АстроМеридиан.ру
Сонник - толкование снов бесплатно онлайн » Лучшие и точные сонники » Что такое вещие сны и как их отличить от обычных?

Особенности и трактовка вещих снов

вещий сон

Без всякого сомнения, вещие сны существуют, в том смысле, что их содержание являет собой некую картину будущего. Единственный вопрос: совпадают ли эти предсказания сколько-нибудь заметно с тем, что происходит впоследствии. Пробуждаясь от загадочного сна, все бывают в растерянности. С древности считалось, что спящий иногда переступает границы познаваемого. Когда бы это ни происходило, ощущение тайны и чувство страха не покидали спящего. Но проблема в следующем: как человеку отличить этот особенный сон от обычных снов, которые он видит каждую ночь? Мы уже были свидетелями самых ранних попыток толкования снов, в которых предсказание будущего неразрывно связано с божественной волей. Позже предпринимались попытки вычленить другие признаки, которые могли бы предупредить спящего (или толкователя) о вещей природе сна.

Классификация снов у разных народов

Артемидор делил сны с вещим содержанием на прямосозерцательные и аллегорические. Первые предсказывают события буквально, в то время как вторые прячут предсказание за метафорами. Пенелопа, во времена Гомера, заставила бы нас поверить, что оба вида сна исходят из «ворот из рога», через которые проходят только пророческие сны. Мы не знаем точно, какой признак или аспект сна заставил бы Пенелопу умалить его значение до «ворот слоновой кости», Артемидор обозначает такой сон как простой энупнион — лишенный предсказательной ценности. Другими словами, у нас нет критериев, чтобы определить, является ли сон вещим. И Макробий не разъясняет однозначно такие случаи. Кажется, в Древней Греции пытались обращать внимание на загадочное содержание — странные или яркие элементы, вплетенные в ткань повествования сна. Платон точно определяет в «Тимее» состояние, способствующее предсказанию: «Ни один человек, не поврежденный умом, не может познать вещую истину и вдохновение; а в тот момент, когда он получает боговдохновенное послание — сознание его погружено в сон, или же он не владеет собой из-за болезни или безумия».

Индуисты разработали свои собственные критерии, при помощи которых они определяли тип сна. Карака, отец аюрведической медицины, классифицирует сны следующим образом, разделяя их на семь видов: сны, которые отражают то, что наблюдали наяву, и то, что слышали наяву ; те, что формируются из сознательного опыта; сны, источником которых является воображение спящего путем совмещения двух объектов, например золотая корова, которая состоит из золота и коровы; сны, которые являются исполнением желаний, удовлетворяющие желания, которые остались неосуществленными наяву; и ложно возникший сон, который соотносится с какой-либо дисфункцией организма, как, например, «влажный» сон. Если сон не подпадает ни под одну из этих категорий, тогда, возможно, это вещий сон.

Что такое вещий сон?

Эта простая классификация тоже достоверно не определяет вещий сон. Если мы хотим связать предсказания со сном, необходимы дальнейшие исследования. Карака советует: «Те сны, которые человек видит днем, и все сны, которые слишком коротки, и те, что слишком длинны, не должны рассматриваться опытным врачом как те, что сбудутся». Столь жесткий критерий относит большинство снов, если не все, к тем, что не могут сбыться.

В других культурах полагали, что лучше всего судить о вещем содержании сна по уровню возбуждения спящего. В «Питрон халомот», трактате XVI века, посвященном толкованию снов, еврейский ученый Соломон Алмоли утверждает, что «если кто-то видит во сне яркие воображаемые образы, которые возбуждают его или будят злость, то это — правдивый сон; а если образы бестелесны, не пробуждают никаких сильных эмоций, то сон не правдив. Надежность сна, таким образом, зависит от его соотношения с уровнем возбуждения».

Другой вариант совместного сна — это повторяющийся сон. В отличие от параллельного сна, содержание которого повторяется разным людям в одну и ту же ночь, повторяющийся сон люди видят в разное время. Выходя за пределы времени, он становится трансвременным совместным сном. В Библии сказано, как красноречиво подтвердилось возвышение Иосифа над семьей, когда два сна сообщили одно и то же послание, хоть и с помощью разных символов и в разное время.

В буддийской литературе сон матери Будды Маядеви о зачатии — она видит огромную белую слониху, которая, гладя свой правый бок хоботом, проникает в свою матку, — такой же, как тот, который видела мать предыдущего будды Дипамкары. Похожий смысл придают совместному сну перед рождением героя тексты джайнизма. По «Кальпа сутре» (религиозному джайнскому тексту, рассказывающему в основном о жизни основателей джайнизма), в ту ночь, когда Махавира, двадцать четвертый тиртханкара (просветленная душа) в джайнской традиции, был зачат матерью Трисалой, та увидела четырнадцать последовательных снов, в которых появлялись четырнадцать разных вещей. Когда ее сны были пересказаны королевским толкователям, те, сверяясь с книгами, заявили, что существуют тридцать великих снов, которые составляют определенную последовательность, если рождается избранный. Если матери приснились четырнадцать из них, это возвещает, что родится тиртханкара. Рождение тиртханкара всегда знаменуется похожими снами, которые видит будущая мать. Хотя эти сны разделены временем, многими годами, но каждый раз, когда будущая мать видит во сне один и тот же сюжет, это означает предсказание, возвещающее появление спасителя мира.

Особенности совместного сна

Являются ли совместными снами, сны с одинаковым содержанием? Предвещают ли они одинаковый исход? Совместные сны не редкость для консультирующего психотерапевта. Джул Эйзенбуд, психоаналитик второй половины 1940-х годов, был заинтригован необъяснимыми снами и пытался проверить их, телепатируя трехзначные числа своим пациентам, которые, как он надеялся, проявятся в их снах. Он не очень преуспел в доказательствах передачи мыслей, но столкнулся с тем, что он назвал парные сны, которые в определенном смысле являются совместными снами.

Совместный сон представляет собой загадку, которая ставит с ног на голову наши обычные представления о снах. Мы верим, что нет ничего более личного, чем сон; «ничто другое так упрямо не сопротивляется тому, чтобы быть общим. В реальности все поддается совместному познанию. Сон, напротив, — это приключение, которое пережил и помнит только спящий, это водонепроницаемый, недоступный мир, который не допускает ни малейшей перепроверки».

Все же, поскольку двое людей видели один сон, эта ситуация создает странную связь между этими людьми, похожую на связь между людьми, встретившимися в реальном мире. Эти сны говорят о том, что спящий проникает в общий психический субстрат, который доступен другим людям. Для индуистов, выросших на Упанишадах, это возможно, поскольку мы и мир, который мы населяем, являются частью сна, который видит бог Вишну. Эта мифическая взаимосвязь была приемлемым объяснением в прошлом, по для современного сознания, с его уверенностью в своей независимой индивидуальности, очень сложно признать эту внутреннюю связь. Было.

Вещие сны в древности

С незапамятных времен во всем мире находились люди, считавшиеся одаренными вторым зрением, «третьим глазом», шестым чувством; со способностями сознания, которые, минуя обычные сенсорные каналы, выходили за пределы привычной действительности.

Шаманы общались со своими богами, к святым являлись видения, оракулы предсказывали смерть королей. Способность чувствовать будущее нередка. В одном исследовании были опрошены примерно двадцать пять тысяч восьмиклассников из северной Индии, двести студентов в Западной Африке и триста студентов из университета в Вирджинии, США, которых спрашивали, снились ли им когда-либо необъяснимые сны. Примерно один из шести восьмиклассников и один из трех студентов университета указали, что видели таинственный сон в какой-то момент своей жизни.

И здесь мы сталкиваемся с проблемой. Несмотря на то что необъяснимые сны встречаются повсюду, современное сознание относится к ним весьма скептически. Как мы объясняем их себе с рациональной точки зрения? Существуют некие внутренние трудности в неподдающихся объяснению снах в целом и в предвидении в частности, трудности, которые нуждаются в разъяснении. Изначально в нашем сознании зарождается подозрение, потому что многие сны могут показаться вещими, но в реальности их предсказания не сбудутся. Ложных снов гораздо больше, чем правдивых. И все же, когда сон выполняет свое обещание, мы придаем ему большое значение и не считаем его простым совпадением. Кроме того, пространство необъяснимого очень давно ассоциируется с психической ненормальностью. Многие психически больные люди обнаруживают в себе необъяснимые склонности, телепатию, например, когда люди воспринимают и передают мысли на расстоянии, или способность предсказывать события будущего.

Все эти способности исчезают, как только пациент восстанавливает психическое здоровье. По мере того как к пациенту возвращается осознание реальности, эти необъяснимые явления случаются все реже, и, следовательно, должны считаться нестабильными. В придачу к огромному неверию, существуют рассказы нормальных людей, ради славы или внимания выдумывающих истории, в которых они описывают необъяснимые явления. В то же время другие люди, не мошенники, постепенно подменяют подлинные события мнимыми, и делают это обычно неосознанно. Последний момент — это очень тонкая и сложная материя, которая вызывает множество вопросов.

Как отличить вещий сон от бреда?

Существует еще одна трудность: если сон не предсказывает в точности событие, можно ли его квалифицировать как вещий сон? Не полагаясь на неподтвержденные свидетельства, давайте исследуем необъяснимые сновидения, руководствуясь надежным и объективным мнением психологов, которые в курсе сопутствующих проблем. Если необъяснимые сновидения являются одним из измерений сна, то люди, проходящие курс терапии, также должны видеть эти необыкновенные сны.

Чтобы глубже исследовать проблему, будет полезно, наверное, начать с Фрейда. Фрейд воздержался от высказывания своего мнения по поводу подлинной сущности телепатии. Несложно уяснить причину такого решения, поскольку он сам признавал, что у него никогда не было телепатического сна, кроме того, он чувствовал, что, признав существование телепатии, поставил бы под угрозу научную основу своей работы. Его ранее снисходительное отношение переросло в открытый скепсис. Несмотря на все это, он вернулся к теме телепатии три года спустя, в 1925 году, с несколько изменившимся отношением. Вместо того чтобы привести серьезные доводы, отрицающие телепатию, как в вышеупомянутом примере, он теперь признал, что сообщения о случаях телепатии нельзя игнорировать, даже при том, что их, возможно, недостаточно, чтобы вынести уверенное решение. Простое утверждение Фрейда о том, что психоанализ способен снять покров тайны с телепатического феномена, открыло телепатии дверь в мир сновидений.

Затем он сделал еще один шаг к тому, чтобы признать существование телепатических снов: «Если существуют телепатические сообщения, можно допустить возможность, что они достигнут кого-либо во сне и осядут в сознании во время сна. В самом деле, по аналогии с другим перцепционным и интеллектуальным материалом, существует возможность того, что с телепатическими сообщениями, полученными во время бодрствования, можно разобраться только следующей ночью во сне. Тогда ничто не будет противоречить тому, что материал, переданный путем телепатии, видоизменился и преобразился во сне, подобно любому другому материалу».

Этот шаг открыл дверь еще шире. Все утверждали, что коммуникация, считающаяся телепатической, должна происходить моментально. Любой временной промежуток считался недопустимым. Теперь Фрейд предположил, что телепатия не ограничена моментом; послание могло быть получено в течение дня и могло быть зарегистрировано сознанием только ночью, во сне.

Телепатическое общение в вещих снах

После этого Фрейд хранил молчание восемь лет и затем открыл новое измерение телепатического общения — во взаимодействии аналитика и пациента. Он предположил, что психологическая консультация дает благодатную почву, на которой может расцвести телепатия. Мы знаем, что при толковании сна аналитик должен оставаться пассивным и некритично воспринимать свободные ассоциации пациента. Эти ассоциации не ведут автоматически аналитика к выявлению желаний, ищущих выражения. Нужно сделать интуитивный прыжок к пониманию значения сна. То, что предлагает пациент, является лишь неясным образом, из которого воображение аналитика находит путь в тайные глубины сознания пациента. Нужно подчеркнуть, что этот процесс находится вне ведения наших сознательных возможностей. Фрейд рекомендует аналитику быть интуитивно чутким при слушании; подняться над самим собой и задаться целью слиться с подсознанием пациента.

Эту способность можно описать лишь как «аналитическую интуицию», поскольку аналитик имеет дело не с конкретными событиями, а с собственным бессознательным восприятием событий. Лишь впоследствии сознательный разум упорядочивает это бессознательное восприятие в гармонично связанные мыслительные ряды. Другими словами, интуитивное трансформируется в понимание. Обычно мы не замечаем этих скрытых особенностей, поскольку проявляются они только в пределах научного процесса — психоанализа.

Именно об этой коммуникации вне каналов сознания говорил Фрейд: «В ходе экспериментов в узком кругу у меня часто возникало впечатление, что эмоционально окрашенные яркие воспоминания могут быть успешно переданы без особого труда... на основе большого опыта я склонен сделать заключение о том, что этот вид передачи мысли происходит особенно легко в тот момент, когда идея исходит из бессознательного». Вероятно, каждый человек, имеющий опыт психоанализа, вспомнит моменты, когда ему или ей казалось, что аналитик «читает мысли». Вне аналитической арены этот феномен можно наблюдать во взаимоотношениях мужа и жены или при близкой дружбе, хотя он никогда навязчиво не проявляется.

Как смело заявлял Фрейд: «Больше нельзя отбрасывать изучение так называемых таинственных фактов; вещей, которые, кажется, удостаивают реальное существование психических сил иным, чем известными силами человеческой и животной психики; вещей, которые открывают нам резервы разума, в которые мы до сих пор не верили».

Ясновидение, телепатия и предвидение в снах

Если Фрейд был прав, то пять чувств не являются единственными средствами восприятия; «знание» может обладать более широкими вратами и порогами. Помимо человеческого зрения и за его пределами может быть иной путь «видения». С XIX века исследователи начали приводить такое «видение» в систему. В отличие от давних времен, когда предполагалось, что лишь избранные одарены особой силой, сейчас считается, что все обычные люди, фактически все человечество, имеют латентную экстрасенсорную силу, которая проявляет себя наиболее часто во сне. Эти необъяснимые сны считаются теперь не сверхъестественным указанием на чрезвычайно важные события, а разделяются на несколько видов: ясновидение, телепатия и предвидение.

Ясновидение — это способность видеть предметы или события, которые из-за своей удаленности в пространстве или во времени невозможно увидеть обычным зрением; телепатия — это способность передавать и принимать мысли, не прибегая ни к одной из известных форм общения; а при предвидении информация о событии становится известна до того, как оно произошло. Разница между ясновидением и телепатией состоит в том, что первое наблюдает, в то время как второе является переданным сообщением, хотя ясно, что граница, их разделяющая, иногда прозрачна или трудна для определения. Предвидение связано с предзнанием и отличается и от телепатии, и от ясновидения, поскольку событие еще только должно произойти. Это похоже на эхо, пришедшее раньше звука. И в телепатии, и в ясновидении событие уже разворачивается.

Ясновидение может иметь место и во время бодрствования, и во время сна. В самом драматическом своем проявлении оно может включать длительное видение огня, или аварии, или, скажем, убийства в момент совершения; чаще всего — это картинка, быстро промелькнувшая в сознании. Каким бы ни был механизм телепатии, было собрано достаточно подтверждений для того, чтобы обозначить некоторые обстоятельства, ведущие к ней. Теперь считается, что телепатические сны обычно случаются у эмоционально тесно связанных людей, как отец и дочь, родившая близнецов.

Но почему же пророческие сны не снятся всем? Или они — удел немногих одаренных? Эта идея была полностью опровергнута Дж В. Данном, военным инженером, в знаменитой книге «Эксперимент со временем». Ее публикация в 1927 году вызвала сенсацию своим предположением, что все видят пророческие сны, но большинство людей не замечают их.

Как распознать вещие сны?

Другой важный момент — в приснившемся образе или происшествии должно быть что-то странное или необычное, чтобы можно было признать его связь с будущим. Сон содержит множество образов, а в течение дня мы набираем еще больше впечатлений. В погоне за соответствиями образов из сна с будущим нам придется считаться с законом случайностей. Допустим, если вы видите во сне кодовый замок и затем сталкиваетесь с ним на следующий день, то сон не содержит предсказания.

Еще одна причина, по которой мы не можем распознать вещие сны (помимо малой детализации), состоит в том, что мы не отслеживаем их. Даже если мы дотошно записываем наши сны, мы, скорее всего, пропустим их связь с событиями наяву. Возможно, мы инстинктивно отвергаем эту взаимосвязь, потому что она обратная.

После индивидуальных экспериментов Данна экстрасенсорное восприятие было тщательно изучено в исследовательских лабораториях. Обывательские рассказы о необъяснимых снах существовали с древних времен, но и исследователи, и рационалисты сомневались в их правдивости по разным причинам. Некоторые из трудностей с такими стихийными рассказами уже были перечислены. Для правдивой оценки требуются контролируемые условия и исключение всех прочих факторов. Здесь мы сталкиваемся с серьезной проблемой: сама попытка уловить это явление, измерить его или подтвердить, может его разрушить.

Тем не менее некоторые исследователи предприняли изобретательные эксперименты, которые смогли выстоять под строгим аналитическим взглядом парапсихологии. Начальный этап был открыт гением-пионером доктором Джозефом Б. Рейном (1895-1980), чьи статистические эксперименты превратили исследования психики в научную парапсихологию. Он разработал множество экспериментов, чтобы проверить ясновидение, телепатию и предвидение, используя особую колоду карт, называемую карты Зенера, в университете Дьюка, в Соединенных Штатах. Его жена, доктор Луиза Рейн, работала вместе с ним, и за более чем двадцать лет собрала сведения о 7 тысячах спонтанных экстрасенсорных явлениях. Ее анализ показывал, что 65 процентов из них происходят во сне.

Вещие или паранормальные сны в современном мире

Тем временем вирус паранормального сновидения распространился среди аналитиков-фрейдистов и угрожал стать эпидемией. Юнга с его предполагаемым назначением сна и убеждать было не нужно. Кельвин Холл также оказался восприимчив к этой инфекции. Эпидемия паранормальных снов распространялась. Вскоре Холл провел успешные исследования на тему телепатического сновидения. Он опубликовал свои статистически значимые результаты эксперимента над шестью участниками в немецком журнале. Едва утих восторг по поводу открытия ИЕМ-фазы сна, как Монтегю Ульман с партнерами начал систематическое изучение паранормальных снов в лабораторных условиях. В 1962 году он основал лабораторию сна в госпитале Маймонидеса в нью-йоркском Бруклине.

Другой психолог, Стэнли Криппнер, вскоре присоединился к нему, и в течение десяти лет двое специалистов изучали параметры паранормального сновидения. Они опубликовали много научных статей, и их открытия объединились в книге «Телепатия сна». В их экспериментах должны были быть устранены любые факторы, которые могли повлиять на результаты исследования. Это означало, что любая сенсорная утечка и виде невербальных или мысленных подсказок должна быть заблокирована. Общепризнано, что подсказки могут оказаться очень тривиальными, и ни одна из них не будет значимой сама по себе, но все вместе они могут расширить дорогу подсознательному восприятию.

Если бы вам пришлось проводить эксперимент, чтобы установить, могут ли двое людей общаться телепатически, что бы вы сделали?

Два подобных исследования были выполнены англичанином Малкомом Бессентом, чьи тренировки в Лондоне развили у него психическую «чувствительность». У него был опыт спонтанного предвидения. В конце ноября 1969 года, учась в Бруклине, он видел серии образов, которые, как он думал, были предсказаниями будущего. Он был убежден, что их надо записать. 7 декабря 1969 года он послал их в Центр регистрации предчувствий (ящик 482, станция Таймс-Сквер, Нью-Йорк, ОТ 10036). В них он сделал три предсказания: в катастрофе мирового значения через 4-6 месяцев будет фигурировать нефтяной танкер; Шарль де Голль умрет в течение года; премьер министр Вилсон будет вовлечен в процесс смены английского правительства. Все три оказались правдой. В феврале 1970 года нефтяной танкер Онассиса «Стрела» сел на мель и потерпел бедствие у берегов Новой Шотландии. Нефть разлилась, образовав нефтяную пленку, которая стала международной проблемой. Генерал Шарль де Голль умер одиннадцать месяцев спустя, 10 ноября 1970 года. И против всех ожиданий всех политологов и опросов, Эдвард Хит занял место Вильсона в британском правительстве.

В 1935 году, за три года до собственной смерти в возрасте 82 лет, Фрейд беседовал с венгерским писателем Корнелиусом Табори о своих взглядах на паранормальные явления. Фрейд сказал: «Передача мыслей, возможность чувствовать прошлое или будущее не может быть простой случайностью. Некоторые говорят, — улыбнулся он, — что я к старости стал доверчивым. Нет... я не думаю. Просто всю свою жизнь я учился принимать новые факты смиренно, с готовностью».

© Фото: ru.depositphotos.com
22 июля 2019 в 15:36
Оцените статью:
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)

ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ