Биография Луция Юния Брута

Римляне считали, что «долог путь поучений, краток и успешен путь примеров». Свою собственную жизнь они, как правило, строили на примере отцов, дедов и прадедов. Когда же надо было послужить отечеству, они обращались к примерам великих героев прошлого. Прежде всего к тем из них, кто закладывал основы римского могущества и римского характера в первые столетия республики. И хотя в жизни древних героев трудно отделить легенды и предания от подлинных фактов, это не делало её менее поучительной в глазах благодарных потомков. Они верили, что именно легенды и предания запечатлели самое главное, что нужно усвоить, чтобы стать настоящим римлянином. Первым из великих героев республики стал её основатель Луций Юний Брут — освободитель народа от царской власти.

Происхождение Брута

Он принадлежал к древнему патрицианскому роду с троянскими корнями, а по материнской линии — к правившему Римом роду этрусских царей Тарквиния Древнего и его сына или внука Тарквиния Гордого. Брут был племянником последнего римского царя.

Отец и старший брат Брута были убиты Тарквинием Гордым, опасавшимся, что со временем они могут стать опасными соперниками в борьбе за царскую власть. Младшего племянника царь пощадил, поскольку тот притворился безобидным дурачком и предоставил дяде управлять и своим состоянием, и собой. Он так умело играл роль, что римляне дали ему прозвище Брут Тупица, а царь ввёл его в своё окружение и время от времени поручал ему несложные дела.

Пророчество о судьбе Луция Юния Брута

Однажды из колонны царского дворца выползла змея, что считалось в Риме гибельной приметой. Обеспокоенный царь послал двух своих старших сыновей - Тита и Аррунта — с богатыми дарами к Дельфийскому оракулу, а Бруту велел их сопровождать,

Исполнив отцовское поручение, царевичи задали оракулу вопрос, который давно не давал им покоя: «К кому из них перейдёт Римское царство». В ответ прозвучало: «Верховную власть в Риме, о юноши, будет иметь тот из вас, кто первым поцелует мать». Царские сыновья бросили жребий, кому из них первым поцеловать мать. Брут же, который понял истинный смысл пророчества, припал, будто бы оступившись, губами к земле, ведь она, как считали и римляне, и греки, — общая мать всем смертным. Теперь он знал, что час освобождения близок.

Брут призывает народ свергнуть Тарквиния Гордого

Тарквиний Гордый был превосходным полководцем, и искусным дипломатом. Он упрочил власть Рима над соседними городами-государствами и расширил пределы римских владений. Но в самом Риме вёл себя как жестокий и кровавый тиран. Он захватил власть с помощью заговора, убив своего тестя и предшественника — мудрого и милосердного царя Сервия Туллия, и правил не избранный народом и не утверждённый сенатом. Тарквиний перебил знатнейших среди сенаторов, а простой народ донимал бесконечными войнами и трудовыми повинностями.

Чаша терпения римлян переполнилась после гнусного насилия, совершённого младшим из царских сыновей Секстом Тарквинием. Он остановился на ночлег в доме своего родственника Тарквиния Коллатина, когда тот был в военном походе, проник ночью в спальню его жены Лукреции, женщины, славившейся красотой и целомудрием, и обесчестил её. Секст Тарквиний рассчитывал, что она никому не расскажет о своём позоре. Но он просчитался. Лукреция вызвала к себе мужа и отца вместе с их друзьями, рассказала о случившемся и заколола себя кинжалом.

Брут, друг Тарквиния Коллагина, оказался свидетелем этой трагедии. В то время как отец и муж оплакивали несчастную Лукрецию, он поднял окровавленный кинжал и поклялся, что отныне будет преследовать огнём, мечом и всем, чем только сможет, Тарквиния Гордого и его потомство и не потерпит никого из них на царстве в Риме. Затем он передал кинжал Тарквинию Коллатину и предложил повторить слова клятвы и немедленно взяться за оружие. Друзья Брута, поражённые внезапно обнаружившейся у него силой духа и решительностью, избрали его вождём.

Своей речью на римском форуме, в которой обличались преступления Тарквиния Гордого и его близких, Брут воспламенил народ и побудил отобрать власть у царя, а его самого вместе с супругой и детьми приговорить к изгнанию. Когда весть о случившемся дошла до воинского лагеря, где находился царь, он, встревоженный этой новостью, двинулся на Рим подавлять волнения. Узнав об этом, Брут пошёл к войску кружным путём. В то время как ворота Рима захлопнулись перед Тарквинием, Брут, освободитель города, был радостно принят в воинском лагере. Царских сыновей оттуда изгнали. Народное собрание под председательством отца Лукреции избрало первыми консулами Римской республики Брута и Тарквиния Коллатина.

Брут казнит собственных сыновей

По словам римских историков, Брут ревностно оберегал свободу. Он заставил граждан присягнуть, что они никого не потерпят в Риме царём. Политик пополнил сенат, поредевший после казней Тарквиния Гордого, а своего коллегу и друга Тарквиния Коллатина уговорил добровольно удалиться из Рима, поскольку само имя его внушало гражданам опасение. Вместо него новым консулом был избран один из главных участников низвержения царской власти Публий Валерий.

Между тем изгнанный царь задумал вернуть себе власть с помощью предателей из числа знатных римлян. Его послы прибыли в Рим якобы для переговоров о возвращении царского добра. На самом деле они пытались сговориться со знатными юношами, недовольными новыми порядками, о восстановлении царской власти. В число заговорщиков, обещавших тайком ночью открыть ворота и впустить в город царя вместе с собранной им армией, входили два сына Брута. По доносу одного из рабов послы бывшею царя были схвачены консулами перед самым отъездом. При них нашли письма заговорщиков к царю с обещаниями предать Рим. Предатели были арестованы и полностью изобличены.

На суде некоторые знатные римляне стали просить пощадить их сыновей и племянников. Судьи заколебались. Но Брут остался спокойным и непреклонным. Ликторам он приказал начать казнь с собственных сыновей. Их приковали к столбам, высекли розгами и обезглавили. Зрелище было столь ужасным, что собравшиеся на казнь римляне поневоле отводили глаза, и только Брут за всё время казни ни разу не отвёл глаз и не изменил выражения лица. После казни его сыновей никто уже не смел заступаться за остальных предателей... Для римлян было естественно жертвовать собственной жизнью ради отечества. Однако род был для любого из них огромной ценностью, большей, чем собственная жизнь. Поэтому поступок Брута считался вершиной римской доблести.

Гибель Луция Юния Брута

Узнав о провале своего плана, Тарквиний Гордый, пылая гневом и ненавистью, задумал открытую войну. В этрусских городах, среди парей которых у него были друзья и союзники, он набрал большое войско и двинулся походом на Рим. Перейдя границу, враги встретили римское войско во главе с обоими консулами. Валерий командовал пехотой, а Брут шёл впереди во главе конной разведки. Его всадники внезапно столкнулись с конницей этрусков, которую возглавлял царский сын Тарквиний Аррунт. Увидев Брута, Аррунт пришпорил коня и бросился на консула, чтобы свести с ним счёты на глазах у всех воинов.

В то время поединок полководцев нередко решал судьбу сражения. Брут также пришпорил коня и помчался навстречу Аррунту. Они сшиблись столь яростно, что ни тот, ни другой, нанося удар, не подумал себя защитить, так что оба, пронзив друг друга сквозь щиты, замертво пали с коней.

Оба войска бросились в бой вслед за полководцами и сражались столь же яростно и упорно до самого заката, ни на шаг не отступая со своих полиций. Но когда рассвело, римляне увидели, что враги под покровом ночи оставили поле боя и уступили победу.

Консул Публий Валерий с триумфом вернулся в Рим, где похоронил своего товарища с высшими воинскими почестями. Но ещё почётнее для погибшего освободителя Рима стал общественный траур. Особенно он был замечателен тем, что матери семейств целый год как отца оплакивали его — сурового мстителя за поруганную женскую честь.

Статуя Луция Юния Брута многие столетия стояла на Капитолии в окружении других римских святынь. Римляне помнили и почитали своего освободителя, а когда республика оказывалась в опасности, обращались к нему за помощью.

Наследник Луция Юния Брута

После казни сыновей Луция Юния Брута и его гибели угас древний и славный род. Однако имя Брута принял один из вождей плебеев, отстаивавший свободу в борьбе с патрициями. Выходцы из этого рода со временем заняли видное место в рядах новой римской знати — нобилитета. Один из них — Марк Юний Брут возглавил успешный заговор против диктатора Цезаря, задумавшего стать новым римским царём.

По сообщению римских писателей, колебавшегося какое-то время Марка Юния Брута к решительным действиям побуждали многочисленные увещевания сограждан: трибунал, с которого он, претор, вершил свои судейские обязанности, однажды утром оказался завален табличками со словами: «Ты спишь, Брут?» и «Ты не настоящий Брут!». Под статуей Луция Брута кто-то написал: «О, если бы ты был жив!», а под статуей Цезаря: «Брут, изгнав царей из Рима, стал в нём первым консулом, Этот, консулов изгнавши, стал царём, в конце концов».

26 июля 2020 в 15:41

Редактор Astromeridian.ru




Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.