Тайн и загадки Хатры – древней цивилизации на краю Месопотамской пустыни

23 октября 2019 в 10:23

В свое время стены Хатры поднимались, словно мираж, над выжженной равниной между Тигром и Евфратом. В надежде на богатую добычу лучшие армии древнего мира осаждали город, но не раз вынуждены были отступать ни с чем.

Народы, населявшие Хатру

В XIX в. британский востоковед Генри Роулинсон заметил среди песка очертания руин. Первые систематические раскопки провели в 1907–1911 немецкие археологи. В 1951 Иракский департамент древностей возобновил полевые исследования, и с тех пор работы не прекращаются.

Руины хорошо сохранились. Под греческим влиянием многое в Хатре построено из камня, а не из обычного для Месопотамии сырцового кирпича. А камень никто не растащил благодаря удаленности места от других городов. Развалины выглядят так, будто их только что покинули иранские воины. Возможно, специалисты когда-нибудь полностью восстановят эту парфянскую твердыню.

В эпоху наивысшего взлета Рима его императоры терпели неудачу у стен города Хатры (Атры) на краю Месопотамской пустыни. Траян (98–117 н.э.), подчинивший Армению, взявший Селевкию и Ктесифон, вышедший с флотом в Персидский залив, отступил отсюда из-за восстания в тылу (а по дороге назад, в Киликии, умер). Столь же разрушительными и, в конечном счете, бесполезными были глубокие вторжения войск императоров Марка Аврелия в 164–165, Септимия Севера (конец III в.), Каракаллы и Макрина (начало III в.). Легионеры Траяна не смогли преодолеть под ливнем из горящей смолы и нефти городских стен Хатры. Римлян, непревзойденных в бою, косили эпидемии, восстания сводили на нет результаты побед.

Хатра (Атра) находится на территории современного Ирака к юго-западу от Мосула, у небольшой реки Эт-Тартар. Западнее начинается совсем сухая Месопотамская пустыня. Раскопки говорят, что Хатра появилась в глубокой древности как временная стоянка кочевников.

В IV В. до н.э. всю Месопотамию захватил Александр Македонский. После его смерти (323 до н.э.) эту часть распавшейся империи подчинил себе полководец Селевк, основавший династию Селевкидов. При них в район Хатры мигрировали арабы, существенно увеличившие здешнее население. Однако превращение города в процветающий религиозный центр было еще впереди.

Царство парфян в Хатре

В середине III в. до н.э. на Ближнем Востоке возникло царство парфян – одного из воинственных иранских народов, входившего ранее в состав массагетов и обосновавшегося к юго-востоку от Каспия. В это время из глубин Евразии ударила очередная волна арийских ираноязычных кочевников-завоевателей. Сарматы, потеснив скифов, захватили причерноморские степи, кушаны – северо-запад Индии, а вождь парной (парфов) Тиридат (сменивший при воцарении в 247 имя на Аршак) около 250 до н.э. возглавил восстание против грекоязычных иноземцев на территории Ирана, заложив основы Парфянской империи, просуществовавшей более 470 лет.

Коринфские колонны - эхо классического греческого стиля в храме бога солнца Митры (семиты поклонялись ему, называя Шамашем). Это одно из многих прекрасно сохранившихся в Хатре зданий 11-1 вв. до н.э. Греческий стиль - наследие завоевавшего Ближний Восток Александра Македонского и Селевкидов.

Парфяне славились как наездники. Их главным оружием был короткий мощный лук, из которого они метко стреляли на полном скаку. Один из их тактических приемов дал не связанное с военным делом выражение «парфянская стрела» (так говорят об «убийственном» аргументе, приберегаемом к концу спора). Всадник, делая вид, что спасается бегством с поля боя, внезапно оборачивался в седле и поражал преследователя меткой стрелой.

Государственное устройство Хатры

Парфянская империя раскинулась от Кавказа до Персидского залива и от Евфрата до Индии. В нее входили центры иранской, месопотамской и эллинистической цивилизаций. По парфянской территории проходил Великий шелковый путь, связывавший Средиземноморье с Китаем. Через Ближний Восток текли огромные богатства: тот, кто владел этими землями, не оставался в накладе.

Иранцы-парфяне, первоначально преимущественно кочевники, опираясь на наследие погибшей иранской державы Ахеменидов, быстро ассимилировали эллинитические и древние месопотамские традиции, использовав их для возрождения Ирана под властью парфянской династии.

Парфяне не имели сильной центральной администрации. Державу возглавлял царь, но местная власть была в руках его вассалов – военной аристократии. В Хатре даже сохранилась княжеская династия арабского происхождения – по надписям и статуям известны имена и лица многих ее представителей. Однако особое значение город приобрел при парфянах.

Храмы и религия Хатры

Именно при иранцах-парфянах, которые были зороастрийцами (с середины I в. зороастризм – государственная религия Парфянского царства), Хатра стала культовым центром бога Митры. Семиты Ближнего Востока почитали его под другими именами, например Шамаш (бывший шумерский Уту), часто называя просто «Господь».

Хатра поднялась как центр богослужения и паломничества. Новый город заложили на широкую ногу. Две стены: наружная длиной 8 км и внутренняя, почти круговая, длиннее 6 км; в центре – обширная священная территория, «темен», с собственной стеной и 12 воротами. Там высился Великий храм бога Солнца. Его главная особенность – ряд открытых с одного торца сводчатых залов («айвапов»), образующих аркаду. Это считается парфянским архитектурным новшеством – окаменевшим воспоминанием о кочевых шатрах.

Хотя в Хатре много восточного, хватает и эллинистических деталей. Например, храм с двойной колоннадой посередине «темена» – явно греческий. В парфянской державе, особенно на местах, уживались весьма разнородные традиции. Раскопки продемонстрировали основные черты «темена», храмовой зоны Хатры. Реконструкция не завершена, поскольку археологи постоянно обнаруживают что-то новой. Прямоугольный участок площадью около 435 х .320 м был окружен стеной. До сих пор сохранились крупные фрагменты ее башен. Монументальные пропилеи вели в передний двор. Слева, вероятно, были склады. В торце двора изолированно стоял храм в греческом стиле. Двое ворот по бокам от него вели на задний двор-перибол с главным городским святилищем, которое ученые поначалу приняли за дворец. К двум огромным айванам - открытым с фасада залам - примыкают сбоку сходные, по более мелкие, так что получалась сплошная фронтальная аркада. В заднем помещении находится внутреннее святилище. Найденные здесь надписи говорят, что это храм бога Солнца Митры. Квадратный в плане, он включает камеру, где, возможно, стояла статуя бога или, как считают некоторые археологи, горел вечный священный огонь в его честь.

За мощными, почти круговыми укреплениями (справа) заметны контуры жилых домов. В центре со святилищем бога Солнца. Каменные стены защищали не только храмы, но и жилые кварталы. Священный город был огромной крепостью. Почитавшиеся в Хатре боги были разного происхождения. Для одного из главных. Митры (семиты звали его Шамаш – именем своего древнего бога Солнца), поддерживали в алтаре Великого храма вечный огонь – по традиции государственной иранской религии – зороастризма.

В Хатре раскопаны необычные скульптуры – изображения богов и земных правителей. У всех примерно одинаковая поза: торжественно, как на официальной фотографии, застывшая фигура с направленным «в объектив» взглядом поднятой головы. В то же время все очень реалистично – проработаны мельчайшие детали одежды, обуви, оружия – вплоть до украшавших ткань жемчужин. Раскопки, ведущиеся с начала XX в., уже дали десятки таких статуй. Получился целый костюмированный парад парфянской эпохи. Кстати, именно такая застывшая поза христианских святых и феодалов типична для византийско-готического стиля средневекового искусства Европы.

Торговля в древней Хатре

Географическое положение Хатры делало неизбежным и развитие торговли. По рекам и через пустыню прибывали и убывали толпы паломников и купцов. Со временем город стал важным узлом караванных маршрутов. Священный храмовый участок (темей) превратился в рыночную площадь. К его стенам были пристроены многочисленные склады и лавки – на Ближнем Востоке (да и не только) места скопления богомольцев часто служат важными торговыми центрами.

Фасад одного из гигантских зданий в Хатре (вероятно, храма) поддерживается полуколоннами диаметром 3 м и высотой более 15 м. На фасаде два рельефа – лежащий верблюд и верблюдица, кормящая детеныша. Очевидно, этих вьючных животных почитали проходившие через город купцы. Верблюжьи караваны, появившиеся в I тысячелетии до н.э., до сих пор служат важным транспортным средством в пустынях Старого Света.

Жизнь горожан в Хатре

Горожане жили в плосковерхих домах, обычно окружавших центральное патио. Мебель составляли ковры и циновки, свет давали маленькие масляные лампы. У парфян был строгий патриархат, издавна ставший господствующим у индоевропейских скотоводов и воинов, где добытчик-мужчина воюет, охотится или пасет стадо, а женщине отводится обслуживающая роль (в дальнейшем патриархат победил и у других племен и пародов, сохранявших пережитки матриархата).

Сохранялись и другие индоевропейские, прежде всего иранские, традиции например любовь к лошадям и внимание, уделявшееся их селекции. Главной страстью парфянской аристократии была охота, для которой создавались специальные огороженные и охраняемые от браконьеров заказники. Любили также поиграть и в игру, напоминавшую поло.

Этот «конный хоккей», освоенный британцами в Индии, до сих пор популярен у кочевников азиатских степей.

От парфян, бывших частью древнеиранской цивилизации, не осталось длинных сочинений. Однако фрагменты парфянской литературы, прежде всего героических эпосов, сохранились, пережив катастрофы, постигавшие вечный Иран.

Столкновение Хатры с Римом

Парфянская держава просуществовала более 470 лет – с III в. до н.э. до III в. н.э. Этот период совпал с экспансией Рима. Еще при республике, к I в. до п.э., римляне овладели Малой Азией, разбив понтийского царя Митридата и армянского Гиграна II. Но дальше на пути римских легионов встала парфянская конница.

В 54 до н.э. Марк Лициний Красе начал войну против восточного соседа. В 53 до н.э. сто армия (ок. 40 000), наступавшая напрямик, к том числе и через пустыню (негаданно для парфян, ожидавших удара через Армению, куда направили большую часть войска), была, тем не менее, разгромлена (20 000 убитых) под Каррами (ныне Харан на юго-востоке Турции) 11 000 конных парфян, сам Красе убит, а его отрубленная голова позже (при всеобщем ликовании зрителей) была продемонстрирована по ходу действия трагедии Еврипида «Вакханки», которую смотрели парфянский и армянский цари.

Римляне сполна ощутили на себе парфянскую тактику. Если сомкнутый строй легионеров не могла прорвать тяжелая конница парфян, на смену приходили конные лучники. Истратив, казалось, весь запас стрел, они притворно отступали. Застоявшиеся в обороне легионеры (кроме тех, кого уже достали стрелы) бросались преследовать врага. Однако пополнившие свои колчаны от стоявших поодаль верблюдов лучники выпускали новый смертоносный град стрел, а тяжелая парфянская конница довершала дело. 10 000 взятых в плен римлян поселили в собственного отца, передумал, велел привязать княжну к хвосту дикого коня и отпустить его на волю. Хотя римляне перешли в наступление и в 241–244 дошли до столицы Ирана Ктесифона и Селевкии, позже, в 260. Шапур I разбил и взял в плен под Эдессой императора Валериана.

Впервые в истории Рима император был пленен (на рельефе вверху) и вынужден, по преданию, держать стремя победителю. Позже старый император вместе со многими своими пленными соратниками построил оросительные сооружения на юго-западе Ирана и умер в неволе, так и не увидев больше родного Средиземноморья.

Гибель Хатры

Евфрат стал условной границей между соперничавшими империями, а Месопотамия превратилась в их главное поле битвы. Естественно, и Хатра была целью для римлян. Во II в. взять ее пытались императоры Траян и Септимий Север. Сначала их легионы шагали сотни миль, таща через знойную пустыню тяжелые осадные машины. Римляне пытались пробить стены Хатры таранами, а осажденные встречали штурмующих глиняными «бомбами» с горящей нефтью, сжигавшей людей и машины.

Император Траян захватил всю Месопотамию, а Хатра продолжала держаться. Весть о восстании в Киренаике заставила императора отправиться на подавление, по пути (в Киликии) Граям умер от какой-то болезни, подхваченной на Ближнем Востоке, а его преемник Адриан вернул Месопотамию парфянам.

Три века борьбы с Римом ослабили Парфянское царство, а соперничество внутри правящей династии Аршакидов подорвало се авторитет. В начале III в. против центральной власти восстал вассальный правитель Персиии Ардашир Сасанид. В 224 в двухдневном побоище в Мидии между войсками парфянского царя Артабана V и Ардашира последний, сделав вид, что отступает, лично в упор сразил сюзерена (с которого содрали кожу и натянули на стену храма богини Анахиты) и в 226 венчался на царство, снова начав собирать Иран.

Новый иранский натиск был неумолим. В 240 сын Ардашира Шапур I (239 или 241–272) взял неприступную Хатру, правители которой переметнулись к Риму. Согласно легенде, помогла княжеская дочь. Влюбившись в Шапура, она уничтожила оберегавший город волшебный талисман. Шапур увез было красавицу с собой, собираясь на ней жениться, однако, узнав, что она предала

Жители покинули разграбленную Хатру. Многие века ее руины видели лишь кочевников, а потом камни занесло песком. Хатра стала призраком – о ней помнили, но где что было, никто точно не знал.

Оцените статью:
Рейтинг: 5 (Голосов: 1)

Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ