Биоэнергетика | Физиогномика | Хиромантия | Графология » Тайны и загадки истории » Истории про инопланетян » История создания NICAP - национального исследовательского комитета по изучению феномена НЛО

NICAP - комитет по расследованию воздушных феноменов

27 июля 2020 в 18:59

Редактор Astromeridian.ru

Военно-воздушные силы не могли до бесконечности оставаться единственным игроком на уфологическом поле. Правда, ни одна из ранее возникших организаций уфологов-любителей не ставила под сомнение их право быть высшей инстанцией в решении вопроса о природе НЛО. Учредители Национального комитета по исследованию атмосферных явлений решили переломить ситуацию. NICAP был учрежден 29 августа 1956 г. в Вашингтоне. В скором времени едва ли не основной целью NICAP стала борьба с секретностью вокруг проблемы НЛО.

Руководство NICAP

Основателем NICAP явился Таунсенд Браун, а одним из ведущих членов стал Дональд Кихоу. Браун, впрочем, недолго оставался у руля комитета. Как мы знаем, этот ученый проводил эксперименты по поиску связи между электромагнетизмом и гравитацией. В 1956 г. он принял участие в работе неформальной дискуссионной группы по летающим тарелкам. Брауну пришла в голову идея создания крупной специализированной организации, чьей основной задачей был бы сбор, анализ и распространение сведений об НЛО, а также дальнейшее развитие исследований в «электрогравитационном» направлении.

Он занял пост казначея NICAP, получил в свое распоряжение офис в столице, и даже смог нанять секретаря. В октябре 1956 г. собрание учредителей одобрило устав новой организации, и дело вроде бы сдвинулось с мертвой точки. Увы деловые способности Брауна оказались ниже средних, и через пару месяцев NICAP постиг финансовый кризис. В январе 1957 г. Кихоу обвинил Брауна неспособности выполнять свои обязанности, и тот подал в отставку. Новым директором NICAP был избран Кихоу.

Кто вошел в совет директоров NICAP?

С самых первых дней существования комитета огромную роль в нем играли представители военно-морского флота. И Браун, и Кихоу были тесно связаны с ВМС и умело пользовались своими связями. Благодаря этому, в совет директоров NICAP вошли три адмирала — инициатор ракетного перевооружения военно-морского флота контр-адмирал Дельмар Фарни, вице-адмирал Роско Хилленкеттер, более известный как первый директор ЦРУ, и командир соединения подводных лодок в годы второй мировой войны контр-адмирал X. Б. Ноулз. Кроме них, совет директоров включал следующих лиц: д-ра Эрла Дугласа, майора Дьюи Фурнэ, Дж. Б. Хартранфта, полковника Роберта Б. Эмерсона, Фрэнка Эдвардса, профессора Чарльза А. Мэйни, преподобного Альберта Баллера, д-ра Маркуса Баха и преподобного Леона К. Ле Вана.

Со временем к ним присоединились Леонард Стрингфилд, до 1972 г. исполнявший функции директора по связям с общественностью, и Делберт Ньюхаус, известный по фильму, снятому в Тремонтоне. За весь период существования NICAP состав его совета директоров оставался неизменным.

Душой и движущей силой организации был, впрочем, никто иной, как Дональд Кихоу. В отличие от Брауна, он не был ученым и интересовался в первую очередь политическим аспектом проблемы НЛО. Хотя NICAP и стал заметным центром по сбору сообщений об НЛО, как того и хотел Браун, научный анализ этих сообщений отошел на второй, если не на третий план. Под влиянием Кихоу организация поставила перед собой более трудную задачу — раз и навсегда положить конец утаиванию информации об НЛО правительством США.

Участие бывших сотрудников ЦРУ в NICAP

Но не только военные моряки составили костяк NICAP. В создании организации приняло участие также значительное количество «бывших» сотрудников Центрального разведывательного управления. Граф Николя де Рошфор, русский эмигрант, автор программ для радиостанции Голос Америки, и член рабочей группы ЦРУ по вопросам психологической войны, занял пост первого вице-президента. Бернард Дж. Карвальо, работавший в одной из подставных компаний ЦРУ — Fairway Corporation — также был одним из основателей NICAP. Впоследствии он возглавлял бюро по избранию новых членов комитета.

С годами связи между NICAP и разведкой только укреплялись. Начальником Рошфора в ЦРУ был полковник Джозеф Брайан, вступивший в NICAP в 1960 г. Немного позже, в 60-е гг., членом организации и главой ее вашингтонского отделения стал бывший офицер ЦРУ по связям с общественностью Карл Пфлок. Спустя десятилетия, он, разумеется, с негодованием отрицал любые намеки на то, что ему приходилось информировать родное Управление о феномене НЛО и деятельности NICAP. В конце 60-х и начале 70-х гг., когда Национальный комитет по исследованию атмосферных явлений начал клониться к упадку, еще несколько сотрудников разведки подключились к его работе. Именно эти люди приняли активное участие в смешении Кихоу. поскольку он к тому времени перенес прицел с ВВС на ЦРУ, осознав, что именно это ведомство играет центральную роль в дезинформации общественности о реальной природе феномена НЛО.

Действительно ли, как утверждает Пфлок, Центральное разведывательное управление совершенно не интересовалось деятельностью NICAP, а участие целого ряда его кадровых сотрудников в работе комитета было простым совпадением? Спорить на эту тему можно до бесконечности, и на каждый довод обязательно найдется весомый контраргумент. Но вспомним о рекомендациях комиссии Робертсона. В 1956 г. они еще оставались секретными, однако в них недвусмысленно подчеркивалась необходимость следить за любительскими ассоциациями исследователей НЛО. Могла ли самая значительная из таких ассоциаций избежать внимания ЦРУ? Уже в 1957 г. агенты Центрального разведывательного управления заставили юрисконсульта NICAP Ральфа Мейера передать им кинопленку, на которой был запечатлен НЛО. Позже ее вернули Мейеру, но без наиболее важных кадров. Безусловно, NICAP постоянно находился в поле зрения американской разведки.

Сотрудничество NICAP с военно-морским флотом

Любопытно, однако, что наиболее значительный вклад в становление и работу комитета внесли именно военные моряки. Представители других родов войск также интересовались деятельностью Кихоу и его коллег, но их в составе комитета было в процентном отношении заметно меньше. Удивляться здесь, впрочем, нечему. К концу 50-х гг., как установил Дональд Кихоу, только военно-морской флот все еще обходился без специальной директивы, устанавливающей повышенный режим секретности для материалов, связанных с НЛО. Гордые мореходы посмеивались над бюрократическими ухищрениями авиационных специалистов, изучавших НЛО. Когда Таунсенд Браун ушел в отставку и совет директоров собрался, чтобы обсудить дальнейшую судьбу NICAP, значительная часть встречи была посвящена актуальному вопросу: каким образом можно противостоять доминированию ВВС в этой области?

Полковник сухопутных войск Роберт Эмерсон (физик по образованию) высказался против обострения отношений со столь влиятельным ведомством. Фарни согласился с точкой зрения Эмерсона, но добавил: «Я уверен, что и в их среде вся эта секретность многим не по душе». И нельзя сказать, что офицеры военно-воздушных сил были поголовно настроены враждебно к комитету, напротив, те из них, кто не был согласен с начальственной политикой, делали всё, что могли, чтобы независимые исследования феномена НЛО активно развивались. Однако именно военно-морской флот на протяжении многих лет вел свою собственную линию в исследованиях проблемы НЛО, во многом расходившуюся с линией ВВС. По всей видимости, это было частью более широкой кампании за самоопределение флота в новых условиях, когда все виды вооруженных сил были подчинены одному министерству обороны. (В памяти государственных чиновников еще было свежо воспоминание о т.н. «адмиральском мятеже» конца сороковых годов. Тогда руководство ВМС настояло на создании гигантских авианосцев, с которых при необходимости можно было бы наносить ядерные удары по противнику, посрамив тем самым авиаторов, жаждавших единоличного владения Бомбой.)

Первые конференции NICAP, посвященные феномену НЛО

К моменту формирования NICAP тот факт, что летающие тарелки — это, так сказать, законная добыча ВВС, никем под сомнение не ставился. 3% «необъяснимых» рассматривались как бесспорная истина, а проводимые «Синей книгой» брифинги являлись, по сути, упражнениями в паблик рилейшнз. Армия с готовностью сотрудничала с военно-воздушными силами в их усилиях скрыть любую информацию об НЛО. 31 января 1957 г. командование сухопутными силами выпустило приказ за номером 30-13, озаглавленный «О наблюдениях необычных летательных аппаратов».

В соответствии с ним, военнослужащие, наблюдавшие в небе что-то странное, могли делиться этой информацией «только со своим непосредственным начальством или же с офицерами и подразделениями, которым такое право было предоставлено начальником разведотдела штаба сухопутных войск». Передача информации другим лицам и организациям категорически запрещалась. В общем, до возникновения NICAP ситуация находилась под полным контролем, а теперь вот такая неприятность...

16 января адмирал Фарни, занявший пост председателя комитета после отставки Брауна, дал свою первую пресс-конференцию в новом качестве. Он объявил о создании Национального комитета по исследованию атмосферных явлений и кратко описал его задачи. «Сообщения, приходящие из достоверных источников, — сказал Фарни, — убедительно свидетельствуют о том, что в атмосфере нашей планеты присутствуют загадочные объекты, движущиеся на очень больших скоростях и кем-то управляемые». Многие очевидцы, добавил он, прекратили сообщать о своих наблюдениях военно-воздушным силам, разочаровавшись в их подходе к этой проблеме. Пресса благожелательно отнеслась к выступлению адмирала, и в скором времени отделения NICAP возникли почти во всех пятидесяти штатах.

Частным образом с комитетом были готовы сотрудничать даже военные. В конце марта 1957 г. Стрингфилд поделился с Кихоу сведениями о своей секретной работе на разведку ВВС. По его словам, офицеры аналитического центра военно-воздушных сил, расположенного в Колумбусе, штат Огайо, к феномену НЛО относились с полной серьезностью. Они требовали, чтобы сведения о наблюдениях странных объектов поступали к ним немедленно — «пусть даже это будет в 3 часа утра».

Пентагон пытался помешать NICAP исследовать феномен НЛО

Национально исследовательский комитет NICAP, занятый изучением феномена НЛО, предложил военно-воздушным силам США объединить усилия в поиске решения загадки НЛО. Проблема, однако, заключалась в том, что члены комитета действительно стремились разгадать эту тайну, тогда как намерения Пентагона так далеко не заходили, во всяком случае, если речь шла о совместной работе с «любителями».

Атака Пентагона против NICAP

Пентагон не замедлил поставить комитет на положенное ему место. В начале апреля военно-воздушные силы развернули атаку против НЛО и NICAP. Начальник отдела по связям с общественностью бригадный генерал Арно Лойман объявил журналистам, что с летающими тарелками наконец-то покончено:

«Наша разведка все тщательно проверила. Да, случается, что по ночам люди видят всякое разное — метеорологические зонды, пламя из дюз реактивных самолетов, запускаемые шутниками модели... Но, господа, хочу вас заверить, что никаких летающих тарелок не существует».

Пресс-атташе одной из авиационных частей договорился до того, что назвал руководство NICAP «сборищем выскочек», не желающими согласиться с тем, что ВВС нашли убедительное объяснение для всех случаев наблюдений НЛО... ну, почти для всех... оставшиеся 3% — мелочь. Вскоре, однако, а именно, 8 апреля 1957 г., генерал-майору Джо Келли, начальнику отдела штаба ВВС по связям с законодательными органами, пришлось отвечать на запрос члена Палаты представителей от штата Монтана (позднее сенатора) Ли Меткаффа.

Келли отверг обвинения в том, что руководство военно-воздушных сил запрещает летчикам рассказывать о своих наблюдениях НЛО. «На самом деле, — писал генерал-майор конгрессмену, — любой случай наблюдения неопознанного летающего объекта, который привлек внимание общественности, обсуждается вполне свободно». Как ни странно, Келли не стал скрывать, что истребителям противовоздушной обороны довольно часто случается преследовать НЛО «из соображений национальной безопасности, а также в расчете на получение новой технической информации». Он, правда, тут же добавил, что пока что неопознанные объекты не нанесли стране никакого вреда.

Случаи НЛО, попавшие в поле зрения NICAP

Не приходится удивляться тому обстоятельству, что первые сообщения о наблюдениях НЛО поступили в NICAP от военных моряков. Некоторые из них передал Кихоу сам Фарни. В одном из сообщений речь шла об инциденте, который произошел в 1953 г. Эскадрилья самолетов AD-3, стартовавшая с авианосца, вела учебный бой над морем. Когда самолеты перестроились, произошло, по словам Кихоу, следующее:

«Огромный сигарообразный аппарат буквально свалился откуда-то с неба. Быстро уменьшив свою скорость, он завис в 300 м над эскадрильей. Летчики прореагировали мгновенно: они развернулись и на полной тяге рванули вверх, к гигантскому космическому кораблю. Огромный корабль резко свернул в сторону и понесся в небо с невероятной скоростью, скрывшись из виду в течение пары секунд».

Трое представителей разведки ВВС, включая полковника, вскоре прибыли на авианосец и подвергли летчиков эскадрильи длительному и жестком) допросу. Не обращая внимания на присутствие командира корабля, полковник приказал пилотам «забыть о том, что вы сегодня видели! Вы не должны обсуждать это происшествие ни с кем, даже между собой!» Офицер не учел маленькой детали: флот — это не авиация. Поскольку никаких запретов подобного рода в ВМС не существовало, Фарни и Кихоу вскоре получили в свои руки подробный отчет о происшествии.

Пентагон пытается дискредитировать NICAP, предоставив сфальсифицированную историю о катастрофе

В мае руководство NICAP едва не попалось на удочку недоброжелателей, собравшись опубликовать сфальсифицированную историю о катастрофе НЛО, якобы произошедшей в Эверглейдсе. О ней сообщило агентство Associated Press — источник на первый взгляд вполне надежный. Кихоу, тем не менее, заподозрил что-то неладное и связался с агентством. Оттуда ответили, что сообщение о катастрофе действительно проходило по их каналам, но это — «явный вымысел». Автором его оказался один из сотрудников Associated Press — инженер, ранее служивший в войсках связи. Он сознался в содеянном, но отказался объяснить причины, побудившие его совершить правонарушение. Инженер также настаивал на том, что он действовал в одиночку.

В 1960 г., когда Кихоу рассказал в прессе об этом инциденте, шуму было немало. Никто, однако, в то время не подозревал, что Агентство национальной безопасности проводит широкомасштабную операцию «Трилистник», контролируя обмен электронными сообщениями как внутри страны, так и за рубежом. Начиналась эта операция именно при участии войск связи. Нет сомнения, что в рамках «Трилистника» распространялась также и дезинформация на тему НЛО.

Случай с агентством Associated Press становится вдвойне показательным, если мы вспомним, что в ноябре 1956 г. начальник управления разведки ВВС Джон Сэмфорд сменил Джулиана Кенайна на посту директора АНБ. Сэм- форд стал вторым по счету — после Кэбелла — генералом, карьера которого в разведке резко ускорилась после того, как он достаточно долгое время занимался проблемой НЛО. Если Кэбелл стал человеком номер два в ЦРУ, то Сэмфорд был теперь человеком номер один в АНБ — самой секретной разведслужбе Америки. Всего три человека были в курсе всех деталей операции «Трилистник», и Сэмфорд был одним из них. Можно ли объяснить простым совпадением тот факт, что всего через несколько месяцев после перехода Сэмфорда из ВВС в АНБ кто-то попытался дискредитировать NICAP с помощью подложной телеграммы Associated Press, изготовленной «бывшим» служащим войск связи? Всю правду об этой истории мы, конечно, никогда не узнаем, но Агентству национальной безопасности даже в 1957 г. было легче легкого провернуть такую комбинацию.




Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.