вавилонский царь Набонид (вместе с сыном Валтасаром) частично перестроил великий зиккурат. А после того как Вавилония в 539 до н.э. была взята персидским (иранским) царем Киром, центр ближневосточной цивилизации сместился на Иранское нагорье, к столицам великой империи Ахеменидов.

Конец его наступил внезапно около 316 до н.э. Евфрат, много веков обеспечивавший процветание Ура, изменил свой маршрут. Его русло мигрировало на 14 км к востоку. Речная торговля замерла. Каналы, орошавшие поля, пересохли. Город оказался в положении кита, выброшенного на пустынный берег.

Последние жители покинули эти места. Ветры и песчаные бури разрушили постройки, превратив руины в серию пологих бугров, над которыми возвышалась горбатая сопка, названная бедуинами Талль-аль-Мукайяр — «Холм из дегтя».

Wed, 16 Oct 2019 12:59:00 +0300




Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.