Эзотерика » Тайны и загадки, пророчества » Истории про кошек » История демонической кошки от Древнего Египта до Средневековья

Легенды о демоническом коте

Своей превосходно написанной книге «Необычайные кошки» Оливия Мэннинг так резюмирует историю кошки: «Стойкий, неподкупный зверек, некогда почитавшийся как божество, а впоследствии гонимый как слуга дьявола, пытаемый и мучимый как символ самого зла, сжигаемый на кострах как спутник и пособник ведьм, — страданий из-за людской глупости.

История кошки Гайер-Андерсона

Чтобы постичь духовное происхождение кошки, взгляните на великолепные образцы египетской бронзы из собрания Британского музея, на так называемую «кошку Гейера-Андерсона», названную так в честь дарителя — коллекционера и ориенталиста Гейера-Андерсона, получившего от короля Фаруха титул паши. По меркам египетской скульптуры это относительно позднее произведение; вероятно, оно было отлито уже в римский период, за несколько десятилетий до Рождества Христова. Золотое кольцо в носу и серьги прекрасно сохранились; на лбу у кошки — священный скарабей, а на резном ожерелье — око Уаджет, свидетельствующее о священном статусе кошки. Это истинно духовная архетипическая кошка, сильная, таинственная и грациозная. Как же так получилось, что такое пленительное создание превратилось в демона? Как это божественное животное впало в немилость и стало ведьмовским бесом-фамильяром?

Ответ на этот вопрос можно получить, отступив еще дальше во времени — в период восемнадцатой династии, около 1400 года до н.э. — и заглянуть в храм Мут возле современного Карнака, где по приказу Аменофиса III были изваяны сотни колоссальных кошачьих статуй. Много этих скульптур из черного гранита хранится ныне в Каирском музее и в Британском музее. А всего известно около шестисот таких же гигантских статуй кошек из храма Мут. У каждой из них в лапе анх и солнечный диск за головой; все это изображения Сехмет, «богини с кошачьей головой, несущей смерть врагам солнечного бога Ра».

Богиня с головой кошки

Эта самая богиня с головой кошки, подательница жизни, была повержена со своего престола и произведена в демоны средневековой церковью. Как замечает по этому поводу Ричард Морес, «христианская церковь пыталась игнорировать кошку в порядке естественной реакции на поклонявшиеся ей языческие религии». Именно здесь коренятся средневековые представления о кошке как в лучшем случае пособнике дьявола, а в худшем — о самом дьяволе во плоти. «Только дураки, — утверждает автор «Дьявольской Библии», — отказываются признавать, что все кошки пребывают в союзе с дьяволом». В 1223 году папа Григорий IX пошел еще дальше в преследовании кошек, заявив, что еретики (к которым причислялись и ведьмы) поклоняются дьяволу в образе черного кота. Этот предрассудок в изобилии представлен в тайном символизме европейского изобразительного искусства, так что папа просто закрепил идею, и без того имевшую достаточно широкое хождение: некоторые скульптурные изображения «Его Сатанинского Величества», датируемые значительно более ранним временем, представляют нам князя тьмы с кошачьими чертами. Среди самых интересных из этих кошачьих лиц — ныне, увы, неполная скульптурная композиция XII века, венчающая так называемую Лестницу Мертвых в монастыре Сакра ди Сан Микеле, который расположен над долиной Суза в Италии. Две такие демонические головы можно разглядеть на столпах Зодиакальной арки (на самом деле — арки созвездий) и еще одну — на капители перед ней, почти наверняка изваянной мастером Николаем. Этот демон с длинным языком и кошачьей мордой убеждает Каина совершить первое на земле убийство: латинская надпись на абаке капители гласит: «Праведный Авель умирает, убитый дубиною брата». Убийство, несомненно, инспирировано не кем иным, как Сатаной в кошачьем облике.

Кошка в средневековом искусстве

Изысканная резьба по дереву украшает хоры в церкви Св. Сульпиция в Диесте (Бельгия); в ее сюжетах присутствуют интереснейшие эзотерические символы, такие как морской рыцарь, гарпия и разнообразные чудовищные демоны. Есть там и человек, несущий на плече кошку. Человек смеется, а слишком крупная для своего вида кошка выглядит явно недовольной. Историки искусства интерпретировали этот образ как иллюстрацию к популярной в Средние века игре, во время которой участники кидались живыми кошками. Оправданием этой жестокой забаве могло служить лишь то, что кошек считали естественным воплощением зла.

Другой диестский мизерикорд показывает человека, толкающего одноколесную тачку с собакой. В обычных обстоятельствах собака везла бы человека, так что перед нами пример одной из популярных средневековых аллегорий — «Перевернутый мир». Этот барельеф напомнил мне о Петре Успенском, который в своей работе «В поисках чудесного» рассказывает, что в детские годы у него была книжка с юмористическими картинками как раз в стиле «мира вверх тормашками». Уже тогда ему доводилось наблюдать вокруг такие странные вещи, что обычный мир, «стоящий на ногах», казался не менее странным. Может быть, и человек с кошкой на плече принадлежит к этой же изобразительной традиции, так как в Средние века считалось, что именно кошка благодаря своим демоническим силам может схватить и швырнуть человека, то есть лишить его духовной опоры.

Котообразный демон Босха

Тайный символизм египетских жрецов проник в Европу под множеством личин, самыми, вероятно, фантастическими из которых были демонические формы. Расплодившиеся в Европе после XV века черные гримуары, содержавшие подробные указания по вызыванию демонов, включали подробные перечни самых ужасных из этих сущностей. Некоторые из них были не чем иным, как старыми богами, низведенными христианскими авторами до положения демонов. Овноголовый Амон вполне узнаваем в обличье демона с рогами и головой, напоминающей козлиную. Некоторые представители этого страховидного семейства имели явственно кошачье происхождение, так как являлись обладателями голов кошек, тигров или «пардов» (так именовали леопардов и пантер). Некоторые из порожденных богатым воображением Неронима Босха демонов тоже, по всей вероятности, числили среди своих предков кого-то из кошачьих. В главе 5 мы уже рассмотрели случаи прямой работы с кошачьим символизмом в других контекстах, однако и сейчас будет нелишним бросить взгляд на великолепный экземпляр босховского котодемона, фигурирующий в его знаменитом «Искушении святого Антония», выставленном в Лиссабоне. Как и большинство работ Босха, этот шедевр был превознесен критикой, что, впрочем, ничуть не улучшило понимания всех деталей его тайного символизма, даже если допустить, что Босх и в самом деле работал по заказу некой еретической секты, для членов которой смысл всех этих образов был совершенно прозрачен. Котообразный демон тянет лапы из-под алой драпировки, чтобы схватить дохлую рыбу, в боку которой все еще торчит умертвившая ее стрела. При этом он шипит или огрызается на обнаженную женщину, кажется запутавшуюся в сети, которую держит в когтях захмелевший демон с чашей, расположившийся прямо над котом и рыбой.

Демон с кошачьей головой

Было бы неверно толковать детали картины, упуская из виду ее общее значение, но в данном случае сюжет нападения демонов на святого Антония достаточно ясен по смыслу и помещает рассматриваемый отдельный фрагмент в совокупный религиозный контекст. Рыба — известный символ Христа, и, следовательно, пронзенная рыба в лапах демона означает усопшего Христа. Женщина, полускрытая стволом дерева, — очень щедрый символ; на первый взгляд она напоминает Венеру, к этой богине нас отсылает классический жест «Venus Pudens» правой руки. Однако если присмотреться попристальнее, становится ясно, что эта рука — вовсе не ее, а демона, поэтому и жест из категории скромных переходит в непристойные. Подобно тому, как христианский символ рыбы подвергается здесь поруганию и превращается в свою противоположность, так свергается со своего престола и Венера, становясь частью интимного символизма картины. Связывающая ее прозрачная ткань, возможно, символизирует посвящение, срывающее покровы с глаз тех, кому отныне дозволено заглядывать в духовные сферы. Здесь символизм снова извращается, так как взор этой женщины устремлен отнюдь не вверх, к духу, где восседает Христос, Царь Небесный, а вниз, к демонам, где Христа символически умерщвляют. Чудовищный демон, держащий когтями задней лапы эту ткань, подставляет чашу под красное вино, которого намерен испить. Еще одна насмешка над вином причастия? Вероятно, так и есть, так как по мертвому древесному стволу (символ крестного древа?) тоже стекает алая жидкость, капая на руку нагой женщины. Даже из этого маленького фрагмента картины Босха мы извлекли поразительное количество эзотерических намеков на поругание и осмеяние демонами христианской веры и ритуала.

Монстры с кошачьими головами

Как мы уже доказали, родоначальница этого сонма демонов с кошачьими головами — египетская богиня Бает. Невероятное сочетание женского тела с кошачьей головой на старых скульптурных и живописных изображениях неизбежно должно было заставить христиан усмотреть в нем демонические черты. Именно поэтому такое множество демонов в средневековых гримуарах, обнаруживали кошачью внешность.

Самым ужасным из них был Габорим, иногда именуемый также «Аини», — трехглавый монстр, изображенный популярным оккультистом Коленом де Планси с головами гадюки, человека и весьма очаровательной киски. В правой руке Габорим держит факел, напоминающий о том, что основным его занятием были разного рода поджоги и разжигания.

Флаурос — уже отнюдь не киска: у него, скорее, голова леопарда. Именно в таком виде он предстает на материальном плане, будучи вызван в магический треугольник. Флауроса вызывают те, кто хочет заручиться сторонником среди демонов и защититься от любых их реальных или воображаемых угроз, так как он, видимо, с готовностью идет против своего собственного племени, а также знаменит среди демонологов умением уничтожать врагов при помощи огня. Он также известен неверностью и ненадежностью, что нельзя признать достоинством для демона, которого часто вызывают маги, желающие узнать будущее.

В этих двух демонах есть кое-что интересное: и Габорим, и Флаурос не только обладают кошачьими головами, но и связаны с огнем. Здесь явственно видны следы египетской мифологии, так как Бает была огненной богиней-кошкой. У нее было несколько имен, одно из которых — «Кошечка», по-египетски звучавшее как «Мяу» или «Мау». Некоторые литературоведы считают это прототипом имени демона Маху в шекспировском «Короле Лире», где о нем поет сумасшедший Эдгар:

Ведь князь потемок — тоже дворянин; Модо зовут его и Маху.

Интересно, что вдохновило великого поэта на образ скачущих вкруг огня ведьм и кошек? Впрочем, к Маху и котам-фамильярам мы еще вернемся.

Кошачий демон Флаурос

Леопардоголовый Флаурос знаменит в своем племени, так как входит в список семидесяти двух демонов «Лемегетона», гримуара, предположительно написанного самим царем Соломоном (хотя самый старый его список, разумеется, датируется периодом Средних веков). Еще один трехголовый монстр, Баэль, будет, вероятно, постарше, так как он был некогда семитским богом Баалом (Ваалом), которому поклонялись в Египте при фараоне Рамсесе II (1292—1225 гг. до н.э.). Именно Баал подарил нам имя знаменитейшего из всех демонов, «Повелителя мух», чей титул — «Баал-Зебуб», «Владыка навозной кучи». Как Баэль проник в самый древние напластования демонологической литературы, не вполне ясно, но в позднесредневековой енохианской литературе он упоминается как один из ужаснейших демонов, бывших некогда ангелами, отринувшими свою ангельскую сущность, вступив в связь с земными женщинами и пав в земной мир. В самых ранних енохианских источниках нет описаний Баэля, но к тому времени, когда оккультисты начали приводить в своих работах отчеты о наблюдении астральных форм при вызывании демонов, его уже описывали с головой кота или жабы.

У оккультиста XIX века Колена де Планси Баэль имеет три головы. У него нет прямой связи с огнем, как у Флауроса и Габорима, зато упоминается «внутренний пламень», так как вызывают его ради удовлетворения всех страстей, «горений внутренних» и желаний. Де Планси следует оккультной традиции и описывает Баэля с центральной головой человека, слева от которой располагается лягушачья или жабья, а справа — кошачья; а вот присовокупленное к ним тело паука — уже его собственное изобретение.

Опытный оккультист сумеет проследить любого трехголового демона до трехголовых или триединых богов древних пантеонов. В Индии такой триадой были Брахма, Вишну и Шива, но в европейской мифологии триада носила лунный характер и воплощалась в Диане-Гекате-Селене, Diva triformis, Тройной богине. Христиане же изобрели собственную кошачью мифологию, причем с такими оккультными обертонами, что просто диву даешься.

Mon, 21 Mar 2022 10:28:15 +0300




Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.