АстроМеридиан.ру

Трактовка снов по Фрейду

сны по фрейду

Человечество в пору своего детства населило небеса богами и демонами, чью силу нельзя было ни понять, ни осмыслить. С таинственным миром сновидений человек сталкивался ежедневно. Сновидения он мог объяснить только как дар небес. Постепенно люди уверовали, что сны происходят из мира сверхъестественного, и с тех пор источник сновидений всегда оставался внешним по отношению к человеку.

С приходом XX века Фрейд поместил внутри нас большую часть того, что считалось внешним. Внутренняя борьба — это демоны, которые преследуют нас, а вдохновенные стремления — это боги, которые направляют нас. В сновидении мы встречаемся с нашими богами и демонами. Теория Фрейда произвела революцию, поскольку только она была созвучна новому ощущению реальности.

Как изменялось отношение к снам до Фрейда?

Ранняя картина мироздания представляла гармоническое единство, стройную иерархию, в которой все сущее, от сияющих небес до дрожащей травинки, занимало свое место. Человечество было центром мироздания, а земля, где оно обитало, была центром вселенной. Со всех сторон землю окружали небеса. Птолемеев космос долгое время оставался незыблемым, пока Коперник не заменил геоцентрическое устройство вселенной гелиоцентрической концепцией. Земля больше не была центром космоса, а стала просто одной из планет, вращающихся вокруг Солнца.

Галилей, Ньютон и Кеплер описали вселенную с помощью законов механики и математических уравнений. Как и Земля, Солнце перестало быть центром вселенной, когда выяснилось, что это просто незаметная звезда на далекой окраине галактики. С появлением механистического взгляда небожители утратили божественность. Космос больше не вращался по прихоти богов, которые до сих пор считались первопричиной всех событий и явлений. Их заменили силовые и гравитационные поля. Буквально и метафорически человек уже не был средоточием мира, что изменило его представление о своей роли в космосе.

Платон и древний мир не могли себе представить человека вне его связи с космосом. Блаженный Августин и христианство не могли вообразить человека вне его отношений с Богом. Со времен дуализма Декарта философы стремились к радикальному разделению души (разума) и сомы (тела) и пытались в механистических терминах определить свою связь с каждой из них. Душа человека больше не принадлежала Богу, а сам он больше не был заложником космоса. Теперь люди считали себя самодостаточными существами, наделенными способностью мыслить и использовать разум, чтобы исследовать свою природу и самим строить свою жизнь. Человек ощущал свое тело как механизм, построенный по принципу механистического космоса, поэтому тело можно и должно было контролировать. Мало того, дарвиновская теория естественного отбора развеяла последние иллюзии о том, что человеческие существа созданы иначе, чем остальной животный мир.

Эволюционная доктрина без обиняков утверждала: люди относятся к отряду приматов, а их предками были человекообразные обезьяны. Это еще больше поколебало веру в божественное происхождение человека. Радикальный взгляд на природу человека означал, что отныне человеческие существа станут предметом изучения натуралистов. Фрейд вбил последний гвоздь в крышку гроба, когда сообщил нам, что не сознание является средоточием нашей жизни, а бессознательное.

Мы воображаем, что нам известно, как работает наш ум, что мы сознаем, откуда происходят наши эмоции, и понимаем мотивы, стоящие за нашими действиями. Еще во времена античности люди решили, что сознание — это остров, а разум и чувства — его единственные обитатели. Теперь же выяснялось, что это вовсе не остров, а полуостров, прилегающий к материку, окутанному вечным туманом. Оказалось, что внутри самого человека есть некая неизведанная область, о существовании которой он и не подозревал. Этот туманный континент и есть бессознательное.

Именно Фрейд открыл, что не только сознательный разум руководит нашей жизнью. В глубинах человеческой психики таятся нереализованные первобытные влечения, которые во многом определяют наши поступки и чувства. Психическая активность по большей части бессознательна, и только фрагменты этой активности временами достигают сознания. Мы не просто не контролируем нашу внутреннюю жизнь. Мы находимся у нее в подчинении. Фрейд утверждал, что психологически человек «не хозяин в собственном доме». Такое неравноправие возникает из-за того, что решающая роль принадлежит бессознательному. Фрейд разделил разум человека на области сознательного и бессознательного и выдвинул собственную теорию сновидений, которая стала основой психоанализа.

Что такое сны по Фрейду?

Сновидения, по Фрейду, возникают, когда память о недавнем опыте (дневной остаток) высвобождает бессознательные желания. Они требуют воплощения и угрожают захватить сознание, но на их пути встает цензор и не дает им нарушить сон. Эти желания могут миновать цензора, только скрыв свои истинные побуждения. В такой измененной форме они и предстают перед нами в виде образов сновидения. Вот, очень коротко, теория Фрейда о скрытой цензуре. Вопреки общепринятым убеждениям, Фрейд полагал, что сновидения не нарушают сон, а охраняют его. Сновидения, утверждал он, исполняют важную функцию, защищая спящего человека от потрясений.

Доктор медицины, получивший образование в Вене, предложил абсолютно новый подход к изучению сна. Он исходил из тех же предпосылок, что и более ранние интерпретаторы сновидений. В основе его интерпретации лежали достижения современной естественной науки. На смену прорицателям, христианской морали и эсхатологии пришел психический детерминизм. Заслуга Фрейда состоит в том, что он первым предложил теорию сновидений, где бессознательное больше не являлось внешней силой, как языческие боги или рок, а находилось внутри самого человека.

Фрейд был уверен, что сновидение не может быть результатом сознательных мыслей, а только неосознанных желаний и чувств. Не существует простого и прямолинейного соотношения между тем, что говорит сон, и идеей, лежащей в основе сновидения. Все зависит от фантазии. Если мы хотим понять фрейдистскую концепцию сновидения, необходимо познакомиться с определенными различиями, которые Фрейд ввел в структуру и динамику сновидения. Фундаментальными для его концепции являются два противопоставления. Первое разделяет сознательное и бессознательное, а второе проводит границу между явлениями сна и их скрытым содержанием. Представление о бессознательном существовало и раньше. И хотя подобные идеи уже встречались, например, в философии и литературе романтизма, именно Фрейд создал стройную и подробную концепцию. С тех пор бессознательное стало ключом для расшифровки снов в психоанализе.

Теория бессознательного по Фрейду

Мы не всегда способны объяснить все, что с нами происходит. Часто мы не можем вспомнить имя или дату, но проходит время, и они сами всплывают в памяти. Значит, нужная информация существует, но временами недоступна. Где она прячется от нашего сознания? Существуют еще идеи и мысли, которые нельзя осуществить. Если мы отвергаем мысль или налагаем на нее запрет, означает ли это ее уничтожение? Или можно сказать, что отвергнутая идея продолжает существовать, пусть и в бессознательной форме, а значит, способна вернуться в сознание?

Последнее предположение встречает сопротивление, поскольку оно противоречит раз и навсегда провозглашенному главенству разума. Не желая принимать гипотезу о существовании бессознательного, критики Фрейда возражали, что в самой сознательной деятельности есть множество градаций ясности и интенсивности. Некоторые виды деятельности живо воспринимаются чувствами, другие едва различимы, но все они — части сознания. Тогда к чему заявлять, что забытое имя или дата были вытеснены из сознания, и теперь находятся в доселе неизвестной области бессознательного? Их трудно обнаружить просто потому, что воспоминания о них потеряли яркость и стали очень смутными. Они станут различимы для нашего сознания, когда память вновь обретет ясность.

Фрейд отвечал критикам в том же духе. Он сказал, что, используя «градации», чтобы опровергнуть существование бессознательного, можно прийти к отрицанию темноты и смерти. «Существует множество градаций освещения, начиная от самого яркого, ослепительного света и кончая слабым мерцанием, следовательно, не существует никакой темноты» или «существуют различные степени жизненности, следовательно, не существует смерти». Таким образом, бессознательное относится к тому ряду явлений внутренней жизни человека, которые происходят без его ведома. Сюда можно включить и процесс пищеварения, который происходит ниже уровня сознания, но нас не интересуют подобные типы бессознательной активности. Нас заботят бессознательные процессы, которые могут влиять на наше поведение, хотя мы и не отдаем себе в этом отчета.

Для Фрейда эти идеи были только первым шагом к исследованию и пониманию нового пути, которому он в дальнейшем неотступно следовал. Бессознательное, полагал он, это средоточие нерешенных конфликтов, травмирующих событий прошлого, забытого детского опыта и врожденных инстинктивных стремлений, которые никогда не станут сознательными. Он утверждал, что недозволенные желания, которые считаются опасными и потому подавляются, также пребывают в бессознательном, после того как их вытесняет сознание.

Бессознательное, которое до сих пор использовалось только в описательном смысле, теперь означало нечто большее — отдельную область человеческой психики, «особую область разума со своими собственными импульсами, особым способом выражения и с присущим только ей ментальным механизмом, который не действует нигде более». Только фрагменты бессознательного временами проникают в сознание, и не потому, что бессознательная идея — это всегда слабый импульс. Дело в том, что бессознательная идея подчиняется особым законам.

Бессознательные процессы, если попытаться описать их словами, близки к галлюцинации, поскольку в них отсутствуют логические и причинно-следственные связи. Содержимое бессознательного всегда в той или иной степени «заряжено» (наполнено эмоциями). Эмоциональный заряд легко переносится с фактического содержания на нечто другое. Противоположности настолько сближаются, что становятся одним целым. Несколько отдельных образов могут слиться в один сложный. В бессознательном не существует хронологии или отсчета времени. Воспоминания и травмы, полученные в раннем детстве, спустя многие годы отзываются с прежней живостью. Из бессознательного происходят инстинктивные желания, которые часто противоречат требованиям окружающего мира. Поэтому в области бессознательного нет места для внешней реальности, времени или причинной обусловленности, всем управляют эмоции.

Механизм бессознательного представляется чрезвычайно примитивным, мало чем отличаясь от того, который функционирует в ребенке еще до того, как он овладевает речью. Фрейд называл работу бессознательного первичным процессом в противоположность более развитому сознательному мышлению, вторичному процессу. Первичный процесс является инстинктивным, иррациональным и определяется желаниями. В его основе лежит принцип удовольствия. Вторичный процесс — трезвый, рациональный и контролируемый. Он приводит инстинктивные желания в соответствие с требованиями реальности. Первичный процесс управляет бессознательным, в то время как вторичный процесс руководит сознанием и предсознательным.

Фрейдистская теория предсознательного

Далее Фрейд вводит определение еще одной области бессознательного — предсознательное. С его точки зрения, мыслительный процесс, который иногда выходит за границы сознания и может безо всякого труда сохранять с ним связь, находится в предсознании. Он пребывает в ожидании па внешней границе сознания. Наш ум постоянно получает чувственные импульсы из внешнего мира. Мы просто не в состоянии сосредоточить внимание на каждом из них и вынуждены игнорировать некоторые импульсы, иначе нам трудно будет заниматься повседневными делами. Хранилищем для таких отложенных воспоминаний служит предсознательное. В предсознательном сохраняется дневной остаток, часть которого может вызывать сновидения, особенно та его часть, которая получила наибольший эмоциональный резонанс.

Предсознательное разделено с сознанием только прозрачной границей, через которую оно с легкостью проникает. Бессознательные же процессы изолированы и могут прорываться в сознание, только если для этого есть необходимое количество энергии. Вам случалось замечать, что при обращении к бессознательной памяти приходится преодолевать особое чувство отвращения? Пытаясь пробудить бессознательную память человека, мы обязательно столкнемся с его сопротивлением. Эта сила сопротивления и отвращения направлена на то, чтобы сознание и бессознательное действовали порознь.

Фрейд очень логично объяснил, почему возникает сновидение. В отличие от Хобсона, он не считал сновидение следствием метаболических процессов. Напротив, мы уже упоминали, что именно психологические причины вынуждают нас окунуться в сон. И все равно это не объясняет бессмысленный и противоречивый характер снов, их абсурдность, которая так тревожит воображение людей.

Сновидения, по Фрейду, возникают в результате соперничества двух психических сил — одна ищет воплощения, а другая стремится этого не допустить. Когда этот вечный конфликт заканчивается компромиссом, рождается сон. Сила желания наконец может проявиться, но не так, как ей бы того хотелось. Сдерживающей силе удается все же смягчить удар, исказив первоначальное желание, которое стремится к воплощению, и представить его в неузнаваемой форме сновидения.

Точно так же ночью бессознательная сила, пробужденная дневным остатком, сохраняющимся в предсознании, пытается воплотить во сне пробудившиеся неудовлетворенные желания. Ей противостоит другая сила, которая осуществляет цензуру сна и искажает желание почти до неузнаваемости. Фрейд связывал сдерживающую силу с цензором, который охраняет границу между сознанием и бессознательным и предупреждает любое вторжение инстинктивного материала в сознание. Тот же цензор встает на цуги любой мысли, угрожающей захватить бодрствующее сознание, и отправляет ее в область бессознательного. Цензор исполняет полицейские функции, используя силу вытеснения, и потому отвергнутая идея была названа вытесненной мыслью. Позже в своих трудах Фрейд трактовал цензора как суперэго.

Явное и латентное содержание снов по Фрейду

Здесь необходимо упомянуть еще одно противопоставление, являющееся краеугольным камнем фрейдистской теории сновидения. Фрейд различал два уровня сновидения. Полученный визуальный опыт сновидении, который мы помним утром, он называл манифестным (явным) содержанием сна. Фрейд не придавал никакого значения или смысла образам сновидения, манифестному содержанию, так как считал его скрытым проявлением другого, более значительного, латентного содержания, которое представляет собой материю бессознательного.

Эта тайная материя, неискаженные мысли, стремящиеся к воплощению, и есть латентное содержание сновидения. Фрейд называл их мыслями сновидения. Они заключают в себе вытесненные желания и первобытные инстинкты бессознательного. Латентное содержание не может быть выражено прямо, так как цензор не дает ему проникнуть в сознание. Единственный выход для него — маскировка. Таким образом, истинная мысль сновидения — его латентное содержание — изменяет обличье, чтобы миновать цензора, и становится бессмысленным манифестным содержанием или тем, что мы переживаем как сновидение.

© Фото: ru.depositphotos.com
22 июля 2019 в 14:32
Оцените статью:
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)

ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ