20 декабря 2019 в 18:37

Несмотря на уменьшение числа сообщений об НЛО, поступавших в «Синюю книгу», сам феномен НЛО никуда не делся, и на протяжении всего 1952 г. командование военно-воздушных сил ломало себе голову над вопросом: как быть дальше? Майора Дьюи Фурнэ назначили координатором программы «Пятьдесят лучших наблюдений», целью которой было определить, действительно ли летающие тарелки являются пилотируемыми аппарата.

Выводы группы «Пятьдесят лучших наблюдений»

Замысел такой программы возник еще летом в беседах, которые вели между собой Руппельт, Фурнэ, и два старших офицера ВВС — полковники Уэлд0. Смит и У. А. Адамс. Лето и осень прошли в активной работе. К концу года руководимая Фурнэ группа была готова представить свои заключения, гласившие: НЛО действительно являются пилотируемыми аппаратами и, скор всего, управляются инопланетянами. Сам Фурнэ был счастлив. Он уже пред, вкушал новую пресс-конференцию, на которой журналистам были бы продемонстрированы тремонтонский фильм, заключение специалистов ВМС и масса других надежных сообщений об НЛО.

Под занавес этой пресс-конференции должен был бы прозвучать единственный обоснованный вывод из представленных материалов: над Землей летают инопланетные космические корабли.

Позиция ФБР по отношению к отчету группы слежения за НЛО

Эдвард Руппельт с интересом следил за развитием событий. По его словам, отчет группы Фурнэ «был взрывоопасен, поскольку носил неофициальный характер; но одновременно он и не мог быть официальным, поскольку его содержание отличалось взрывоопасностью». Этот отчет внимательно и с интересом читали высокопоставленные чины военной разведки и генералы военно-воздушных сил.

Руппельт осторожно замечает, что даже в штабе генерала Сэмфорда нашлись люди, разделявшие точку зрения Фурнэ. Тем не менее, официально направить отчет «на самый верх» и тем самым рискнул» своей головой — или хотя бы должностью — никто не решался. Слухи о содержании документа дошли до ЦРУ, и Фредерик Дюран попросил Фурнэ поделиться с Управлением своим взглядом на феномен НЛО. В меморандуме ФБР от 27 октября сложившаяся ситуация описывается следующим образом:

«Разведуправление военно-воздушных сил в целом продолжает считать, что летающие тарелки — это миражи и другие природные атмосферные явления. Но кое-кто из офицеров серьезно относится и к внеземной гипотезе».

Создание специальной комиссии для изучения проблемы НЛО

В 1952 г. степень беспокойства американских властей по поводу летающих тарелок достигла своей высшей точки. Вооруженные силы, разведка- даже администрация президента не могли понять, что же все-таки происходит в небе Америки. Декабрьский меморандум Чедуэлла, написанный через четыре месяца после официального развенчания феномена НЛО, ярко демонстрирует это состояние беспокойства и недоумения.

Администрация президента Трумэна курирует проблему НЛО

Значительное число (возможно, даже большинство) аналитиков, занимавшихся проблемой НЛ0 в военно-воздушных и военно-морских силах, склонялось к гипотезе об их внеземном происхождении. ФБР продолжало докладывать о развитии ситуации вокруг этой проблемы непосредственно Эдгару Гуверу. И самое существенное — истребители ВВС то и дело должны были вылетать на перехват непонятных объектов, нарушавших воздушные границы Соединенных Штатов и ставивших под угрозу жизни военных летчиков. Все свидетельствует о том, что правительство США относилось к феномену НЛО как к реальному и опасному фактору. И никто не мог предложить для этой проблемы никакого разумного решения.

Одной из важных составляющих текущей ситуации вокруг НЛО была составляющая политическая. Уже летом 1952 г. стало ясно, что кандидат от демократической партии Эдлай Стивенсон проиграет президентские выборы республиканскому кандидату Дуайту Эйзенхауэру. Администрация президента Трумэна понимала, что после этого в коридорах власти произойдут очень значительные перемены. Что делать, это неизбежная процедура при переходе кормила правления от одной партии к другой... Главе ЦРУ Уолтеру Беделлу Смиту победа республиканцев также не сулила ничего хорошего. Но как в таком случае быть с секретной группой, курирующей проблему НЛО? Все эти годы, с того самого момента, как эта проблема приобрела в глазах администрации весомый статус, в стране был только один президент — Гарри Трумэн. Но смена начальства еще не повод для того, чтобы решение столь важного вопроса оказалось под угрозой срыва. Важно обеспечить непрерывность работы и непрерывность руководства этой работой.

С другой стороны, внутри вооруженных сил, да и во всем американском обществе начали расти «протарелочные» настроения. В Пентагоне их разделяли Дьюи Фурнэ и его начальники, а вне Пентагона — Дональд Кихоу, Фрэнк Эдвардс и целый ряд любительских исследовательских объединений. Все эти лица и организации уже довольно давно являлись досадной помехой на пути серьезных исследований в этой области; тем более было необходимо как можно быстрее дискредитировать эту публику в преддверии назревавших политических перемен. В противном случае «большая волна» 1952 г. могла повториться снова и привести к нежелательным утечкам информации уже при новом президенте.

События, происходившие в верхних эшелонах власти в последние месяцы президентства Трумэна, убедительно демонстрируют: уходящая администрация сделала все, чтобы обеспечить соблюдение своих интересов, как на ближайшее время, так и в отдаленной перспективе. Ближайшей целью была дискредитация «тарелочников», более отдаленной — назначение подходящих лиц на ответственные посты, имевшие хоть какое-то отношение к проблеме НЛО. Комиссия Робертсона, заседавшая со среды, 14 января, по воскресенье, 18 января 1953 г., сыграла в этом процессе наиважнейшую роль. Она поставила финальную точку на всем восьмилетнем периоде пребывания Трумэна в Белом доме. Спустя два дня, 20 января 1953 г., там обосновался Дуайт Эйзенхауэр.

Создание специальной комиссии для изучения проблемы НЛО

Дело не только и не столько в том, что комиссия «развенчала феномен НЛО». С этим согласны все исследователи этой проблемы, но главное было в ином: работа комиссии заложила надежный фундамент для того, чтобы помешать администрации Эйзенхауэра уделять этой проблеме «слишком пристальное» внимание. Улики уничтожались на протяжении многих месяцев; теперь Робертсон и его коллеги всего лишь нанесли глянец на созданную их предшественниками картину.

Национальный научный фонд (NSF) для выполнения такой задачи явно не подходил. Показательно, что спонсором комиссии выступило именно ЦРУ- правительственная организация, проводившая эксперименты по контролю над человеческим сознанием, с помощью подкупленных репортеров манипулировавшая общественным мнением, осуществлявшая перевороты в «недружественных странах» (1953 г. — Иран, 1954 г. — Гватемала), тайным образом собиравшая сведения о феномене НЛО и следившая за независимыми исследователями НЛО. (Кстати сказать, всего лишь за несколько дней до начала работы комиссии агентов ЦРУ поймали на горячем: они прослушивали телефонные переговоры новоизбранного президента Коста-Рики, а потом пытались организовать против него кампанию дезинформации.) Поскольку речь шла совсем не о том, чтобы решить научную проблему, а скорее о том, как справиться с опасным чудовищем, выбор и должен был пасть не на NSF, а на ЦРУ.

Вот что стояло за безобидным с виду наименованием: Научно-консультативный совет по неопознанным летающим объектам (в просторечии — комиссия Робертсона), сам факт созыва которой держался в глубокой тайне до 1958 г.

Члены комиссии Робертсона

Первое заседание комиссии открылось утром 14 января, в 9 часов 30 минут. В нем приняли участие д-р X. П. Робертсон, д-р Луис Альварес, д-р Торнтон Пейдж, д-р Сэмюэл Гоудсмит, а также сотрудники ЦРУ Филипп Дж. Стронг, подполковник К. Э. Одер, Дэвид Б. Стивенсон, и Фредерик Дюран. Пятый член комиссии, д-р Ллойд В. Беркнер, смог приехать только в пятницу вечером, когда основная работа уже подходила к концу.

На утреннем заседании его участники проанализировали результаты предшествовавших работ по проблеме НЛО, к которым в той или иной мере приложило руку Центральное разведывательное управление. Речь шла об августовской программе, выполненной Отделом специальных исследований (авторами заключительного отчета были Стронг, Энг, и Дюран), а также о конференции, проведенной в АТ1С 21 ноября 1952 г., постановлении Консультативного комитета по разведке от 4 декабря, встрече между сотрудниками «Синей книги» и Чедуэллом, Дюраном и Робертсоном, и др.

Предметом разговора было также беспокойство ЦРУ по поводу «возможных угроз для национальной безопасности, которыми чревато это странное явление». Участникам совещания были показаны фильмы, снятые очевидцами появлений НЛО в Тремонтоне и Монтане.

Во второй половине дня к основным членам комиссии присоединились Руппелът, Хайнек и Фурне, а также капитан Гарри Смит и д-р Стивен Поссони. Аналитики ВМС Гарри By и Роберт Нишем из военно-морской фотолаборатории в Анакосте выступили с докладами, в которых представили результаты анализа этих фильмов. Вслед за этим развернулась горячая двухчасовая дискуссия. После дискуссии слово предоставили Эдварду Руппельту, и он в течение сорока минут рассказывал собравшимся о методах анализа сообщений об НЛО, разработанных сотрудниками «Синей книги». В 17 часов 15 минут заседание завершилось.

Повестка дня комиссии по проблеме НЛО

На следующий день Руппельт и Хайнек снова приняли участие в работе комиссии. Руппельт добавил кое-что к своему рассказу о работе «Синей книги», а Хайнек познакомил присутствовавших с бателльским проектом «Аист». Представители ЦРУ продемонстрировали фильм о чайках — явный намек на те выводы, которых они ждали от членов комиссии по поводу сообщений о «так называемых НЛО». (С какой еще целью агенты разведки могли снимать птичек?) Подполковник Одер в сорокаминутном докладе изложил методику работы и выводы проекта «Мерцание». Во второй половине дня комиссию почтил своим присутствием генерал Гарланд. Он высказал следующие пожелания:

  • чаще привлекать к расследованию сообщений об НЛО соответствующим образом проинструктированных офицеров разведки;
  • рассекретить как можно большее количество таких сообщений;
  • расширить штат «Синей книги».

Отчет о деятельности комиссии

В пятницу, 16 января, участие в работе комиссии приняли те же лица, что и в предыдущие дни, за исключением генерала Гарланда. Выступили Хайнек и Фурнэ. Последний, хотя и не упомянул о своем намерении провести специальную пресс-конференцию (на тему об инопланетном происхождении НЛО), но подчеркнул надежность собранного им материала и выразил надежду на то, что комиссия понимает важность момента и необходимость подготовить население страны к его обнародованию. Приведенные им описания отдельных случаев появлений летающих тарелок вызвали «оживленную дискуссию». После того как к собравшимся наконец-то присоединился Беркнер, Робертсон подвел итоги работы комиссии и предложил на рассмотрение «предварительную» резолюцию. «По общему согласию», ему поручили набросать отчет о деятельности комиссии (вчерне подготовленный Дюрантом).

В субботу, 17 января, состоялось заключительное заседание. Рано утром Робертсон представил на рассмотрение «первый вариант чернового текста» отчета комиссии. Как ни странно, оказалось, что Беркнер уже с ним знаком и уже успел одобрить. Вряд ли он читал текст в ночь с пятницы на субботу, поскольку уже предыдущим вечером с этим текстом ознакомились директор ЦРУ Уолтер Беделл Смит и начальник разведуправления ВВС генерал Сэмфорд. Оба отнеслись к отчету более чем одобрительно. Работа просто замечательная по скорости. Последнее заседание было в основном посвящено доработке этого черновика (надо же было отразить в нем и какие-то реальные результаты недельной работы).

Выводы комиссии Робертсона

В отчете комиссии отмечается, что «в подавляющем большинстве сообщений об НЛО не хватает информации для того, чтобы объяснить явление ка. кой-либо простой причиной, но если бы необходимая информация присутствовала, такое объяснение не заставило бы себя ждать». Пытаться объяснить каждое явление совершенно ни к чему — это было бы «пустой тратой времени и усилий». Вопреки мнению Чедуэлла, ясно выраженному в его декабрьском меморандуме, комиссия заключила, что НЛО не представляют какой-либо угрозы для национальной безопасности. Для сравнения приводилась история о том, как Робертсону и Альваресу во время второй мировой войны (!) пришлось заниматься «фу-файтерами». Явление оказалось необъяснимым, но безвредным.

Хотя члены комиссии и не проявили какого-либо интереса к собственно феномену НЛО, выяснилось, что их очень тревожит социальный аспект проблемы. Строго говоря, вопрос о том, представляют или нет эти явления угрозу для национальной безопасности, выходил далеко за рамки компетенции собравшихся в Вашингтоне ученых. Но кто сказал, что целью их работы было решение научной проблемы? Ничтоже сумняшеся, они заключили: «Вооруженные силы не должны поощрять распространение нелепых страхов о «блуждающих огнях»». Рекомендовалось вести активную «просветительскую работу» в этом направлении, что позволило бы опровергнуть «наивное представление о необходимости искать объяснение для любого сообщения об НЛО, сколь бы малоинформативно оно ни было». Цель такой просветительской программы можно сформулировать двумя словами: «обучение (потенциальных очевидцев) и развенчание («мифа о внеземных кораблях»)»:

«Развенчание слухов о летающих тарелках, вызывающих столь сильную реакцию в обществе, должно привести к резкому падению интереса к ним. Обучение методам распознавания известных объектов следует вести с активным участием органов массовой информации, таких как телевидение, кино, газеты и журналы».

Как убедить средства массовой информации следовать указаниям комиссии?

Ну, уж это явно не проблема. Члены комиссии отлично представляли себе степень взаимопроникновения разведки и масс-медиа. Впоследствии Хайнек утверждал, что негативное отношение ключевых членов комиссии Робертсона к проблеме НЛО «неприятно поразило» его Возможно, так и было, но, тем не менее, именно он предложил «распространять просветительскую информацию» (то есть стараться развенчать феномен НЛО) через американских астрономов-любителей. На его взгляд, эта общественная группа могла бы внести в благородное дело антитарелочного просвещения весьма существенный вклад.

Содержание отчета комиссии Робертсона еще раз доказывает, что уже в начале 50-х гг. в «Синюю книгу» поступало отнюдь не каждое сообщение об НЛО. В течение 1952 г., как отмечают авторы отчета, было получено 1900 сообщений о наблюдениях летающих тарелок. Но в документах «Синей книги» фигурирует совсем иная цифра — 1503. Куда же попали остальные 397 сообщений?

Комиссия не упустила из виду и факт существования таких потенциально опасных любительских организаций как Гражданские исследователи летающих тарелок (возникшую в 1951 г.) и APRO. На взгляд членов комиссии за ними следовало присматривать, и с этим выводом трудно не согласиться. «Необходимо учитывать явную безответственность таких групп и возможность их использования в преступных целях». По словам Хайнека, в ходе работы комиссии APRO упоминалась разве что мельком. Из этого Лоренцены заключили, что идея слежки за гражданскими организациями, изучавшими НЛО, принадлежала не столько членам комиссии, сколько ЦРУ.

Анализ деятельности комиссии Робертсона

Сказать, что члены комиссии хорошо разбирались в проблеме, которую они взялись решать, было бы явным преувеличением. Торнтон Пейдж, к примеру, счел внеземную гипотезу «полным бредом», поскольку, с одной стороны, в Солнечной системе нет других населенных планет кроме Земли, а с другой, внеземные корабли не стали бы все свое внимание уделять одному-единственному континенту. Судя по этому высказыванию, Пейдж даже не подозревал о том, что неопознанные летающие объекты наблюдаются отнюдь не только в Америке, но и на других материках. Если это научный подход, то чем он отличается от воинствующего невежества?

Комиссия также отказалась рассматривать сообщения о наблюдениях НЛО, собранные Фурнэ, под тем предлогом, что они представляют собой набор случайных данных, не прошедших процедуры верификации. Как именно следовало бы верифицировать такие данные, оставалось, впрочем, неясным (по-видимому, надо было просто объяснить их без привлечения гипотезы о внеземных кораблях). Объекты, заснятые Николасом Марианой в Грейт Фоллз, комиссия сочла обычными самолетами. Сотни достоверных сообщений об НЛО были проигнорированы. От заключения фотоаналитиков ВМС по поводу тремонтонского фильма отделались совершенно походя: комиссия сочла, что кинокамера Делберта Ньюхауса запечатлела «группу чаек в ярком солнечном свете».

Причиной ошибочного заключения военно-морских специалистов явилось, конечно же, «отсутствие должного руководства» со стороны официальных инстанций. Руппельт позднее удивлялся, почему никто из членов комиссии Робертсона не взял на себя труд лично ознакомиться со свидетельскими показаниями Делберта Ньюхауса. Сам Руппельт тоже, впрочем, встретился с очевидцем тремонтонских событий только несколько месяцев спустя, и рассказ Ньюхауса произвел на него сильное впечатление. Очевиден «не просто предполагал, что НЛО имели дисковидную форму, он это отлично видел».

Безусловно, выводы, к которым пришла комиссия, были предопределены заранее. Хайнек признавался, что для него предубежденность членов комиссии стала очевидной с самого первого дня ее работы. Фурнэ подозревал, что подлинным автором заключения был не Робертсон, а Дюран, и написал он этот текст вечером в пятницу. Историк проблемы НЛО Майкл Суордс отодвигает эту дату еще дальше: «Фурнэ не знал, что черновой вариант отчета был готов задолго до пятницы и даже, по-видимому, до среды».

Могло ли ЦРУ настолько успешно контролировать действия группы ученых, чтобы заставить их прийти к желательным для разведки выводам? Кевин Рэндл, например, сомневается в способности правительственных чиновников «до такой степени фальсифицировать исходные данные, чтобы из них могли следовать только требуемые выводы». Но зачем возиться с исходными данными, если выводы делают специально отобранные люди? Комиссия Робертсона состояла из высокопоставленных ученых, тесно связанных с высшими военными и разведывательными кругами «государства национальной безопасности». Это не было беспристрастное жюри, старавшееся объективно оценить представленные материалы, совсем наоборот.

Последствия работы специальной комиссии

Впрочем, единственным человеком, которого комиссии удалось ввести в заблуждение, оказался Эдвард Руппельт. Он всерьез решил, что рекомендация Гарланда о расширении штата «Синей книги» принята к исполнению, и что предложенные комиссией «просветительские меры» означают «улучшение информирования общественности о состоянии исследований феномена НЛО». Многие ученые и исследователи НЛО разобрались в ситуации значительно лучше. По мнению Кихоу, комиссия Робертсона была созвана по инициативе ЦРУ с единственной целью — раз и навсегда похоронить проблему НЛО. Хайнек — спустя много лет — писал о своем «отрицательном впечатлении» от работы комиссии.

Лоренцены подвергли отчет Робертсона резкой критике. Даже один из членов комиссии, д-р Торнтон Пейдж, в 1980 г. согласился с тем, что не следовало бы «игнорировать пять или десять процентов сообщений, которые были совершенно достоверны и необъяснимы». Причину столь предвзятого отношения к летающим тарелкам он объяснил со всей откровенностью:

«Перед началом работы члены комиссии встретились в узком кругу, и X. П. Робертсон растолковал нам нашу основную задачу. Она состояла в том, чтобы ослабить общественное беспокойство по поводу НЛО и доказать, что ничего необычного в этих объектах на самом деле нет».

Барри Гринвуд и Лоренс Фосетт в своей книге Clear Intent («Явный умысел») отмечают, что цели работы комиссии Робертсона были не научными, а сугубо пропагандистскими. По их словам, «смешно называть двенадцатичасовое обсуждение проблемы НЛО за круглым столом «научным исследованием». Аналитики ВМС, изучавшие всего лишь один-единственный случай наблюдения неопознанного летающего объекта, потратили на его анализ около тысячи человеко-часов и так и не смогли найти ему какое-либо разумное объяснение».

Сказано совершенно справедливо. Но не странно ли, что единственной реакцией научно-военно-разведывательного истеблишмента на события лета 1952 г. стала комиссия Робертсона с ее совершенно непрофессиональным и ненаучным подходом к проблеме НЛО? Если серьезно задумываешься над этим вопросом, неизбежно становишься в тупик. В чем тут дело?

Современный взгляд на деятельность комиссии

Даже сегодня, спустя много лет, вся эта затея выглядит несколько загадочно. Почему ученые нобелевского калибра согласились принять участие в подобном спектакле? Беркнер появился на сцене как раз вовремя, чтобы поставить подпись под заключительным отчетом; прочие отсидели несколько дней, томясь, скучая и не испытывая ни малейшего интереса к теме, которая, как они заранее были уверены, представляет собой полную и безусловную ахинею. Могло ли руководство ЦРУ доверить принятие серьезных политических решений группе лиц, пусть даже и авторитетных в своих собственных областях исследований, но совершенно невежественных в обсуждаемой проблеме?

Принимать решения — безусловно, нет, а вот санкционировать своим авторитетом то, что уже было постановлено на иных уровнях власти, такая группа, конечно, могла. Всегда — и в обычной жизни, и в извращенном мире постоянной секретности — полезно прикрыть свои уязвимые места. Перед комиссией Робертсона вовсе не ставилась задача решить проблему НЛО; ее вердикт должен был просто разрядить обстановку. Вот чего не поняли специалисты из Баттельского мемориального института. Исследование феномена НЛО не интересовало ни ЦРУ, ни военно-воздушные силы. Им вполне хватало уже полученной информации. Единственное, в чем нуждались эти организации — оправдание принятой ими политики.

Главное же в этой политике — намерение американских властей полностью исключить тему НЛО из сферы общественного внимания — к работе комиссии Робертсона имело лишь косвенное отношение. Оно родилось там же, где в конце 40-х и начале 50-х гг. прошлого века принимались все важнейшие решения, связанные с этой опасной проблемой. Единственное, к чему стремились его авторы — добиться того, чтобы публика наконец-то забыла о летающих тарелках. Желательно — навсегда.


Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН
Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы