Как развивалось христианство в Западной Европе?

27 января 2020 в 13:25

На первых порах христианство в западной части Римской империи было на некоторое — правда, очень недолгое — время как бы периферийным. Разумеется, это не означает, что число христиан там было ничтожным.

Развитие христианства в Римской империи

В Риме активно действовали продолжатели дела святых апостолов Петра и Павла. Их усилиями в Италии и на соседних с ней территориях, включая Галлию, Германию, североафриканское побережье с центром в Карфагене и даже Британию, постоянно возникали новые христианские епископаты, а число верующих, по некоторым подсчетам, достигло к началу IV в. двух миллионов. Тем не менее, позиция римского епископа, претендовавшего на первенство среди прочих, еще не была всеми признана официально. Титулом «Папа» (отец, святой отец) именовались в то время подчас и александрийский, и даже карфагенский епископы.

Однако по мере консолидации западной христианской церкви как фактически самостоятельной религиозно-иерархической структуры, что было формально подкреплено окончательным разделом империи на две части в конце IV в., ситуация стала изменяться. К тому моменту число христиан в Западной Европе возросло в два-три раза. И это увеличение имело объективные причины.

Прежде всего, за век-полтора после начала раскола Рима в западной половине империи постепенно образовался политический вакуум. Конечно, там еще существовали сменявшие друг друга императоры, сохранялась столетиями формировавшаяся система администрации, но и власть правителей в Риме, и влияние административных органов на местах довольно резко ослабевали. Западный Рим вступал в полосу острого многостороннего кризиса и довольно быстрыми темпами шел к своему концу. Этому процессу способствовали варварские нашествия, знаменитое Великое переселение народов, которое сравнительно мало затронуло Византию, но со всей своей силой обрушилось на Рим. В попытках отразить нашествие варваров Рим терпел поражение за поражением, что и привело к его упадку и возникновению на месте некогда мощной державы бессильной ее тени.

Разумеется, это не означало, что варварский вихрь вот-вот сметет Рим. Судьба распорядилась иначе. Дело в том, что Западная Римская империя имела немало колоний на территории средней и северной (Британия) Европы, где римские ветераны уже достаточно давно получали земли и более того, превратили их в римские города-муниципии с окружавшими их земными угодьями. Варвары, в основном кочевники или полукочевники, перемещавшиеся прежде всего в такого рода частично уже освоенные римлянами земли, отнюдь не всегда стремились уничтожить эти оазисы необычной для них сельскохозяйственной и урбанистической культуры.

Напротив, многие из них оседали рядом с римскими колониями и, подвергаясь интенсивному процессу трибализации и аккультурации, воспринимали не без пользы для себя новые формы хозяйства. Несмотря на то, что значительная часть племенных групп (гуннов, вандалов, некоторых из готов и др.) продолжали свое разрушительное движение, предпочитая не оседать на земле и двигаться в поисках добычи, ситуация в целом сложилась отнюдь не безнадежно для римлян.

На протяжении IV-VI вв. перемещение пришлых этнических общностей в основном завершилось (неприкаянными в своих набегах остались разве что северные викинги). Западный Рим как великая и могущественная держава перестал существовать, но на занятой римлянами территории, как в самой Италии, так и на большей части Европы к северу от нее, возникло немалое количество так называемых варварских королевств, которые в процессе своего развития начали очень многое перенимать у римлян. Этот процесс аккультурации был формально возглавлен все тем же Римом, который, однако, за прошедшие века кардинально изменился. Теперь он уже не являлся столицей великой империи, а стал местопребыванием римского первосвященника, главы христианской церкви, которая считала своей основной задачей энергично воздействовать на пришлых в Европу язычников с целью обратить их в христианскую веру. И надо сказать, весьма преуспела в этом.

Миссионерская деятельность христиан в Западной Европе

Римская община и ее епископ, Римский Папа, взяли курс на постепенное укрепление своих позиций. Они направляли в варварские королевства своих священников-миссионеров, которые призывали новопоселенцев принимать христианство. Эти призывы находили отклик среди учившихся у потомков римских поселенцев подданных новых королевств, которые, к слову, численно заметно уступали колонистам. Христианизация вчерашних варваров шла достаточно быстро.

Франки, например, приняли новую религию еще в 496 г. Заимствовав у римлян основы христианства - иногда в форме ранних ересей, преимущественно арианства, о котором уже шла речь (это касается прежде всего вестготов и лангобардов), — население пришедших на смену Западной Римской империи королевств вместе с развитой религиозной системой воспринимало многие элементы тесно связанной с ней культуры. Это и неудивительно. Ведь призывы принять новую религию подкреплялись сооружением церквей, в которых регулярно совершались обряды и шли многочисленные службы, эмоционально воздействовавшие на посетителей храмов.

Строительство церквей и монастырей и активное их влияние на новопоселенцев, довольно быстро забывавших своих языческих богов и активно приобщавшихся к новой духовной культуре и проповедуемым ее адептами идеям, делали свое дело. Нельзя не отметить в этой связи и огромную роль только что упомянутых церковных служб со всеми их торжественными и красочными обрядами. Эти службы происходили на новообращенных огромное впечатление, как, впрочем, и те величественные соборы, в которых наиболее значительные из обрядов производились и которые очень наглядно символизировали связь земного начала с божественным. И хотя многие из них строились веками — а быть может именно поэтому — они нередко воспринимались не только как шедевр архитектуры, но и как очередное рукотворное чудо, поставленное на службу религии и церкви.

Развитие института монашества в Западной Европе

Полное воздействие на вчера еще совсем не знакомых с высокой культурой людей имел и образ жизни трудолюбивых и образованных монахов из многочисленных монастырей, появившихся на территории Европы в III—IV вв. и достигших заметного процветания веком-двумя спустя. Именно тогда монахом Бенедиктом был создан знаменитый бенедиктинский устав, требовавший от монахов жить в простоте и бедности, постоянно трудиться физически и умственно, быть образцом целомудрия и послушания. Этот устав, благодаря поддержке Рима, вскоре стал очень широко распространенным, что сыграло немалую роль в усилении авторитета монастырей и монахов.

В результате нелегкой физической и умственной работы они создавали островки высокой культуры. Неудивительно, что простому народу у них всегда было чему поучиться. Аккуратно возделанные поля и грядки, своевременный и заботливый уход за посевами, регулярное удобрение полей, забота о скоте, инвентаре, да и многое другое, что было нормой в жизни трудолюбивых монахов из близлежащих монастырей, не могло не оказывать своего воздействия на потомков кочевников, практически незнакомых с высокой культурой римской агротехники.

Прибавьте к этому знакомство с учеными монахами, всегда готовыми научить чему-то полезному подрастающее поколение. При монастырях нередко создавались школы, в которых желающие и имеющие для этого возможности могли научиться грамоте и получить хотя бы начальное образование. Приняв все это во внимание, легко понять, сколь большую роль играли первые западноевропейские монастыри и монахи в трудном деле приобщения вчерашних кочевников и их потомков к культуре урбанистического труда и быта.

Монастыри и монахи в некотором смысле были символом тех преимуществ оседлой жизни, которые позволяли создавать высоко ценимые варварами ценности, те самые, что они по традиции привыкли добывать грабежом. В новых условиях грабеж и разорение больших городов переставали быть основной целью перемещавшихся по миру кочевых и полукочевых популяций. Многие из них теперь стали задумываться, прежде чем заняться этим привычным делом. Не исключено, что знакомство с христианством, храмами и монастырями даже вселяло в них некий мистический страх или уважение ко всему тому, что было связано с непонятным им Богом и церковными деятелями, служившими ему.

Рим становится центром западноевропейского христианства

Здесь важно отметить то особое значение, которое подчас имел для некоторых из варварских племен сам Рим, ставший священным центром западноевропейского христианства. Христианство и Рим как его центр, в котором жил первосвященник, Папа Римский, еще в пору создания первых варварских королевств мистически воздействовал на некоторых из тех варварских предводителей, которые сами еще не были христианами. Существует предание, будто в 452 г., когда потерпевший поражение в знаменитой битве на Каталаунских полях вождь гуннов Аттила вихрем прошелся по северной Италии и подошел к Риму, Папа Лев I вышел навстречу ему с одним лишь крестом в руках и сумел убедить предводителя варварских орд отказаться от намерения захватить Рим и разграбить его.

Правда, это не помешало варварам (пусть не гуннам, но вандалам) спустя некоторое время разгромить Рим до основания. Но само по себе это печальное событие не изменило той значимости, которую обрело христианство в раннесредневековой Европе. Христианизация вчерашних варваров внесла большой вклад в организацию их общества, в формирование новой системы взаимоотношений между потомками римлян и заполонившими Западную Европу кочевыми и полукочевыми племенами, оседавшими на землю под влиянием побежденного ими римского населения.


Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.