Тайны и загадки Петры - древней торговой империи

22 октября 2019 в 19:42

Сейчас рядом с Петрой проходит бетонное шоссе. Оно проложено вдоль гор Эш-Шара, окружающих город, словно крепостной стеной, и связывает иорданскую столицу Амман с Акабой на одноименном заливе с его курортами. Шоссе не ведет в Петру. Единственная дорога туда – по мрачному ущелью, проточенному речушкой Сик. Стоит углубиться в эту темную расселину, пешком или на бедуинской лошади, за первым же поворотом вместе с солнцем исчезает XXI столетие.

Где расположены руины Петры?

С обеих сторон тропы нависают песчаниковые обрывы высотой до 60 м. Почти 2 км вы движетесь по узкому коридору, стены которого местами почти сходятся, оставляя среди мрака лишь полоску неба над головой.

Этот сумрачный путь выводит на выжженную солнцем террасу со сказочно сияющим городом. Песчаник его зданий кажется в зависимости от времени дня красным, оранжевым, нежно-розовым или темно-малиновым. Под вечер вершины фасадов освещаются ярким пламенем вечернего заката, а их основания становятся пепельными, затем угольными, и, наконец, все вокруг растворяется в темноте. Последним исчезает и первым появляется в утреннем свете пик горы Умм-эль-Бийяра, 1200 м над уровнем моря.

Почему здесь, среди скал и бесплодного песка, вырос город? Он возник там, где во времена Христа пересекались два важных торговых пути древности. Первый связывал восток и запад – Аравию и Персидский залив со Средиземным морем; второй соединял юг с севером – Красное море с городами Сирии. Крепость Петра посреди пустыни контролировала этот перекресток. Здесь же был главный источник воды в регионе – Вади-Муса, т.е. долина Моисея. Говорят, этот оазис питал родник, который Моисей будто бы исторг из скалы, чтобы напоить свой народ, блуждавший в пустыне после исхода из Египта. Для верблюжьих караванов в этих краях Петра была поистине землей обетованной.

Обитатели Петры

Горы Эш-Шара создавали колоритный фон для религиозных отправлений набатеев. Перед Эль-Деиром - остатки церемониальной площади.

Обитателей древнего (II тысячелетие до н.э.) города Петры называют набатеями. Они появились как кочевники из пустынь северной Аравии около 400 до н.э., а к 300 до н.э. отметились в летописях, начав превращать свои стоянки в торговые поселения.

Набатеи успешно сопротивлялись попыткам соседних держав подавить их (например, полководца Александра Македонского Антигона), а в I в. до н.э. царство набатеев было довольно сильным и вполне самостоятельным на фоне ослабления эллинистических государств. В том же I в. до н.э. римские войска попытались помочь присоединить Петру к Египту, где правила Клеопатра. Однако набатеи опять отбились.

Купеческий рай Петра

Археологи считают, что «золотой век» Петры соответствует примерно 50 до н.э. – 70 н.э. Долгие годы страной правил царь Харитат IV, известный своей мудростью. Набатеи дали ему прозвище Филодем – «тот, который любит свой народ». При нем и его предшественниках языком набатеев был арамейский. На нем говорила значительная часть Ближнего Востока (семитские народы) и Иисус Христос.

По мнению греческого географа и историка Страбона (64/63 до н.э. – 23/24 н.э.), Петра в период своего расцвета была важным торговым центром Ближнего Востока. Отсюда к Средиземному морю шли аравийские пряности, мирра и ладан. Навстречу – к Красному морю и Персидскому заливу – везли медь, железо, керамику, скульптуры и пурпурные финикийские ткани. На какое- то время Петра так усилилась, что захватила часть территории нынешнего Израиля, а в начале I в. н.э. подчинила даже Дамаск. Когда, согласно Библии, святой Павел бежал из него, спускаясь с городской стены в корзине, он опасался именно набатейской стражи.

Купцы привозили не только товар, но и свежие идеи. Смесь художественно-архитектурных традиций придала Петре уникальный западно-восточный облик. Горожане усваивали военные и технические знания того времени, стали мастерами водосбережения: искусно улавливали стекавшие по камням после дождей потоки, направляя их на поля и в цистерны, и запруживали речушки, не позволяя им пересыхать в летние месяцы. Это позволяло получать среди пустыни удивительные для той эпохи урожаи.

Благодаря своей труднодоступности и довольно сильной армии Петра долго развивалась, почти не зная войн. Могучий Рим, подчинивший Сирию, Палестину и Египет, поставил в зависимость и Петру, а в 106 решил сделать здесь провинцию Аравия. Но набатеи не утратили всей своей самобытности. Гробница одного из римских чиновников, Секста Флорентина, даже выстроена в 130 н.э. в местном стиле.

Вторая жизнь Петры

Рост других городов и появление более удобных караванных путей привели к тому, что в конце 111 в. Петра утратила свое торговое значение. В VII в. сюда пришли мусульмане- арабы, а в XII в. – христиане-крестоносцы, воздвигшие над древним городом собственный замок. После их ухода Петра на 700 лет заснула под песчаным саваном. Ее заново открыл в 1812 отважный швейцарский путешественник Иоганн Людвиг Буркхардт.

Это была колоритная фигура эпохи путешественников- первопроходцев. Самостоятельно овладев арабским и вызубрив Коран, он исследовал Северную Африку и Ближний Восток, переодевшись арабом и представляясь как шейх Ибрахим ибн Абдулла (под этим именем его и похоронили). Прикинувшись мусульманином, Буркхардт проник даже в запретную для христиан Мекку.

Он увидел монументальные фасады Петры на пути из долины Иордана в Египет, где рассчитывал открыть исток Нила. Его поразило увиденное, но бдительный местный проводник запретил экскурсию: не слезая с верблюда, Буркхардт лишь тайком записал увиденное.

Эти беглые заметки приподняли завесу тайны, и в результате Петру детально обследовал в 1826 молодой энтузиаст француз Леон де Лаборд. Его опубликованный в 1830 великолепно иллюстрированный труд «Путешествие в Петровскую Аравию» в полном блеске продемонстрировал жемчужину пустыни глазам европейцев. Лаборд обнаружил следы развитой культуры. Накопленные богатства позволили Набатейскому царству украсить свою столицу произведениями зодчества. Здешний архитектурный стиль с колоннами, фронтонами, карнизами и нишами близок к греко-римскому.

Из свидетельств древних историков видно, что царство набатеев было своего рода племенной монархией. Споры решались на основе законов обычного права и арбитражных решений. Женщины занимали в обществе уважаемое положение. Государством управлял царь с помощью нескольких помощников. Историки пишут, что они порой сами прислуживали своим гостям, соблюдая старинный кодекс пустынного гостеприимства.

Каменные памятники Петры

Сейчас от города осталось немногое. В свое время всю котловину, где стоит Петра, занимали тысячи жилых домов, постоялых дворов, конюшен и складов. Однако большинство построек были саманными – из высушенной на солнце глины с хворостом и соломой. Естественно, они давно рассыпались. Остались лишь руины огромного центрального храма, известного как Каср-эль-Бинт, и более 500 высеченных в скалах фасадов. Самый крупный из них, шириной 46 и высотой 42 м, называют Эль-Дейр, т.е. «Монастырь», поскольку здесь жили христианские отшельники.

За некоторыми фасадами находятся пустые камеры. Сама крупная – внутри Хазне-Фирауна, т.е. «Сокровищницы фараонов». Однако это простой куб со стороной около 22 м и маленькими комнатками по бокам.

Похоже, что, несмотря на внешнее сходство с дворцами, большинство этих сооружений служило не живым, а мертвым. По мнению археологов, в нескольких находились святилища, в остальных – могилы. Их содержимое давно разграбили.

Фасад, известный как Эль-Дейр, считается входом в мавзолей набатейского царя Раббиля II, умершего в 106 н.э. После его смерти царство аннексировали римляне. В следующие столетия роль Петры как торгового узла перехватил Дамаск (Димишк). Деревянные и саманные постройки города постепенно разрушились, оставив от него лишь эти монументальные фасады на песчаниковых обрывах.

Религия на Петре

Набатеи изображали своих богов в виде конических или прямоугольных каменных обелисков, часто со стилизованными чертами лица. Считается, что эти истуканы на плато Джебель-Мадба представляют Душару и его супругу Уззу.

Тысячи набатеев собирались в открытых святилищах Петры, когда жрецы совершали там религиозные обряды, включавшие жертвоприношения животных. На каменных алтарях еще видны желобки для стока крови.

Главный бог набатеев, Душара, отвечал за плодородие, а его супруга Узза – за воду, главную для жителей пустынь ценность. Кроме этого, набатеи поклонялись своим версиям множества восточных божеств. Была еще целая армия полубогов – канонизированных правителей и местных героев.

Религиозные обряды отправлялись под открытым небом на окружающих город «высотах». Этим термином археологи назвали площадки на скалах с вытесанными там алтарями, некоторые из них, возможно, были покрыты листовым золотом. Лучше всего сохранилось святилище, известное как Зиб-Атуф. Оно господствует над внутренним входом в ущелье Сик, и единственный путь к нему – по узкой и крутой лесенке, серпантином вырубленной в песчанике.

Петра - приют христианских монахов и отшельников

Вероятно, правители Петры считали ее процветание гарантированным. Однако, объединив под своей властью Ближний Восток, римляне отдали предпочтение древнему, более экономичному торговому пути севернее – в Сирии. Эта «Диоклетианова дорога» (при императоре Диоклетиане ее замостили) шла на северо-восток от сирийской столицы Дамаска к Евфрату, где товары можно было перегружать на суда и сплавлять вниз до самого Персидского залива.

Одновременно караваны, перевозившие благовония и другие товары через пустыни Аравии, были вытеснены водным транспортом – по Красному морю. Корабли курсировали между Александрией (Египет), Южной Аравией, Индией, плавали и дальше. К концу III в. Петра полностью утратила свое значение, зато расцвела Пальмира – главный город на «Диоклетиановой дороге», в 210 км от Дамаска.

Вместе с купцами из города ушли богатства и многие жители. Постоялые дворы закрылись, рынки опустели, окружающие хозяйства были заброшены. С V в. Петра стала приютом христианских монахов и отшельников. Мусульманское завоевание в 636 не оживило город. Когда в 762 арабские халифы перенесли столицу Халифата из Дамаска в Багдад, дорога к Петре практически опустела. В XII в. крестоносцы, вдохновленные взятием Иерусалима, заняли опустевшую Петру и построили над ней крепость, рассчитывая контролировать путь к Красному морю.

Руины их крепости сохранились, а гарнизон вскоре покинул ее вслед за другими крестоносцами, отброшенными египетскими султанами назад в Европу. Остались редкие крестьяне, стада коз и кочевники, которые со временем отправились искать пастбища получше.

Скульптуры, яркие фрески и великолепная керамика Петры – все практически полностью исчезло. Виноваты грабители, песчаные бури и палящее солнце. Об оазисе цивилизации среди пустыни напоминают лишь фасады, вытесанные в розово-красных скалах и скрытые за мрачной тесниной Сика.


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы