Биография и деятельность Джозефа Аллена Хайнека

31 января 2020 в 10:12

Дж. Аллена Хайнека нередко называют «Галилеем исследований феномена НЛО». Однако, нелишне вспомнить и о его многолетнем вкладе в дискредитацию проблемы НЛО в глазах американской общественности. Впоследствии Хайнек оправдывался тем, что он желал сохранить доступ к официальным сообщениям об НЛО: в случае открытой конфронтации с военно-воздушными силами двери ATIC перед ним немедленно захлопнулись бы. Так или иначе, в течение двух десятилетий его репутация в независимом сообществе исследователей НЛО была, мягко говоря, плохой: исследователи-любители не без основания считали его лакеем военно-воздушных сил. Сегодня об этом предпочитают не вспоминать.

Белые пятна в биографии научного консультанта ВВС Аллена Хайнека

Жак Валле, тесно сотрудничавший с Хайнеком в 60-е гг., также подтверждает, что ВВС «были согласны терпеть своего научного консультанта лишь до тех пор, пока он помалкивал». С этим утверждением спорить трудно; вопрос в другом — почему, собственно, Хайнек молчал? В силу свойственной ему кротости, или по иным причинам? Почти все авторы, пишущие о Хайнеке, принимают первое объяснение, полагая, что, при всем своем таланте ученого, бойцом он не был. Ну что ж, объяснение неплохое. Слабость — это еще не преступление. Вот только соответствует ли оно реальности? Детальный анализ имеющихся сведений заставляет в нем несколько усомниться.

Да, конечно, Аллен Хайнек был человеком мягким и не склонным к конфликтам. Но именно эта его черта и заставила секретные службы проявить к нему интерес. Неправильно думать, что Хайнек всю свою жизнь был обычным цивильным астрономом, который просто «помогал» военно-воздушным силам разобраться с загадочными явлениями в атмосфере. В 1942 г. он покинул университет штата Огайо, чтобы принять участие в совершенно секретном проекте, финансируемом военно-морским флотом. Речь шла о радиовзрывателе, предназначенном для установки в головной части управляемых снарядов и позволяющем радиооператору подрывать снаряд на любом желаемом расстоянии от цели. Наряду с радиолокатором и атомной бомбой, этот прибор считается одним из трех самых значительных научно-технических достижений второй мировой войны. Он разрабатывался в университете Джона Хопкинса, Силвер-Спринге, штат Мэриленд.

Разумеется, многие ученые в годы войны работали на министерство обороны, ничего странного в такой работе не было. Но, во-первых, проект, в котором участвовал Хайнек, являлся одним из самых секретных, а во-вторых, его вклад в разработку радиовзрывателя к науке никакого отношения не имел. В вопросах радиоуправления Хайнек разбирался слабо: по образованию и гражданской специальности он был, как известно, астрофизиком. В университете Джона Хопкинса он занимался вопросами обеспечения безопасности информационных материалов.

Секреты из архива Аллена Хайнека

В годы своего сотрудничества с Хайнеком Валле вел дневник, который он опубликовал в 1992 г. под названием Forbidden Science («Запретная наука»). При внимательном прочтении дневника Валле создается впечатление, что в биографии доктора Хайнека осталось немало белых пятен. Но к тому времени Аллен Хайнек давно уже был мертв и канонизирован как «отец научной уфологии», и уфологическое сообщество предпочло закрыть глаза на эти нюансы.

К примеру, ходили слухи, что к 60-м гг. «Синяя книга» стала для ВВС не более чем приличной вывеской, а реальное «секретное изучение» проблем НЛО велось в совсем иных подразделениях. Валле разделял эти подозрения и неоднократно заводил с Хайнеком разговоры на эту тему.

Последний отвергал всякую возможность подобного заговора со стороны ВВС и утверждал, что «Синяя книга» — действительно исследовательская организация, пусть даже исследования там ведутся на очень низком уровне. Жака Валле слова Хайнека не убедили. Он уже успел заметить, что научный консультант «Синей книги» с большой опаской подходит к проблеме НЛО и знает о ней куда больше, чем говорит. Зачастую Хайнека интересовала не так сама проблема, как те возможности для саморекламы, которые давала принадлежность к узкому кругу «посвященных».

Его личные бумаги пребывали в весьма хаотичном состоянии, что позволило Валле обнаружить в архиве Хайнека документ, ставший впоследствии известным под названием «меморандум Пентакля». На нем стояла дата — январь 1953 г., и гриф — «совершенно секретно». Из содержания документа следовало, что уже тогда существовала отдельная группа, занимавшаяся проблемой НЛО, и желавшая, чтобы работу комиссии Робертсона отложили до того момента, пока они сами не придут к определенным выводам о природе феномена. Это более чем впечатляло! В середине шестидесятых годов широкая публика даже не подозревала о подобных вещах. Естественно, Валле долгое время колебался перед тем, как решился предать меморандум гласности.

Фото НЛО, выполненные Алленом Хайнеком

Еще в одном случае, коллега Валле и Хайнека по имени Фред показал Жаку Валле «очень интересную фотографию, снятую с самолета». Комментарий его был таков:

«Знаете, кто это все заснял? Аллен! Но он почему-то не записал, ни где это случилось, ни в какой день и час. " Оказывается, когда Аллен находился на борту пассажирского самолета, он неожиданно заметил объект белого цвета, летящий, похоже, на той же высоте, что и самолет. Он удостоверился, что перед ним отнюдь не отражение в стекле, а потом убедил себя в том, что видит облако необычной формы, находящееся на большом расстоянии от самолета. «Чтобы проверить, как быстро он может фотографировать», Хайнек достал свой фотоаппарат и сделал две пары стереоскопических снимков. И выбросил этот случай из головы».

Сделанные Хайнеком фотоснимки были опубликованы в совместной книге Хайнека и Валле The Edge of Reality («Грань реальности»), вышедшей в 1975 г. Неизвестно, что это такое, но уж явно не облако. Важность стереоскопичности фотографий в плане их доказательности трудно переоценить. По сути дела, Хайнеку удалось поймать за хвост Жар-птицу. И что же произошло потом? Рассказывает Валле:

«Об этой удаче Фред узнал несколько недель спустя. Но к тому времени Хайнек уже потерял негативы и по одному отпечатку из каждой стереопары. Определить, действительно ли это облако, или что-то другое, стало невозможно. Фред был в ярости. «Порой мне кажется, что Аллен совершенно не заинтересован в установлении истины», — сказал он».

Нет, ну надо же — Аллен Хайнек, занимавшийся во время работы над радиовзрывателем вопросами информационной безопасности, «потерял» оба негатива и по сути дела уничтожил стереоснимки! Не логичнее ли предположить, что он просто был вынужден кому-то их отдать?

Аллен Хайнек сотрудничает с ЦРУ

Как-то во время одной беседы Хайнек сказал Жаку Валле, что военно-воздушные силы прислали ему черновик нового контракта. Он, однако, колеблется, подписывать ли его. Не прочитает ли Валле текст контракта и не выскажет ли своего мнения? Далее Валле пишет:

«К моему удивлению, контракт был составлен не от имени военно-воздушных сил, а от имени Dodge Corporation, филиала компании McGrow-Hill. «А при чем туг McGrow-ННП — поинтересовался я, даже не пытаясь скрыть замешательства. - Или это просто вывеска?» «Вовсе нет, — ответил Хайнек, — на самом деле, они являются подрядчиками Отдела иностранных технологий.

Поскольку McGrow-Hill- это издательская фирма, публикующая учебники, профессора и другие ученые значительно легче идут на контакт с ней и могут привлекаться для участия в разведывательных проектах. Одно из таких направлений — анализ технических достижений Советского Союза. Научные работники — народ довольно нервный, кого-то из них перспектива работы на Отдел иностранных технологий могла бы и напугать». Согласно условиям контракта, в административном отношении Хайнек подчиняется некоему типу по фамилии Суини, к науке отношения не имеющему. Что касается главной задачи, которая ставится перед Хайнеком, то она формулируется достаточно четко: он должен анализировать сообщения о наблюдениях неизвестных летающих объектов и определять степень их возможной опасности для Соединенных Штатов».

Значительные суммы денег, которые Хайнек получал от военно-воздушных сил, шли к нему через посредников. Таким образом, его связь с органами безопасности не прерывалась и в 60-е гг. Валле также сообщает, что, хотя Хайнек не реже одного раза в месяц посещал авиабазу Райт-Паттерсон, он очень редко встречался с главой «Синей книги». Обычно его принимал и приглашал на завтрак в офицерском клубе сам командир базы. Когда Валле спросил Хайнека, о чем они там беседовали, тот ответил: «Исключительно о пустяках. О погоде и о блюдах иностранной кухни».

Любопытно — сколько же членов научного сообщества получали деньги от компаний, сотрудничавших с ЦРУ под прикрытием безобидных вывесок? Замечание Хайнека свидетельствует о том, что он в этом вопросе неплохо разбирался, но, к сожалению, дальше он эту тему развивать не стал. Можно задаться и другим вопросом: кто такой был Суини? И если Хайнек получал деньги от одной фирмы-посредника, то почему не от двух? В разведывательной практике это довольно обычное дело. Иными словами, не были ли и военно-воздушные силы в данном случае также всего лишь «фирмой-посредником»? Поскольку уже понятно, что ЦРУ играло одну из главных закулисных ролей в изучении загадки НЛО (а может быть, и самую главную роль), вопрос представляется достаточно разумным. Правда, найти на него точный ответ будет нелегко.

Контакты Аллена Хайнека с Дональдом Мензелом

Еще один любопытный и малоизвестный факт из того же набора — тесные связи между Алленом Хайнеком и Дональдом Мензелом. Астрономическое сообщество никогда не было многочисленным, и в принципе ничего странного в том, что эти два человека встречались, нет. Однако их контакты выходили за рамки простого профессионального знакомства. Например, с 1955 по 1960 гг. Хайнек занимал пост заместителя директора Смитсонианской астрофизической обсерватории в Кембридже, штат Массачусетс, и руководил программой оптического слежения за спутниками.

В этот период он также часто выступал с лекциями в Гарвардском университете. Что касается Мензела, то он с 1938 г. являлся профессором этого университета и, пожалуй, самым известным астрономом Северной Америки. По сути дела, Мензел олицетворял собой кафедру астрономии Гарвардского университета. В годы работы Хайнека в Кембридже Мензел был директором Гарвардской обсерватории и (как мельком упоминает Валле) наставником Хайнека. Однажды Хайнек даже был вынужден отклонить предложение написать предисловие к книге Мензела. Похоже, что к нему первому Мензел обратился с такой просьбой.

Публике эти два человека казались ярыми антагонистами (взять, для примера, их полемику на научной конференции по проблеме НЛО в конце 1952 г.), но не все, что кажется, существует в действительности. Дональд Мензел был не только одним из ведущих астрономов мира — это был человек, тесно связанный с самыми влиятельными кругами американского шпионского сообщества и друживший с Ванневаром Бушем. Во время войны он возглавлял Комиссию по проблемам радиосвязи Объединенного комитета начальников штабов, а также Секцию физико-математических проблем департамента связи министерства военно-морских сил. Мензел был также одним из ведущих американских специалистов по шифрованию, долгое время сотрудничавшим с Агентством национальной безопасности. Получив от ВМС допуск к работе с совершенно секретными документами особой важности, он являлся консультантом тридцати американских компаний по осуществлению секретных проектов. Мензел работал на ЦРУ и в 50-е гг. был Кировым офицером разведки.

Если принять во внимание все приведенные выше свидетельства, становится понятным, насколько выхолощена биография того же Аллена Хайнека в работах большинства исследователей НЛО. Даже бытующие представления о карьере Мензела далеки от реальности. Джером Кларк, к примеру, полагает, что «участие Мензела в секретных государственных программах достаточно типично и для других ведущих ученых его поколения».


Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.