Чатал-Хююк - удивительное поселение каменного века

Загадочный холм, раскопанный в 1960-х в Турции, произвел настоящую революцию в археологии. Оказалось, что крупный культурно-хозяйственный центр существовал на этом месте за 2000 лет до цивилизаций Египта и Месопотамии.

Остатки общины каменного века Чатал-Хююк

В 1961 году группа британских археологов во главе с Джеймсом Меллартом проделала по Анатолийскому плоскогорью путь в 320 км на юг от столицы Турции Анкары. Целью экспедиции был курган (по-турецки «хююк»), поднимавшийся у реки Чаршамба на высоте более 1000 м над уровнем моря.

В ходе раскопок выяснилось, что этот холм — Чатал-Хююк — скрывает самое крупное и самое удивительное поселение эпохи неолита (позднего каменного века) из всех известных на Ближнем Востоке. Здесь были внушительные жилые дома, святилища и усыпальницы, развиты ремесла, искусства и торговля, причем не только местными, но и экзотическими товарами.

Сначала радиоуглеродный метод дал возраст поселения 6250—5400 до н.э. Однако проверка этих результатов дендрохронологическим методом (подсчетом годичных колец в стволах) отодвинула время основания Чатал-Хююка дальше в прошлое — к 7200—7100 до н.э.

Фактически от поселения осталось два холма, разделенных рукавом Чаршамбы. Археологов больше заинтересовал восточный, неолитический. Второй холм возник позднее, в энеолите (переходный период от каменного к бронзовому веку), когда центр поселения сдвинулся западнее. К1965 была раскопана лишь малая часть восточного холма площадью 13 га, основные работы здесь начались силами крупной международной группы с 1993.

Жизненный уклад в Чатал-Хююк

Во время открытия Чатал-Хююк был единственным в своем роде. Однако с тех пор обнаружены и другие крупные неолитические поселения, например Умм-Дабагия на севере Ирака, Заге на севере Ирана, Букрас и Абу-Хурейра в Сирии, Джан-Хасан, Суберде и Эрбаба в Турции. Впрочем, ни одно из них по культурно-техническому уровню не дотягивало до Чатал-Хююка, который дал археологам первое представление о жизни древних земледельцев, не только сеявших зерновые, но и делавших фигурки божеств и осуществлявших товарообмен с другими отдаленными общинами.

Планировка древнего поселения

Мелларт раскопал в восточном холме целый квартал домов и святилищ, часть другого, похожего, квартала и часть третьего, чисто жилого. Ученым 1960-х комнаты, украшенные реликвиями типа бычьих рогов и статуэток, казались четко отделенными от жилищ «храмами». Однако более поздние исследования показали, что большинство домов делилось на две зоны — южную, хозяйственную с очагом, постелями и закромами для припасов, и северную, где находились ритуальные объекты и сложные стенные росписи.

Каждый дом из сырцового кирпича вплотную прилегал к соседним, но окружался собственными стенками, так что мог быть легко разрушен и перестроен. Скопления таких прямоугольных коробок давали похожие на соты кварталы, разделенные замкнутыми дворами. В них система вылепленных из гипса желобов отводила с кровель дождевую воду. Ни улиц, ни дверей не было — в дома попадали через люки в крыше.

Причины такой планировки остаются загадкой. Впрочем, данные из Ирака, Ирана, Сирии и других мест Турции говорят, что 10 000—9000 лет назад вход в дом через крышу был на Ближнем Востоке обычным делом. Вероятно, такая система лучше всего защищала от бродячих животных и вороватых соседей.

В Чатал-Хююке раскопано 14 культурных слоев, соответствующих 800 годам хозяйственного развития, однако базовый вариант домов за этот срок практически не изменился. Каждый состоял из главной комнаты размером примерно 6 х 4 м с пристроенным чуланом. На крыше был маленький хозблок из обмазанного гипсом плетня, служивший одновременно сенями.

Деревянные ступени или приставная лестница вели с крыши в кухонную зону, занимавшую южную часть дома. Здесь находились очаг или печь с запасом топлива. Сосуды для готовки стояли в ямах на полу, а дым выходил через дыру в крыше. В некоторых горшках найдены «кипятильники» — камни, которые нагревали в очаге, а потом бросали внутрь для разогревания содержимого.

Центральную часть пола покрывали тростниковые циновки. На северной стороне находились застеленные ими же помосты, служившие днем диванами и рабочими столами, а ночью — постелями. Одновременно это были семейные склепы.

Захоронения в Чатал-Хююк

Гипсовая поверхность помоста периодически взламывалась, и в яму под ним глубиной 1,5—1,8 м опускался очередной покойник с посмертными дарами — браслетами, медными бусинами, ожерельями, обсидиановыми зеркалами, оружием, а также массой корзин и деревянных коробок, говорящих о вере в полноценную загробную жизнь. Правда, сами тела замуровывались в скрюченной позе.

Более половины скелетов в таких погребениях соответствуют маленьким детям. Видимо, в каждом склепе хоронили только членов одной нуклеарной семьи. В нескольких случаях последний скелет принадлежит взрослому мужчине, после смерти которого дом покидался, возможно, чтобы стать святилищем предков. Во всех домах находят одно и то же: остатки еды и циновок; сосуды из глины, дерева, иногда камня; бусины, инструменты и оружие из обсидиана (очень твердого вулканического стекла), реже — из кремня.

Быт людей в Чатал-Хююк

Чатал-хююкцы держали прирученных собак, выполнявших не только сторожевые, но и, судя по стенным росписям, пастушьи и охотничьи функции. Характер износа человеческих зубов говорит, что зерно отнюдь не было здесь главной пищей. Ели много мяса (его давали домашние и дикие животные), а также рыбу. Судя по костям и стенным росписям, разводили в основном овец, а баранину разнообразили охотничьими трофеями. В меню значились дикие козы, лошади, быки, кабаны и олени. Ради шкур промышляли леопардов, онагров (диких ослов), львов, газелей, медведей и даже диких котов.

Запасы различного зерна говорят о довольно развитом земледелии и знакомстве с несколькими культурами. Иногда пекли лепешки, но обычно делали кашу или похлебку. Крестьяне выращивали также овощи и, по-видимому, давили масло из семян пастушьей сумки — растения, близкого к горчице.

На столе регулярно бывали желуди, каперсы, дикие яблоки, виноград, фисташки и грецкие орехи, собиравшиеся в сырых окрестных зарослях и лесах по краю равнины Конья. Недавние раскопки говорят о важной роли в питании местных жителей клубней, в том числе росшего рядом камыша.

Торговля в каменном веке

Кроме пищи, равнина Конья могла дать разве что глину и тростник. Практически все остальное было привозным. Дерево — можжевельник, дуб и сосну — вероятно, сплавляли по Чаршамбе со склонов Тавра, примерно в 80 км к югу, а потом тащили к поселку волами. Медь и свинец поступали с этих же гор. Обсидиан для изготовления острых орудий типа лезвий и наконечников стрел, находился неподалеку. В домах найдены также средиземноморские ракушки, сирийские кремневые и керамические изделия.

Чатал-хююкские ремесленники пользовались и другими, явно не местными материалами, включая краски (например, желтую и красную охру); твердый камень для орудий; известняк, глинистый сланец, арагонит; самоцветы вроде сердолика (карнеола), а также синего и зеленого апатита, из которых делали бусы.

Все это говорит о меновой торговле с дальними краями. Находки местной керамики в Киликии (на 160 км юго-восточнее) демонстрируют влияние Чагал-Хююка далеко за пределами равнины Конья, возможно, даже в окружающих ее горах, на площади предположительно 30 000 кв. км.

Предметы искусства в Чатал-Хююк

Весьма вероятно, что стабильность самого Чатал-Хююка и его связей с другими сообществами во многом определялась общей религией. Домашние святилища украшались тремя способами: стенными росписями, гипсовыми рельефами и вырезанными в гипсе силуэтами.

Росписи варьируются от простых красных панно и геометрических узоров до сложных дизайнерских решений с символическими фигурами и кистями рук. Среди сюжетов известны стервятники, парящие над трупами; мужчина, отбивающийся от стервятника; мужчина, держащий две человеческие головы; охота на оленя; извержение вулкана.

В домах и склепах Чатал-Хююка найдены сотни бытовых предметов, дающих четкое представление о повседневных заботах его жителей. Большинство вещей вырезано из кости и дерева или вылеплено из глины. Особенно примечательны костяные вильчатые лопаточки, которыми женщины накладывали макияж. Раскопана деревянная посуда - огромные блюда с ручками, тарелки, миски. Еду готовили в высоких двуручных глиняных горшках, которые ставили на открытый очаг либо в печь.

Гипсовые рельефы беднее темами, которые часто повторяются. Распространены фигурки богини в позе роженицы — с поднятыми руками и ногами. Роды вообще — популярный сюжет. Например, одна богиня рожает бычью голову, а рядом ее подруга — баранью. В другом случае над женской фигурой высится столбик из трех бычьих голов, а поверх них — баранья. Означает это последовательные «роды» или «геральдических» спутников божества, неясно.

Рельефная бычья голова встречается в очень многих зданиях — с настоящими, глиняными или гипсовыми рогами. Почти наверняка это олицетворение мужского начала, которое в такой скульптуре никогда не бывает антропоморфным. Женское начало выглядит по-разному. Некоторые фигурки беременные, другие — худые и изящные. Есть ловко сработанная «Барби» с вставными руками и ногами. Многие фигурки без лиц — похоже, на шпеньках над их головами крепились маски или парики.

Тематика третьего типа изображений, силуэтного — быки, оленьи головы с рогами в профиль, кабаны и коровы. Бычьи головы бывают также со сложенными под ними дарами — от украшений и оружия до кусков мяса и даже человеческой головы в корзине. Толкование этих сюжетов — область гипотез. В общем, похоже на поклонение циклу рождения-смерти, что подтверждается и находимыми тут же ритуальными объектами.

Мелкие статуэтки (обычно ниже 20 см) из камня или обожженной глины изображают богов и полубогов. Они собраны в святилище. Несколько статуэток изображают бородатого мужчину, возможно, бога охоты, сидящего среди грубо вырезанных животных. Однако наиболее впечатляет женское божество, которое, сидя на зооморфном троне, рожает младенца.

Богатство культовых изображений в Чатал-Хююке говорит о развитой религиозности. Здешние идолы явно послужили прототипами позднейших анатолийских (и не только анатолийских) богов и богинь, сопровождаемых птицами, леопардами, быками и оленями.

Откуда взялись основатели Чатал-Хююка?

Стены пещер и грота покрыты изображениями быков, оленей, диких козлов, окруженных мелкими человеческими фигурками. Это очень похоже на живопись Чатал-Хююка. Некоторые ученые считают, что обитатели Чатал-Хююка — шумероиды из Гандж-Даре (Загрос, Иран), куда, в свою очередь, пришли с Дона и Северного Кавказа около XV тысячелетия до н.э. В районе Чатал-Хююка они могли смешиваться с местным населением.

Чатал-Хююк процветал несколько тысяч лет. В начале бронзового века число поселений на равнине Конья резко возросло. К 3000 до н.э. начали возникать города, но к тому времени потомки чатал-хююкцев уже куда-то мигрировали, возможно, в направлении Египта. Вскоре после 2000 до н.э. этот регион практически опустел. И все же культура Чатал-Хююка знакома не только ученым.

Простые геометрические узоры на стенах его домов — красные панно с отпечатками растопыренных ладоней — можно видеть в шести современных окрестных деревнях: выдумка первобытного дизайнера пережила автора на 9000 лет.

26 июля 2020 в 15:45

Редактор Astromeridian.ru




Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.