Биоэнергетика | Физиогномика | Хиромантия | Графология » Тайны и загадки истории » Древние цивилизации » Македония, империя Александра Великого – интересные факты из истории

Македония - античное царство Александра Великого

По мнению римского историка Юстина, если бы судьба не столкнула между собой полководцев Александра после его смерти, то в Македонии появилось бы много Александров вместо одного.

Наследники Александра Великого – претенденты на царский трон в Македонии

Ближайшие сподвижники царя (их называли диадохами — «наследниками»), на которых в 323 г. до н. э. легла тяжесть управления его огромной империей, были незаурядными личностями: смелыми и решительными воинами, опытными полководцами, умелыми дипломатами. Они, однако, имели принципиально различные взгляды на будущее великой державы, созданной их вождём.

Одни считали, что власть в ней должна принадлежать представителям македонского царского дома Аргеадов — потомкам и родственникам Александра Великого. Этой идеи до конца своих дней придерживался Пердикка, которому Александр, умирая, будто бы передал свой перстень, сказав при этом: «Достойнейшему». Опытнейший полководец Филиппа II Антигон Одноглазый и его сын, чрезвычайно амбициозный и энергичный Деметрий Полиоркет (Осаждающий города), также стремились сохранить целостность державы Александра. Правда, желали сами господствовать в ней.

Именно они в 306 г. до н. э. после победы в крупном морском сражении провозгласили себя царями. Их примеру последовали и остальные диадохи. Наиболее дальновидными оказались те из «наследников», кто осознал, что реально удержать власть лишь в каком-то одном регионе. Каждый из них и пытался утвердиться: Птолемей — в Египте, Селевк — в Сирии и Месопотамии. Кассандр — в Македонии, Лисимах — во Фракии. Так в бывшей империи Александра появилось сразу шесть царей.

Сохранение единой державы оказалось невозможным. В то время не существовало социально-экономической основы, необходимой для объединения в рамках одного государства многих народов. Слишком уж они разнились по своему происхождению и уровню общественного развития. К тому же в этом не было заинтересовано абсолютное большинство македонской военно-политической элиты. Отсутствовали и средства связи, достаточно эффективные для того, чтобы управлять такой территорией из единого центра. Наконец, преобладание натурального хозяйства, нацеленного на самообеспечение, вело к экономической, а в какой-то мере и политической самостоятельности отдельных регионов.

Ожесточённые войны между прежними боевыми товарищами продолжались почти без перерывов до 280 г. до н. э. В ходе конфликтов диадохи перебили всех родственников Александра Великого: погибли его мать Олимпиада, сводный брат Филипп Арридей, жена Роксана, сыновья Александр и Геракл. Не лучшая участь постигла и самих диадохов: из них только Птолемей умер естественной смертью в преклонном возрасте.

Диадохам, несмотря на все их усилия, лишь отчасти удалось достичь тех целей, за которые они так долго боролись, — создания и стабилизации собственных царств. После смерти «наследников» Александра ведущими фигурами в политике эллинистического мира стали их дети, названные эпигонами («рождёнными после»).

Нападение галатов на Македонию

Антиох I и Птолемей II, сыновья Селевка I и Птолемея I соответственно, сумели закрепиться во владениях своих отцов. Однако Македония на протяжении многих десятилетий продолжала переходить из рук в руки. Особенно тяжёлым для Македонии и её народа оказалось нашествие галатов — кельтских племён, переселившихся в IV в. до н. э. с запада на среднее течение Дуная. В 279 г. до н. э. галаты, воинственные и чрезвычайно жестокие варвары (античные авторы приписывают им даже людоедство), решив найти более благоприятные для жизни земли, вместе со всем имуществом, женщинами и детьми стали переселяться в южную часть Балканского полуострова. Они вторглись во Фракию (где часть их осела), Македонию и Грецию, а затем переправились в Азию, сея повсюду смерть и разрушения.

Римский писатель-сатирик II в. н. э. Лукиан сохранил описание сражения, которое около 275 г. до н. э. дал галатам сирийский царь Антиох I где-то в Малой Азии. Варвары имели как количественный, так и качественный перевес в силах: у них было много тяжеловооружённой пехоты, конницы и боевых колесниц, тогда как в войске Антиоха преобладали легковооружённые воины. Но у царя оказался свой «козырь» — 16 боевых слонов, с которыми кельты до того не сталкивались. Введённые в битву в решающий момент, слоны дезорганизовали конницу и колесницы галатов, внесли ужас и смятение в их ряды и обеспечили Антиоху успех в сражении. Царь же, когда его поздравляли с победой, выглядел удручённым, потому что одержал верх в битве лишь благодаря этим животным. Он приказал вырезать на победном монументе только изображение слон, и ничего более.

Нашествие галатов в Грецию и Малую Азию произвело на современников столь сильное впечатление, что рассказы о нём сопровождались массой анекдотических историй и домыслов. Так, греческий автор II в. Павсаний пишет, что во время сражения эллинов с галатами при Фермопилах (почти ровно через 200 лет после подвига спартанцев Леонида!) на стороне греков будто бы выступили мифические герои.

Пирр – достойный преемник Александра Македонского

И современники, и историки последующего времени считали Пирра одним из лучших военачальников, уступавшим в этом отношении разве что Александру Великому (так, в частности, полагал знаменитый карфагенский полководец Ганнибал). Вместе с тем эпирский царь был чрезмерно склонен к опасным и рискованным военно-политическим акциям, которые современные учёные зачастую оценивают как авантюрные. Антигон Гонат говорил, что Пирр напоминает ему игрока в кости, который сделал ловкий бросок, но не знает, как им воспользоваться. Смерть Пирра в 273 г. до н. э. оказалась под стать его бурной жизни: во время сражения на улицах Аргоса его убила женщина, бросившая в царя с крыши дома черепицу. Позже аргосцы утверждали, что образ этой женщины приняла богиня Деметра, покровительница города, и на месте гибели Пирра они воздвигли храм в её честь.

Греческий историк и биограф Плутарх 11-11 вв. н. э.) передаёт содержание беседы Пирра с его приближённым и другом философом Кинеем. Царь высоко ценил мудрость и дипломатический талант этого человека и даже говорил, что тот своими речами взял больше городов, чем он сам с мечом в руках. Накануне отправки в Италию Киней спросил царя о его планах, и Пирр с воодушевлением рассказал ему о своих великих замыслах: установление господства над Италией и Сицилией, переправа в Африку и победа над Карфагеном, а затем возвращение в Европу и достижение полного контроля над Грецией и Македонией... «А что мы будем делать потом?» — спросил философ. «А потом, — с улыбкой ответил Пирр, — у нас будет достаточно времени на ежедневные пиры и приятные беседы» «Но что же сейчас мешает нам пировать и беседовать, не подвергаясь опасности самим и не причиняя бедствий другим?» — прервал его Киней. Царя расстроило столь обескураживающее замечание друга, но он не был бы Пирром, если бы отказался попытать счастья с оружием в руках...

В борьбе с пшатами и вытеснении их из Македонии особо отличился сын Деметрия Полиоркета — Антигон Гонат. показавший себя изворотливым политиком и хорошим военачальником. В 27б г. до н. э. Антигона провозгласили царём Македонии. Отстаивать свою власть ему пришлось в борьбе с Пирром — царём небольшого и до того незначительного государства Эпир в Западной Греции, одним из наиболее ярких политиков своего времени: Он прежде всего прославился тем, что в 280—275 гг. до н. э. по просьбе полисов Великой Греции, теснимых римлянами и карфагенянами, совершил поход на запад, в Южную Италию и на Сицилию.

В ходе этой кампании эпирский царь сначала нанёс своим противникам ряд поражений. Но затем недовольство его греческих союзников, вызванное жёсткой политикой по отношению к ним, и неудачи в борьбе с карфагенянами и римлянами вынудили Пирра возвратиться в Грецию. Здесь он тоже не оставил своих амбициозных планов, разбил Гоната и изгнал его из Македонии. И всё же после смерти Пирра именно Антигон окончательно утвердился на македонском фоне.

Правление династии Антигонидов в Македонии

После бурных военно-политических перипетий в Македонии окончательно утвердилась династия Антигонидов. Она стояла у власти на протяжении более 100 лет. Эти правители для обоснования прав на престол возводили свою родословную к царскому дому Аргеадов и старались во всём следовать великим македонским монархам — Филиппу и Александру.

Македония, не столь богатая, как державы Селевкидов и Птолемеев, играла важную роль в межгосударственных отношениях. Большую часть населения страны, как при Филиппе II и Александре Великом, составляло свободное крестьянство, оно образовывало ядро армии Антигонидов — знаменитую македонскую фалангу. По-прежнему сильна была и аристократическая македонская конница. Армия вооружалась в основном на средства царской казны.

Нового подъёма Македония достигла в долгое правление Антигона Гоката (276—239 гг. до н. э.). Главное внимание этот царь уделял расширению своего господства и политического влияния в Греции, для чего во многих полисах Эллады установил и поддерживал тиранические режимы.

Сын Гоната — Деметрий II (239—229 гг. до н. э.) почти всё своё правление провёл в войнах и умер в ходе борьбы с вторжением северо-балканских племён — дарданов. Его сын Филипп, в то время ещё ребёнок, разумеется, не мог управлять государством. Оставалось неясным, кто займёт престол. Поэтому представители македонской аристократии, чтобы не допустить разрастания политического кризиса, возвели на трон двоюродного брата Деметрия — Антигона, обязав его передать власть Филиппу по достижении им совершеннолетия,

Антигон Доси (229—221 гг. до н. э.) воевал не только в Греции, но и в Малой Азии. В Элладе же ему удалось после ряда удачных кампаний усилить своё влияние и создать так называемый Эллинский союз, в который вошли союзники Македонии под её верховенством.

Война Македонии с Римом

Главной государственной идеей во времена правления Филиппа V (221 — 179 гг. до н. э.) и его сына Персея (179—168 гг. до н. э.) стала борьба с Римом, пытавшимся закрепиться на Балканах. Многочисленные конфликты в Греции с активным участием Филиппа привлекли внимание римского сената, что вызвало Первую Македонскую войну (215—205 гг. до н. э.). Она завершилась, можно сказать, вничью. Однако в 202 г. до н. э. Филипп развязал в Малой Азии новую войну, в ходе которой незаконно захватил ряд автономных полисов и ущемил интересы римского союзника, Пергамского царства.

В начавшейся затем Второй Македонской войне с Римом (200—197 гг. до н. э.) Филипп потерпел поражение, и македонское политическое влияние в Элладе было ликвидировано после провозглашения римским полководцем Титом Фламинином «свободы» всех греков.

По окончании Второй Македонской войны Филипп получил статус друга и союзника римского народа. В дальнейшем он не предпринимал никаких действий, которые могли быть истолкованы как враждебные по отношению к Риму, хотя часть проримски настроенных античных историков и приписывают ему подготовку реванша. Ещё более отчётливо эта мысль выражена в адрес последнего царя независимой Македонии — Персея, сына Филиппа. Он пытался увеличить мощь и престиж своего государства в Греции, избегая, однако, конфликтов с Римом.

Римский историк Тит Ливий пишет, что Персей дважды в день перечитывал текст договора, заключённого его отцом с римлянами: очевидно, он не имел намерения его нарушать. Тем не менее, само существование независимой Македонии вызывало недовольство сената, который в 171 г. до н. э. постановил вести войну против Македонии, обвинив Персея в подготовке агрессии. В 168 г. до н. э. Персей был разбит, взят в плен и вскоре умер. Его царство римляне разделили на четыре «республики, намеренно лишив их экономического и административного единства. В 149 г. до н. а в Македонии вспыхнуло антиримское восстание, после подавления которого три года спустя она стала римской провинцией.

26 июля 2020 в 15:41

Редактор Astromeridian.ru




Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.