Тайны и загадки Карфагена - торговых ворот Запада

17 октября 2019 в 4:59

Карфаген, на полпути между Афинами и Римом, был одним из главных экономических и политических центров древнего Средиземноморья. Фактически он чуть было не занял их место в качестве предшественника всей западной цивилизации. В 216 до н.э. карфагенский полководец Ганнибал теоретически мог взять Рим и изменить ход мировой истории. Однако судьба распорядилась иначе, и через 70 лет с лица земли исчез его родной город.

Основание Карфагена

Древний Карфаген, основанный финикийцами, стал самым опасным врагом набиравшего силу Рима. В смертельной схватке, растянувшейся почти на 120 лет, великий город и своеобразная культура были уничтожены римлянами.

Мало что осталось от мегаполиса, стоявшего некогда на берегу Тунисского залива. Римляне так старательно уничтожили Карфаген, что археологические раскопки дают о его жизни лишь самое общее представление. Трудно судить о ней и по тенденциозным сочинениям врагов — греческих и римских авторов.

Карфаген основали финикийцы из города Тир, жители Леванта — восточного побережья Средиземного моря. По языку (семитскому) и происхождению (из аравийских пустынь) они близки к ветхозаветным евреям. Библия называет их хананеями или тирянами. Патриархов они возмущали своим идолопоклонством.

Библия же рисует их купцами и мореходами, плававшими в дальние страны на поиски рабов и ценных руд. Греки знали финикийцев главным образом как работорговцев и купцов, продававших, в частности, драгоценный пурпур — краску, добываемую из морских улиток, которые водятся у ливанского побережья.

На востоке финикийские города пережили пик своего расцвета в XII—VIII вв. до н.э. Их, словно магнит, тянули ресурсы Запада, и уже во II тысячелетии до н.э. они достигали как минимум Гибралтарского пролива. Создавая вдали от родины колонии и фактории, финикийцы наладили регулярное морское сообщение с Гадесом (ныне Кадис) в Испании, где были богатые запасы олова, и Лик- сом на атлантическом побережье Марокко. На пути к этим форпостам своего влияния они основали Карфаген.

Происхождение города туманно. Традиционная дата его основания, 814 до н.э., взята у греческого историка Тимея. Такая древность долго вызывала сомнения, но недавние находки руин начала VIII в. до н.э. говорят о том, что античный автор близок к истине.

Стратегическое положение на побережье Африки обеспечило Карфагену века процветания. Его империя соперничала за доминирование в Западном Средиземноморье с крепнувшим Римом, который, до основания разрушив вражескую столицу, уже в следующем веке создал на ее месте собственную колонию. Эти римские бани выстроены при императоре Антонине Пие в 142, а разрушены вандалами и аланами, взявшими город в 439.

По преданию, город основали беженцы из Тира (ныне в Ливане) под руководством царской сестры Элиссы (римский поэт Вергилий называет ее Дидоной). Вполне возможно, что смута заставила часть тирской элиты эмигрировать с достаточным числом сторонников, чтобы создать на перекрестке торговых путей собственную колонию. Вергилий считает Дидону современницей чудом спасшегося от греков троянского героя Энея. Они полюбили друг друга, но Эней, следуя указаниям богов, отправился из Карфагена в Италию — основывать Рим, а Дидона с горя наложила на себя руки.

Название «Карфаген» происходит от финикийского «Картадашг» — «Новгород». Он стоит на северном побережье Африки (современный Тунис рядом с местом, где северный и южный берега Средиземного моря максимально сближаются. Очевидно, что контроль над узким проливом между восточной и западной частями моря с самого начала обеспечивал городу важную стратегическую роль.

Становление империи

Закрепившись в таком выгодном месте, Карфаген сильно разбогател в основном на работорговле и посреднических операциях. На востоке дела у Финикии шли все хуже. Ее города-государства Тир, Сидон и Библ (ныне Джубайль) со скрипом подчинились мощной Ассирийской империи. После ее краха в конце VII в. до н.э. пришли новые, столь же жадные до податей хозяева — Вавилон, а затем иранская держава Ахеменидов.

Культура финикийцев не угасла (а около 600 до н.э. они по поручению фараона Египта Нехо обошли за два с лишним года на кораблях Африку), однако центр их цивилизации естественным образом переместился в Карфаген. Он начал основывать собственные колонии. К IV в. до н.э. города с пуническим населением, говорившим на карфагенском диалекте финикийского языка (римляне называли западных финикийцев риш), усеяли североафриканское побережье, юг Испании, всю Сардинию и запад Сицилии.

Соперничество с греками и этрусками привело к войнам за влияние в Сицилии и на Корсике. В конце IV в. до н.э. пунийцы пережили черные дни: Агафокл — тиран, правитель Сиракуз, главной греческой колонии в Сицилии — будучи осажденным карфагенской армией и флотом, вырвался из окружения (60 кораблей, 14 000 воинов), преследуемый карфагенским флотом, совершил рейд в Африку, где сжег свои корабли, разбил в 310 до н.э. карфагенское войско (45 000), осадил Карфаген и, в конце концов, добился почетного мира.

Земли вокруг Карфагена относились к плодороднейшим в Северной Африке. К моменту вторжения Агафокла здесь уже возделывали зерновые, овощи, фрукты, разводили делали из эмали такие маски диаметром 4-7 см. Вероятно, их использовали в качестве амулетов, отгоняющих злых духов. Греческий историк Диодор Сицилийский (I в. до н.э.) пишет, с каким восхищением армия его соотечественников взирала на буйные сады и богатые поместья на полуострове Бон (Эт-Тиб) северо-восточнее Карфагена.

Постепенно город взял под контроль все пунийские колонии в Северной Африке и на средиземноморских островах. Родилась империя, и Карфаген стал соперничать с самыми богатыми греческими городами-государствами. Географ Страбон оценивает его население в 700 000 человек. Это кажется преувеличением — даже в Афинах было не более 250 000 жителей. К территории старого города (5 кв. км) необходимо добавить обнесенное стенами предместье Мегара (15—25 кв. км).

Расцвет Карфагена

Еще недавно скудные археологические данные стали быстро накапливаться после 1972, когда ЮНЕСКО призвала «спасти Карфаген». Оказалось, что, описывая его великолепие, древние авторы не преувеличивали. Расцвет города пришелся на так называемый Позднепунический период, с 300 по 146 до н.э.

Основной период роста Карфагена соответствует появлению в его зоне сельскохозяйственных угодий: торговый порт стал превращаться в имперскую столицу. Однако раскопаны остатки и более раннего, скромного города — гробницы, жертвенник, следы нескольких зданий.

Местоположение могил позволяет судить о темпах расширения застройки. Историки считают, что у пунийцев, как и у греков с римлянами, было табу на похороны в городской черте. Следовательно, кладбища примерно ей соответствовали. Но постепенно они забрасывались и застраивались. Например, на холме, господствовавшем над городом, под домами III—11 вв. до н.э. раскопаны захоронения VI в. до н.э.

Цитадель Бирса

На этом холме стояла цитадель Бирса, упомянутая античными авторами как последний оплот карфагенян во время штурма города римлянами. Ниже на склонах археологи раскопали целую «инсулу» (квартал) с окружающими улицами и частями соседних «инсул». Призрачный город начал приобретать плоть и очертания.

Главные постройки группировались вокруг обширной рыночной площади, служившей и местом народных собраний. На вершине холма стоял храм бога-целителя Эшмуна (греческий Эскулап). Соседние здания — жилые и торговые — датируются более поздними эпохами. Они были двухэтажными, возведенными из камня и сырцового кирпича. Стены штукатурили, а пол покрывали мозаикой или цветным цементом. На улицу выходили лавки; к жилым помещениям попадали через арки, ведущие во внутренние дворы.

Другие дома, раскопанные немецкими археологами ниже у берега, построены по такому же плану, но крупнее, и внутренние дворы окружены колоннадой. Это были приморские особняки богачей, хотя вид на само море, наверное, закрывала массивная крепостная стена.

Согласно древним авторам, она была высотой более 12, а толщиной 9 м, с арсеналами и даже слоновьими загонами внутри. Это впечатляющее укрепление протяженностью 32 км окружало весь город, включая гавани и некоторые предместья.

На холме Бирсы под складскими помещениями в нижнем этаже зданий находились оштукатуренные цистерны для сбора дождевой воды. Вероятно, карфагеняне жили на втором этаже.

Достижения Древнего Карфагена

Портовое хозяйство относилось к главным достижениям древнего Карфагена. Каналы вели от моря в два искусственных залива: один для купцов, другой — для военного флота. Крытые гавани могли принять до 220 судов одновременно. Раскопки в военной гавани показали места для кораблей шириной до 5 и длиной до 30 м.

Военные суда были гребными, с мелкой осадкой. Их эффективность в бою сильно зависела от скорости. Глубина гаваней была всего лишь 2—3 м, по площадь торговой составляла более 6 га, а военной — 5 га. Чтобы вырыть такие котлованы, потребовалось вынуть более 190 000 куб. м грунта. Похоже, это сделали не раньше III в. до н.э.

Об экономике известно, что собственное производство было развито слабо и находилось в тени работорговли и посредничества. Ткани производили для местного рынка и немного на экспорт. Недавно в пригороде и в Керкуане раскопали следы изготовления пурпура. Ставными статьями внешней и внутренней торговли были рабы и соленая рыба. Восточные финикийцы прославились изделиями из слоновой кости и металла. Карфагеняне, заимствуя лучшее у соседей, создали собственный художественный стиль. Их мастера (в основном рабы) предлагали разнообразнейший товар — от дешевой бижутерии до изысканных ювелирных изделий и тонкой работы мебели.

Домашняя утварь была в основном импортной — из Этрурии, Египта и Греции. Почти вся найденная в Карфагене тонкая керамика — греческого или греко-итальянского производства. Однако местные мастера лепили терракотовые статуэтки и оригинальные маски карикатурного типа, которые, вероятно, вешали в домах, чтобы отпугивать злых духов.

Карфаген был важным экспортером продовольствия, производимого в крупных рабовладельческих хозяйствах. С IV в. до н.э. зерно отсюда вывозили даже в Афины. В римском сенате Катон Старший, закусив купленным на рынке карфагенским инжиром, снова и снова повторял: «Карфаген должен быть разрушен!»

Жители Карфагена - мореходы

Пунийцы были знаменитыми мореходами. Позднейший римский текст сообщает о некоем Гимильконе, который после многомесячного плавания достиг Бретани и даже Корнуолла. Действительно, карфагенские купцы торговали добывавшимся там оловом. Известно сообщение о карфагенянине Ганноне, который в V в. до н.э., кажется, доплыл вдоль западного берега Африки до Гвинейского залива.

По возвращении он описал свое путешествие на бронзовой табличке, а до нас дошел ее латинский пересказ. Несмотря на сухость изложения и туманность текста, повествующего о реках, горах, вулканах и гориллах (шкуры найдены до 146 до н.э.), можно довольно уверенно нанести четыре основных пункта по линии маршрута: река Себу, Керна (поселение у мыса Агадир на 20'30 с.ш.), река Сенегал и вулкан Камерун у 4° с.ш. (поблизости и были убиты гориллы).

Греческие авторы пишут, что в далеких странах с примитивными культурами пунийцы пользовались «молчаливым бартером»: раскладывали перед дикарями партию товаров и ждали, пока те принесут в обмен достаточное количество золотых самородков. Похоже, сделки были для путешественников выгодными, и обе стороны соблюдали сложившуюся систему.

Сменив Тир в роли центра финикийского мира, Карфаген унаследовал его прочные торговые связи. Он контролировал рынки Средиземноморья, закупая, захватывая и перепродавая рабов, сырье, главным образом золото, серебро, медь и олово, а также готовую продукцию - керамику, ткани, оружие, стекло, ювелирные изделия, бижутерию, мебель и т.д. Карфаген наладил морское сообщение по всему Западному Средиземноморью и с ближайшим побережьем Атлантики. Помимо колоний в Северной Африке, он создал свои базы на юге Испании, Балеарских островах, Сардинии и западе Сицилии. Мелкие острова - Мальта, Гоцо, Лампедуза и Пантеллерия - служили для пунийских моряков своего рода «заправочными станциями».

Идолопоклонничество в Карфагене

Подобно грекам и римлянам, пунийцы были язычниками, верившими во множество богов и богинь, отвечавших за различные стороны жизни. Главными считались Танит (покровительница Карфагена, по функциям соответствовавшая и даже превосходившая финикийских Ашеру, Астарту и Анат) и Баал (Ваал)-Хаммон — покровитель земледелия, а также громовержец. Их союз гарантировал основные для древних цивилизаций ценности — плодовитость людей и продуктивность сельского хозяйства.

Пунийцы пользовались «молчаливым бартером»: раскладывали перед дикарями партию товаров и ждали, пока те принесут в обмен достаточное количество золотых самородков. Почитались и второстепенные божества, некоторые из них соответствовали представителям греко-римского пантеона. Однако от своих современников пунийцы резко отличались зловещим пережитком примитивных религиозных обрядов — человеческими жертвоприношениями.

Этот обычай соблюдался в минойском Крите и других культурах бронзового века, но классические авторы пишут о нем с ужасом. Детали карфагенского ритуала дошли до нас в трудах греческого историка Диодора Сицилийского.

Жертвоприношение совершалось ночью перед огромной бронзовой статуей верховного бога Баал-Хаммона. Родители приводили к ней предназначенного на заклание ребенка двух-трех лет, иногда старше. Церемония сопровождалась громкой музыкой и всеобщим ликованием, возможно, чтобы заглушить плач жертвы. В определенный момент жрец уводил ребенка и тайным способом перерезал ему горло. Труп клали на вытянутые руки статуи, откуда он скатывался в огонь. Считается, что в IV в. до н.э., когда город осадил Агафокл, граждане принесли в жертву Баалу, добиваясь его милости,

Сейчас очевидно, что описание этого жуткого обряда — не прием вражеской пропаганды. В Карфагене и других пунических городах раскопаны святилища, хранящие урны с детским прахом. Эти постройки, условно названные «тофетами» (как жертвенник Ваала в Книге пророка Иеремии), представляли собой огороженные стеной дворики. Урны хоронили в земле, а рядом ставили каменную стелу размером с современное надгробие.

Карфагенский тофет содержит древнейшие свидетельства финикийского присутствия в Западном Средиземноморье — черепки в нижнем слое, датируемом примерно 725 до н.э. Поверх него вплоть до падения города накапливались все новые урны и мемориальные таблички. Похоже, большинство детей убито поодиночке. Анализ зубов и обугленных костей подтверждает, что многие из них не старше двух лет. Иногда в одной урн находится прах двух убитых — один из них обычно новорожденный. Возможно, родители клялись принести в жертву ожидаемого младенца, а если он рождался мертвым, то добавляли уже подросшего.

Последние 200 лет пунической культуры на жертвенных стелах типичны стандартные формулы: «Госпоже Ганит и ее супругу Баал-Хаммону такой-то, сын такого-то, посвящает сие во исполнение обета». Часто указывается социальное положение жертвователя — это всегда представитель зажиточного сословия.

Американские ученые предположили, что ритуально сокращая число наследников, состоятельные граждане препятствовали распылению наследства. Справедливости ради отметим, что греки-спартанцы оставляли новорожденных мальчиков умирать у обрыва Апотеты (хребет Тайгет), но с другой «формулировкой»: если он родился хилым, то мог вырасти никудышным воином и, что еще хуже, произвести такое же потомство.

Политика и власть в Карфагене

Карфаген был рабовладельческой республикой олигархического типа. Вся политическая власть была в руках крупнейших рабовладельцев и купцов. Во главе исполнительной власти стояли два ежегодно переизбиравшихся суффета, выполнявших функции военачальников. Совет старейшин, обладавший законодательными функциями, состоял из 300 членов, но для постоянной текущей работы из их числа выделялся комитет из 30 человек. Кроме того, существовал особый комитет из 104 человек, бывший, видимо, высшим судебным и контрольным органом, который вмешивался во все, вплоть до деятельности полководцев. Народное собрание хотя и существовало, но особой роли не играло, в основном «одобряло».

Гибель Карфагена

Заключительная глава пунической истории началась в III в. до н.э., когда Рим, расширяясь, покорил греческие колонии на юге Италии. После этого он столкнулся со своим бывшим антигреческим союзником Карфагеном из-за контроля над Сицилией. Конфликт вылился в первую из трех Пунических войн.

Она шла на море и на суше 23 года (264—241 до н.э.), завершилась победой Рима и превращением Сицилии в его первую заморскую провинцию. Чуть позже Рим, воспользовавшись восстанием рабов и наемников в Карфагене, захватил Корсику и Сардинию. Карфагенский полководец Гамилькар Барка завоевал южную часть Испании (погиб в 229 до н.э.). Здесь в 228 до н.э. был основан Новый Карфаген — ныне Картахена.

Вскоре конфликт с Римом вспыхнул вновь и разгорелся во вторую Пуническую войну (219—201 до н.э.). Ганнибал Барка, сын Гамилькара, еще 9-летним мальчиком давший клятву отцу уничтожить Рим или умереть, в 218 до н.э. пересек Альпы (потеряв 33 000 из 59 000 воинов), вторгся в Италию, пополнил армию галлами (до 40 000, затем до 50 000) и разбил римлян в 218 до н.э. (на реке Треббия, спаслось лишь 10 000 из 36 000 римлян), 217 до н.э. (у Тразименского озера, где была уничтожена 31-тысячная римская армия) и наконец, в 216 до н.э. окружил и уничтожил (пало более 48 000 римлян) большую часть 86 -тысячной римской армии при Каннах. Однако стойкость и мужество римлян переломили ход войны. Ганнибал был вынужден вернуться в Африку, где высадилась римская армия, и проиграл решающую битву при Заме (202 до н.э.).

По условиям мира Карфаген утратил свои заморские владения и почти весь военный флот. Однако город продолжал процветать на торговле и работорговле. Бывший полководец и консул Катон Старший (234—149 до н.э.), понимая, что враг Рима до конца не сломлен (побывал там в 153 до н.э.), любое свое выступление в Сенате, независимо от темы, завершал словами: «Впрочем, я думаю, что Карфаген надо разрушить».

Мечта Катона исполнилась в ходе третьей Пунической войны (149—146 до н.э.). Карфагеняне почти три года героически обороняли свой город. Последним их оплотом стал храм Эшмуна в Бирсе. После 7-дневного штурма город пал, был разграблен, горел 17 дней и был снесен до основания. Римский полководец Сципион Эмилиан, руководивший штурмом, смотрел на зарево и, как бы проникая взором в будущую судьбу своего родного Рима, произнес стихи Гомера: «Будет некогда день, как погибнет высокая Троя, Древний погибнет Приам и народ копьеносца Приама».


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ