Сонник - толкование снов бесплатно онлайн » Лучшие и точные сонники » Как мозг создает сон - теории психологов

Теории происхождения снов

создание снов

У этого явления не может быть точного определения, но для эмпирического исследования нам необходимо установить точные характеристики, присущие состоянию сновидения. Мы уже знаем, что, когда мы видим сон, внешняя сенсорная информация блокируется, а мышцы теряют тонус, так что мы неспособны выполнить ни одну двигательную команду, полученную в сновидении, кроме движения глаз. Парадоксально, но это не лишает спящий мозг способности воспринимать двигательные ощущения, такие как ходьба, бег, плавание, даже полет. Другие свойства сознания при этом продолжают функционировать нормально.

Где «живут» сновидения?

В сновидении мы получаем информацию изнутри, поэтому в нем преобладают визуальные образы, но присутствуют также слуховые и тактильные ощущения. Звук и запах ощущаются нечасто, как и боль, хотя спящий человек может попадать во сне в пугающие ситуации. Все кажется реальным, и вместе с тем в структуре сна типично присутствуют странные элементы — несоответствия (несовместимые детали), разрывы (изменение времени и места действия), трансформации личности. Однако спящий не осознает эти странные несоответствия и не отличает их от повседневной реальности.

Во сне отсутствует самоощущение, при котором человек может оценить себя со стороны, и теряется волевой контроль над событиями. Спящий только умозрительно вовлечен в происходящее во сне. Любой теоретик, который стремится к пониманию сновидения, должен объяснить происхождение этих элементов. Но прежде всего он должен объяснить, откуда приходят сновидения, а затем попытаться ответить на самый трудный вопрос: в чем их предназначение? Доктор Джилиани уже высказал свое мнение, почему, с точки зрения биохимии, мы забываем свои сны.

Научные исследования послужили толчком к созданию множества теорий о роли сновидений. После появления компьютерной модели разума стало модным описывать сновидение в терминах компьютерного программирования. В результате сновидения стали рассматривать только как информацию, которая в форме визуальных образов накапливается в нашей памяти, как будто компьютер сохраняет запись стихотворения в двоичном коде. Стихотворение, которое хранится в нашем компьютере, на языке машины представляет собой забавный рисунок, состоящий из единиц и нолей, и не имеет ни малейшего смысла. И сновидения — это те же мысли, только ночью мы читаем их в двоичном коде, что отчасти объясняет, почему в них так много странных элементов.

Иранский психолог Кристофер Эванс предложил теорию, сравнивающую сновидение с компьютером в состоянии оффлайн, когда при обработке информации он не имеет доступа к новым входящим данным, то есть отключен от внешней сети. Точно так же мозг впитывает впечатления на протяжении всего дня, а во сне, не имея доступа к свежей сенсорной информации, сортирует и обрабатывает файлы памяти. Этот процесс сортировки информации мы переживаем как сновидение. В основе этого действия лежит сознательная необходимость. Так старомодный банковский клерк все утро получает и выдает деньги, а потом ему требуется целый вечер, чтобы заполнить счетную книгу.

Происхождение сна по теории Крика и Митчисон

В 1983 году Фрэнсис Крик и Грэм Митчисон продвинулись на шаг вперед по пути компьютерных аналогий. Они предложили теорию обратного обучения, которая утверждает, что в силу ограниченных размеров, в особенности коры головного мозга, каждую ночь мозгу необходимо избавляться от информации, скопившейся в зонах памяти, чтобы на освободившееся место поместить свежие данные.

Крик и Митчисон исходили из своего понимания информационных сетей: когда система перегружена информацией, она выдает нежелательные модели поведения. Они утверждали, что мозг - это информационная сеть, и если его регулярно не очищать, он будет развивать ложные идеи и не справится с потоком свежей поступающей информации. А это ставит под угрозу правильность и последовательность процесса запоминания. КЕМ-сон — это механизм, который стирает ложные ассоциации и заменяет лишнюю информацию более важными новейшими данными. Отсюда их известная фраза: «Мы видим сны, чтобы забыть». По их мнению, сны - это мусор (избыточная информация), которая выделяется ночью мозгом в процессе обратного обучения.

Такой процесс уничтожения устаревшей информации представляется беспорядочными образами: незначительный отрывок одного эпизода, потом последний кусок другого, полупонятные ситуации — все вместе это составляет странное содержание наших снов. В соответствии с этой теорией сон, сохранившийся в памяти, отражает фундаментальную ошибку, произошедшую в процессе сновидения, и значит, бесполезно даже пытаться понять смысл сна. Такая теория может показаться радикальной, но с ее помощью очень легко объяснить абсурдность сновидений.

Обе теории не располагают экспериментальными доказательствами, которые подтверждали бы их. Они исключительно умозрительны. В их основе лежит технологический аналог мозга — компьютер — явление, которое все больше затрагивает нашу жизнь. Эти теории ничего не говорят о психологической причине или источнике сновидений. Активационно-синтетическая модель, которая включает в себя совокупность научных доказательств и лабораторных исследований, определяет стимул сна и подробно описывает его генезис. Возможно, Крик и Митчисон согласятся с тем, как она объясняет происхождение сновидений.

Нейропсихологическая теория происхождения снов Хобсона-Маккарли

Дж. Алан Хобсон и Роберт Маккарли из Гарвардской медицинской школы предложили полностью нейропсихологическую теорию происхождения сновидений — активационно-синтетическую модель. Их целью было проследить неврологическую составляющую сна, отдельно от его биохимической природы. Они пришли к выводу, что сны — результат последовательного включения нейронных связей в мозговом стволе.

Нейрон — это особая клетка, которая способна передавать нервные импульсы и переносить информацию от одной части тела к другой. После включения нейронные сигналы бомбардируют передний мозг, активируя его визуальную область, на которой генерируются случайные образы. Столкнувшись с этим, средний мозг, контролирующий высшую нервную деятельность, например мыслительный процесс, пытается синтезировать связную последовательность, вызывая знакомые образы из банка памяти. Синтез обеспечивает связь между разрозненными образами, активированными в результате возбуждения нейронов в стволе головного мозга. Синтезированный эпизод переживается как сновидение. Вот, очень коротко, модель Хобсона-Маккарли.

Как метаболизм влияет на сон?

Объяснение Хобсона-Маккарли может показаться сложным, но оно основано на элементарных фактах. Периодически мы спим и бодрствуем. Когда мы спим, то каждые 19 минут видим сон. Казалось бы, простые факты, но ученые задумались о том, как объяснить в теории периодическую смену бодрствования, сна и сновидения. Как было отмечено ранее, этот повторяющийся процесс не связан исключительно с усталостью и отдыхом. Регулярная циклическая природа сна указывает на то, что сон является результатом бессознательного процесса, обусловленного физиологией.

Дальнейшие исследования показали, что первичная мотивация сна не психологическая, а, скорее всего, метаболическая. Иначе говоря, наша способность бодрствовать, спать и видеть сны зависит от процессов, происходящих в стволе головного мозга. Это примитивная часть мозга, отвечающая за бессознательные функции. Подтверждение пришло, когда ствол мозга кошки был рассечен на уровне моста. Верхний мозг, таким образом, оставался неактивным, и кошка перестала спать. Она проходила весь цикл бодрствования и сновидения, но не засыпала! Это показывает, что наша способность спать контролируется особым участком мозгового ствола. Если разрез проходил немного ниже мозгового ствола перед продолговатым мозгом, кошка вообще не спала, а постоянно бодрствовала. Это прямое доказательство того, что спусковой механизм, инициирующий сновидение, находится именно в центральной части примитивного ствола мозга.

Тайна механизма сна и сновидения, которая тысячелетиями ускользала от человека, наконец была открыта. В стволе головного мозга находится селекторный переключатель. В одном положении он приводит мозг в состояние бодрствования, в другом положении — в состояние сна, а в третьей позиции запускает сновидение.

Активационно-синтетическая гипотеза предполагает, что такое переключение — результат постоянного соперничества между группами нейронов мозга. Затухание и активация разных групп нейронов вызывает циклы бодрствования, сна и сновидения. Иначе говоря, сновидение происходит, когда определенные нейроны в стволе мозга побеждают, а другие нейроны вынуждены бездействовать. Горение победивших нейронов приводит к спонтанным возбуждениям, которые передаются в основном по визуальным каналам переднего мозга. Эти сигналы, по-видимому, и формируют образы, которые человек видит во сне.

Независимо от того, насколько сильно мозг стимулирован такими спонтанными импульсами, во время сна двигательная система остается неактивной, так как она также контролируется стволом мозга. Это было экспериментально подтверждено, когда у кошки был разрушен участок мозгового ствола, контролирующий мускульные движения. Кошка могла спать и одновременно активно действовать. У спящей кошки наблюдались спазмы активного физического поведения. Движения ее тела говорили о ярости или о страхе, как будто ей что-то угрожало. В других случаях кошка в течение одной или двух минут преследовала добычу. Поведение спящего животного временами было настолько свирепым, что даже экспериментатору приходилось отскакивать в сторону. Теперь мы не только точно знаем, что кошки видят сны, но и можем себе представить, что им снится!

Как мозг создает сон?

Согласно активационно-синтетической модели, не только возбуждение нейронов в стволе мозга вызывает быстрые движения глаз (REM), но и движения глаз полностью повторяют рисунок нейронной активности. Сильные импульсы возбуждения в точном соответствии с движением глаз проходят по независимым каналам из ствола мозга к образно-воспроизводящим участкам переднего мозга. Это стимулирует визуальные рецепторы, что и придает снам по большей части визуальный характер. Другие области мозга стимулируются похожим образом.

Одновременно сенсорные данные, поступающие в мозг из внешнего мира, блокируются теми же нейронами, которые вызывают движения глаз. Нейроны мозгового ствола также перекрывают любые сигналы, посланные мускульной системе, что в результате вызывает мускульную атонию. Отсутствие двигательной активности тем не менее не исключает восприятия внутренних сигналов, идущих из ствола мозга, а передний мозг постоянно обрабатывает их. Так как мы не в состоянии отреагировать на сигналы, как сделали бы в состоянии бодрствования, результаты этого процесса спящий мозг видит в сновидениях. Например, сигналы, блокирующие физическое движение, могут переживаться во сне как неспособность пошевелиться.

Возбуждение части мозга, отвечающей за равновесие (вестибулярной зоны), дает ощущение полета или падения. Преобладающий визуальный характер сновидений связан со стимуляцией визуальной зоны коры мозга, ощущение движения — с активацией двигательной зоны коры мозга, интенсивность сигналов придает живость элементам сна, а схема сигналов диктует перемены действия и замысла. Исходя из этих предпосылок, модель Хобсона-Маккарли рассматривает сновидение как побочный продукт нейронной активности в стволе головного мозга.

По мнению Хобсона и Маккарли, генезис сновидения не заканчивается на фазе активации. В свою теорию они включили понятие синтеза, то есть трансформацию нейронной активности в последовательное повествование. Они полагают, что как только мозг активируется, он стремится установить связь между случайными образами, постоянно возникающими в образно- наводящей зоне. Его цель — синтезировать непонятные данные. Для этого мозг вызывает другие данные из банка памяти, которые могли бы связать уже активированные, но бессмысленные образы и придать им последовательность. Попытка синтеза приводит к изменению места действия в сновидении, временным сжатиям, деформация личности создает символический контекст.

Причудливые элементы, которыми окрашивается сновидение, следует объяснить неудачными попытками переднего мозга создать осмысленную картину из несвязных образов, производимых беспорядочными нейронными импульсами в стволе мозга. Иначе говоря, передний мозг делает все, что может, формируя пусть даже отчасти связные образы сновидения из шумовых сигналов, посылаемых ему из мозгового ствола.

Активация и синтез сновидений

Процесс станет более понятным, если отдельно рассмотреть активацию и синтез. Скажем, человек засыпает и видит случайные образы себя самого, ребенка шести или восьми лет, какие-то здания и пасмурный день. Помимо активации случайных образов людей и объектов, нейронное возбуждение также включает ощущение движения и чувство дружелюбия и встречи с незнакомым. Это фаза активации сновидения.

Разрозненные образы, чувства и ощущения возникают как побочный продукт нейронного горения, нечто вроде пивной пены. Затем, столкнувшись с этими разобщенными образами, передний мозг пытается придать им смысл и сложить всю эту нелепицу в последовательный рассказ. Он может сделать это различными способами, например, путем комбинации. Мужчина и мальчик могут слиться в один образ из детства, когда спящему было шесть лет. Конечно, есть и другие способы упорядочить полученные образы: он вместе с девятилетним мальчиком идет по улице вдоль здания. То, что они идут по улице, было взято из памяти, чтобы создать единую картину. Затем передний мозг вносит в повествование ощущение движения.

Последующий процесс синтеза, по теории Хобсона-Маккарли, составит из сложившихся образов связный рассказ, и за эту функцию отвечает уже кора мозга. Случайный визуальный ряд, активированный в примере, приведенном выше, включая мужчину, ребенка, слякоть, строения, чувство сердечности и непричастности, может быть синтезирован в последовательный смысловой ряд. Хобсон полагает, что мозг делает это потому, что кора мозга так одержима поисками смысла, что, если попросить ее обработать данные, она отыщет смысл даже там, где его совсем чуть-чуть или вовсе нет, а если не получится, просто создаст его на пустом месте.

Это похоже на то, как мы пытаемся разглядеть картины на звездном небе. Изображения не являются частью зодиакальных созвездий, мы накладываем эти рисунки на звезды, чтобы было легче представить себе карту ночного Неба. Звезды или сновидения как таковые не обладают смыслом, его создаст сам наблюдатель. Это не означает, добавляет Хобсон, что сновидения бесполезны. Они помогают мозгу поддерживать основные нейронные связи, потому что состояние бодрствования не задействует все возможности мозга. Хобсон сравнивает мозг с машиной, стоящей в гараже. Мы должны раз в сутки перебирать наш церебральный мотор, чтобы поддерживать его в рабочем состоянии.

© Фото: ru.depositphotos.com
22 июля 2019 в 14:24
Оцените статью:
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)

ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ