гороскоп

Народный праздник 17 сентября

Несмотря на то что сентябрь - «пора мокропогодна», усердные прихожане в этот день заказывали молебны о сохранении домов от пожара, а людей и скот от «горючих болезней» - антонова огня, огневицы, летуч-огневика и всех прочих «пламенючих, огнем крещеных». Молились и сами, преклоня колени перед образом Богородицы Неопалимой Купины, которая на иконах изображалась стоящей поверх горящего куста с младенцем на руках.

Этот ярко полыхающий, но не сгорающий куст являлся своего рода символом противостояния «адскому огню», который по одной из существующих версий «вырвался из недр земных» после грехопадения

Приметы на народный праздник 17 сентября

Посланное самим Сатаной пламя смущало легковерных кладоискателей плясками болотных огоньков, манило усталых путников вспышками холодных кладбищенских костров, раздуваемых нежитью, а более всего досаждало пожарами.

Хотя, если не брать в расчет всех бед и несчастий, творимых огнем, за основу его происхождения можно принять другую - «небесную» версию, согласно которой огонь был послан на землю самим Богом, чтобы согреть изгнанных из рая грешников.

Но так или иначе, а к огню на Руси относились с уважением и опаской. Затапливая печь, например, никогда не только не ругались, а даже голоса не повышали, чтобы ненароком не напугать и не разозлить «пламенного» кормильца.

Полагая, что «в огонь плевать - весь дом обижать», пламя на свече предпочитали не задувать, а тушить пальцами. А пожар, возникший от удара молнии, и вовсе не гасили, считая его «живым», самим Господом с небес посланным. Разве что при сильной необходимости огонь могли залить молоком черной коровы. Но, как правило, мало кто и на это решался. «Божий огонь тушить - против Господа грешить».

Другое дело обычный пожар, взявшийся из-за людской неосторожности. Его, не раздумывая, и водой заливали, и ветками хлестали, и засыпали землей. А чтобы он на другие дома не перебросился, затапливали печи, веря, что огонь против огня не выстоит.

Не дать пожару разгуляться могла, по мнению людей знающих, и женщина «при регулах» (месячных), которая, обегая трижды вокруг горящего дома, «закольцовывала» огонь. А если такой бабы в деревне не находилось, искали человека, сохранившего за божницей Пасхальное яйцо, но лишь то, что получено было от первого встречного, с кем похристосоваться пришлось. Им трижды обносили объятый пламенем дом, перебрасывая затем через крышу или бросая в огонь, который якобы тут же и начинал стихать.

Но если не было ни женщины подходящей, ни яйца пасхального, выходили добрые люди с иконами Неопалимой Купины, вставали вокруг горевшего дома и, вознося молитвы Богородице, с надеждой на небесное ее заступничество ждали исхода, надеясь на лучшее.