Тайны и загадки Мари - затерянного города Месопотамии

17 октября 2019 в 4:54

Когда в Сирии в начале XX в. нашли большую статую без головы, никто не ожидал, что это станет началом целой серии удивительных археологических открытий. Ученые обнаружили дворцы и храмы, а вскоре и остатки богатого города.

Руины древнего Мари

Тель Харири высится на западном берегу Евфрата в СИРИИ, в 12 км от иракской границы. До начала XX в. развалины под ним не интересовали ученых — таких «тель» или «талль», т.е. холмов с руинами, на Ближнем Востоке тысячи. Однако в 1930-е, когда Сирией управляла Франция, один бедуин, искавший подходящий надгробный камень, нашел в Тель-Харири обезглавленную статую с древними клинописными значками. Бесконтрольные раскопки были тут же запрещены местными властями, и на руины прибыл французский археолог Андре Парро.

Он нашел множество алебастровых статуй и других предметов, в основном времен III династии Ура (т.е. нового возвышения Шумера в 2132—2024 или 2112— ок. 2000 до н.э.). На них написаны имена царей, жрецов и другой знати. На одной рядом с посвящением богине Иштар назван правитель Мари. Это раскрыло секрет «тель» — он находится на месте Мари, затерянного города-государства.

Мари – город с шумерской культурой

Название Мари уже было известно из документов великой шумерской цивилизации древней Месопотамии в нижнем течении Тигра и Евфрата, где за 3500—3000 лет до Рождества Христова уже процветали такие крупные города, как Урук, Ур, Ниппур, Эриду. В Шумере изобрели письменность, и в ранних текстах, известных сейчас как «Царский список», Мари назван в числе примерно дюжины шумерских государств, боровшихся за доминирование в регионе между 3000 и 2300 до н.э. Однако Тель-Харири находится далековато от тех мест, и его раскопки произвели революцию в представлениях о древней Месопотамии. Стало ясно, что ареал шумерской культуры гораздо больше, чем предполагалось.

В 1934 ведшего раскопки Парро навестил Генри Франкфорт, голландский археолог, изучавший тогда Тель-Асмар (Эшнунну) и Хафадже на 350 км восточнее. Его находки были очень похожими — все указывало на единство цивилизации, охватывавшей огромное пространство Двуречья. Парро продемонстрировал истинное величие древнего Мари. Он раскопал царский дворец Зимрилима (XVIII в. до н.э., сожжен Хаммурапи) и другие более древние строения, множество клинописных табличек, которые помогли подробно реконструировать историю города.

Быт и обычаи в древней Месопотамии

Важность Мари объяснялась его ключевым положением на торговом пути, связывавшим Месопотамию с Сирией. Шумер был богат сельскохозяйственной и ремесленной продукцией, но нуждался в сырьевых ресурсах. Он вывозил зерно, кожу, шерсть, различные изделия в обмен на дефицитные в низовьях стройматериалы — камень и дерево. Шумерские металлурги нуждались в серебре и свинце с сирийских нагорий, а медь получали с еще более далеких хребтов Гавра в Малой Азии и из Магана (современный Оман).

По мере оживления торговли в Мари появились и военно-дипломатические миссии. При раскопках раннединастического дворца Андре Парро нашел цилиндрические печати, присланные местному правителю царем шумерского Ура Месанепадой. Судя по всему, он отправил в Мари важную делегацию примерно в 2500 до н.э. Главой ее был писец. С ним царь передал заверения в дружбе, предложение союза и богатые дары, включая замечательную подвеску в виде птицы Анзуд из синего лазурита, добываемого в афганском Гиндукуше. На ней вырезано имя царственного дарителя.

Путешествие не было трудным, поскольку в ту эпоху Ур подчинил многие шумерские города, и никто не смел задерживать его караваны. Двигаясь к верховьям Евфрата, писец не мог не заметить смены языков. Однако семитские диалекты не ставили в тупик грамотного шумера. Пастухи-семиты гоняли свой скот вверх- вниз по долине, и их язык в Уре понимали многие.

Орошаемый сетью отходящих от Евфрата каналов, Мари выглядел цветущим оазисом среди сухих плато. Дамба защищала город от паводков, а стены из сырцового кирпича были усилены бастионами. Царские чиновники приветствовали посла у ворот и проводили его в недавно выстроенный дворец.

В обширном внутреннем дворе пришлось дожидаться аудиенции. В назначенное время появилась группа вельмож — писцы, военачальники, царская родня, а за ними и сам царь. Одеждой он почти не отличался от свиты — шумерская юбка из козьей шкуры закрывала ноги до лодыжек, однако длинные волосы были уложены особо — заплетены вокруг головы диадемой с двумя конскими хвостами сзади.

После недолгой церемонии знакомства посол прошел за царем через несколько залов в патио с богато украшенным алтарем и прямоугольными пилястрами. Отсюда две двери вели в длинную комнату, святилище, за которой находилась часовня с гробницей основателя династии. На алтаре над его останками правитель в качестве верховного жреца и бога совершал религиозные обряды.

Настенные мозаики иллюстрировали новогодние празднества, в которых царь с царицей разыгрывали брачную церемонию между богом и богиней. Если их союз приносил плоды, это предвещало урожайный год. Фрагменты мозаики вырезались из перламутра, поступавшего с Персидского залива, и приклеивались к деревянным панелям битумом. Эти сюжеты были послу знакомы — новогодние обряды напоминали отправлявшиеся в Уре, хотя художественная техника выглядела более живой.

Месанепада отправил посольство, стремясь заручиться поддержкой сильного Мари. На западе сгущались тучи: царь семитской Эблы (ныне Тель-Мар- дих в Западной Сирии) представлял серьезную угрозу Он уже не только подчинил соседей, но и завоевал много далеких городов.

Царь Мари явно желал продемонстрировать, насколько важно для него внимание Ура. Под фундамент нового дворца он еще раньше решил заложить часть своих сокровищ: медные, золотые и серебряные браслеты, серебряные подвески, цилиндрические печати из городских мастерских. В клад вошли две статуэтки богинь, присланные сирийским царем, — одна из серебра, другая из слоновой кости. Обе фигурки обнаженные — стыд и срам для шумерки. К этому добавились цилиндрические печати и лазуритовая подвеска из Ура. Все сложили в большой кувшин, который закопали во внутреннем дворе. Этот дар богам символизировал как богатство правителя, так и масштабы его признания.

Боги и святилища в древнем городе

Столетия Мари развивался вполне самостоятельно. Однако даже в 2400 до н.э., спустя век после посольства Месанепады, шумерский путешественник встретил бы здесь удивительно много знакомого. Узкие, аккуратно мощенные улочки Мари напоминали урские. Около дворца высился храм Нинни-Зазы, богини, известной и в Уре. Правда, за храмовым вестибюлем было нечто более оригинальное — вертикальный обелиск посреди внутреннего двора. В Мари боги были не только антропоморфными, они могли жить внутри простого камня. Эту веру разделяли западные соседи царства (семиты), но не шумеры. Обелиск регулярно умащали и клали у его подножия жертвенные лепешки.

Две двери вели со двора в святилище Нинни-Зазы, длинную прямоугольную комнату, освещенную масляными лампами. В дальнем конце стояла деревянная статуя богини в рогатой тиаре. Под ней в прикопанных вазах — вода, наливаемая жрецами. Рядом стол для жертвенной пищи.

На кирпичном помосте напротив входа стояла масса статуэток из известняка и белого алебастра. Это представители местной правящей верхушки в молитвенной позе. На одной фигурке надпись «Ику-Шамаган, царь Мари», а рядом — «Салим, старший брат царя», «Машигирру, знатный человек», «царский виночерпий», «царский дворецкий», «великий писец» (фактически премьер-министр, «ипумсар»). Надписи сделаны шумерской клинописью, в том числе и на семитском языке, и довольно легко читаются, поскольку значки означают и слова, и звуковые комбинации.

Религия Мари некоторыми чертами уже отличалась от урской. На раскопанных цилиндрических печатях изображен размахивающий веткой бог Солнца и покровитель города на носу змеевидного судна. Он плывет по небесному океану, который перекрывает землю и питает ее реки.

Бог царит во Вселенной как властелин всего живого, в том числе растений. В этом качестве он помогает пахарям, поэтому рядом с ним изображен плуг. Покровитель Ура, лунный бог Нанна (Син), описывается более приземленно. Инанна (Иштар) олицетворяет плотскую любовь и приносит военные победы.

Завоевание города амореями

Мари не устоял, несмотря на силу богов. Между 2350 и 2300 до н.э. город был разрушен, очевидно. Сарганом Древним, царем семитского Аккада, который, разбив шумеров, подчинил обширную территорию между Персидским заливом и Средиземноморьем. Однако внук Саргана Нарамсин (Нарамсуэн) был разгромлен и убит около 2200 до н.э. горцами-гутеями (кутиями). Гутеи продержались недолго и уступили место новой шумерской державе с центром в Уре. Примерно в 2132—2024 (или 2112— ок. 2000) до н.э. правители Мари были вассалами его царей. Но со стороны Сирийской пустыни в Месопотамию продолжали мигрировать семитские кочевники-амореи. Они закрепились в Мари. Объединив силы с эламитами, кочевники уничтожили государство III шумерской династии.

Ур утратил былую славу, но новые его правители и жители, амореи, постепенно усваивали культуру побежденных. Один из таких амореев, прародитель евреев Авраам, около 1800 до н.э. отправился кочевать из Ура в направлении Харрана (Сирия), а затем Палестины и Египта. В конце XIX в. до н.э. аморей Ягитлим основал в Мари свою династию. Торговля процветала, в городе росли мастерские. Мари прославился обработкой металла, производя из него разнообразнейшие изделия от рыболовных крючков до лемехов.

Устройство дворца

Канализация для своей эпохи была замечательной. В ванных комнатах пол и нижняя часть стен обмазаны битумом, защищавшим кладку от сырости. Кирпичные желоба отводили воду в керамические трубы с битумным покрытием, ухолившие на глубину 9 м. Проводя раскопки, Андре Парро лично убедился в эффективности этого дренажа. Когда после редкого ливня траншеи на месте дворца заливало водой, она за считанные минуты уходила в землю по канализационной системе возрастом 4000 лет.

Царские апартаменты сообщались с хозяйственными помещениями, комнатами слуг и внутренним двором для церемоний (29 х 26 м). Отсюда огромная дверь вела в тронный зал, открывавшийся в обширный царский храм. У задней стены храма на возвышении находился трон, обращенный к галерее. Это было внутреннее святилище династического культа, где на постаментах стояли статуи царственных предков правителя.

Удивительная особенность дворца — кажущееся отсутствие окон. Вероятно, дневной свет проникал в помещения через широкие двери, открывавшиеся в патио, или через круглые люки в крыше. Дворец, занятый и расширенный Зимрилимом (ок.1780—1757 до н.э.), стал не только административным сердцем государства, но и, по отзывам современников, одним из чудес света. Археологи это подтвердили. В крепостного типа комплекс вели единственные ворота с башнями по бокам. Серия четырехугольных помещений за ними переходила в обширный двор, затененный пальмами.

Этот «пальмовый двор», как назвали его ученые, был центром дворца. Отсюда один путь вел в часовню, выстроенную на месте святилища старого дворца. За другим переходом находился аудиенц-зал. Стены двора покрывали росписи, созданные еще до Зимрилима. На них царь Мари приносил жертву богу Луны (шумерский Нанна, позже, после семитизирования, Син).

К западу от пальмового двора Яхдун лим и Зимрилим пристроили апартаменты для царской семьи. В комнате царицы стояли две терракотовые ванны вблизи очага, использовавшегося для нагревания воды. Рядом с этими апартаментами располагались номера для важных гостей — с санузлами. Рядом с дворцовой кухней найдены сотни декоративных форм для пирогов (справа), а также ямы для хранения льда.

Архив в Мари

Все детали возведения дворца, включая связанные с ним каналы, дамбы и набережные, фиксировались неутомимыми писцами. Огромный архив накапливался в комнатах, прилегающих ко двору для церемоний. Найдено более 20 000 табличек, содержащих массу информации о придворной жизни и управлении страной. Здесь хранятся и трогательные послания царских жен ушедшим па войну мужьям. Они сообщают семейные новости, заверяют в любви и уважении. Вот, например, что пишет царица по имени Шибту: «Пусть мой господин бьет врагов и возвращается в Мари целым и невредимым с радостью в своем сердце». Среди государственных документов — данные по импорту и экспорту, результаты переписей, которые проводились для расчета налогов и наборов в армию.

Соседи не дремали. В правление Яхдунлима, сына Ягитлима, ассирийский царь Шамшиадад уже контролировал из Ашшура среднее течение Тигра и завистливо поглядывал на подвластный Мари отрезок Евфрата. Он убил Яхдунлима, посадив на его трон своего сына Ясмахадду. Однако тот не сумел укрепить свою власть и после смерти отца был свергнут узурпатором Ишарлимом. Смутой воспользовался законный наследник — явившись из изгнания в Алеппо (Халеб), он вернул себе трон. Звали этого нового царя Зимрилим.

В царских архивах отражены и бытовые проблемы. Много записей посвящено поставкам пищи, которую готовили в обширных кухнях рядом с покоями дворецкого. Некоторые таблички напоминают блокнот официанта: «70 мер простых лепешек, 17 мер дрожжевых лепешек, 3 меры манки, 2 меры жидкой каши, 2 меры бобов. Итого 94 меры... для царского стола». А вот записка о вине, поступившем из Сирии: «Скажите господину: так говорит Кибри-Даган, твой слуга. Господин приказал мне доставить Атамруму сосуды с вином на судах людей из Эмара. Вместе с виночерпием Атамрума я вынес сосуды на пристань. Было отобрано из них 90, остальные отосланы назад. Таким образом, я велел погрузить для отправки 90 этих сосудов».

Судя по архиву, местные цари были мудрыми и уважаемыми правителями. Среди записей — множество просьб о посредничестве в спорах и бесчисленный перечень даров от подданных. Похоже, общественный порядок был на высоте. Одна из табличек говорит найденном за городом изувеченном детском трупе и назначенном по этому делу расследовании.

По записям ясно, что главной заботой царей Мари были набеги кочевников- семитов из Сирийской пустыни — диких (и самых опасных) суту; яминитов (или вениаминитов) — пастухов, похожих на библейских патриархов; хананеев, которые в конце концов ассимилировались и оказались отличными воинами.

Завоевание и упадок города

Однако погубили Мари не кочевники. На юге восходила звезда Вавилона. Царь Хаммурапи стал хозяином всей Южной Месопотамии. ПОСЛЕДНИЙ ПАРАД

Сначала Хаммурапи и Зимрилим были добрыми союзниками, делившими контроль нал долиной Евфрата. Однако Хаммурапи стал поглядывать и на север, па важные торговые пути, соединявшие Мари со Средиземноморьем. В конце концов, после того как Зимрилим не оказал ему помощь в войне с Ларсой и Эшнунной, вавилонский царь (одолев вышеназванных) обрушился на бывшего союзника. В 1759 до н.э. Хаммурапи разбил войско Зимрилима и сделал его своим вассалом. Но племена в окрестностях города явно не спешили становиться на государственный учет.

Побежденный сначала хорохорился. Видимо, чтобы укрепить пошатнувшийся авторитет, он заказал огромную роспись на стене двора для церемоний — рядом с входом в тронный зал. В верхней части композиции царь в замысловатой бахромчатой одежде воздает почести богине войны Иштар. Роспись окаймляют высокие панно со стилизованными деревьями, птицами и мифическими животными.

Это самое впечатляющее украшение из всех найденных во дворце, однако ход истории оно не изменило. Через два года Хаммурапи захватил и сжег Мари. С тех пор город так и не поднялся. В I тысячелетии до н.э. здесь еще жили ассирийцы, однако о прежней славе этих мест остались разве что воспоминания.

Оцените статью:
Рейтинг: 5 (Голосов: 1)

Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ