Жизнь и работы Карла Густава Юнга

Странные события отметили смерть великого швейцарского психоаналитика и провидца Карла Густава Юнга (1875-1961). В его любимое дерево в саду в Кюшнахте под Цюрихом ударила молния; его другу Лоренсу ван дер Посту, находившемуся тогда в море, приснился Юнг, который сказал: «Мы увидимся с тобой», — и на следующий день ван дер Пост узнал, что Юнг умер именно тогда, когда он видел этот сон. Через несколько лет он снимал фильм о Юнге в Кюшнахте. Молния снова попала в сад именно в тот момент, когда ван дер Пост рассказывал перед камерой о смерти Юнга.

Детство Юнга

Родившийся 26 июля 1875 года в Кессвиле на озере Констанс, Юнг был странным ребенком. В 1879 году его духовный отец переселил всю семью в Кляйн-Хюнинген на Рейне, где в школе мальчика прозвали «отец Абрам». Это отразило его собственное чувство существования в нем двух личностей: одна — неуклюжий, замкнутый мальчик; другая — мудрый старец (позднее названный Филимоном). Этот внутренний конфликт, усиленный исходящим от отца требованием слепой веры, нашел первое разрешение в чтении «Фауста» Гете — «Две души, увы, живут в моей груди».

Затем в их доме произошли психокинетические события (которые Юнг связывал с пятнадцатилетней соседкой). Стол раскалывался, нож для нарезания хлеба сломался в буфете. Изречение Крафта-Эбинга «психозы являются болезнями личности» очаровало Юнга. Как и его сны. В одном из них в возрасте трех лет он прошел по подземному коридору в камеру, где стоял огромный фаллос на золотом троне. В двенадцать лет мальчик имел видение Базельского собора, разрушенного экскрементом, упавшим с золотого трона высоко в небе. Позже он так интерпретировал этот сон.

Увлечение Юнга искусством толкования снов

Студентом в Цюрихе Юнг раздражался из-за «отсутствия обычного, здорового любопытства» со стороны «людей, занимающих высокое положение в науке и философии». Он ощущал опасность европейского раскола между религией (верой) и наукой, которая отказывалась от значения личности и субъекта, однако видел необходимость в эмпирических доказательствах его интуиции, чтобы можно было поспорить публично. Позже Юнг проанализировал около 67 тыс. снов и начал работать над теорией их значения и функций. Несмотря на строгость его наблюдений, большую часть жизни Юнга считали мистиком и не воспринимали серьезно.

С двенадцатого декабря 1900 года он работал в клинике для душевнобольных в Бургольце. Фрейд только что опубликовал «Толкование снов». Юнг изучал своих коллег (и себя), а также пациентов. Чувствуя патологию в том, что называлось «нормальным» поведением, он решил, что «безумие всегда скрывает зашифрованное значение и что ни одно замечание, ни одна фантазия не являются бессмысленными». Развивая тесты «слово-ассоциация» с целью довести скрытые данные до сознания, Юнг видел психоз исходящим из задержанного развития собственной истории или мифа личности. Он настаивал, что «целитель» и «пациент» наслаждаются священными отношениями взаимных исследований.

Используя слово «исцелять» в смысле «создание целого», Юнг писал: «В конце только раненый врач исцеляет». Он поддерживал Фрейда, несмотря на сомнения относительно его концепции пола в качестве главной подсознательной движущей силы, ибо Фрейд открыл дверь, запертую на протяжении многих веков. Однако там, где Фрейд выступал против репрессии, Юнг стремился трансформировать ее, выявляя возражения. Фрейд считал эти возражения постоянными и фиксированными. Внешне они были союзниками, пока однажды Фрейд не отказался рассказать Юнгу о своем сне, опасаясь, что это «повредит» его репутации.

Потрясенный Юнг увидел во Фрейде злобного австрийского таможенника, устаревшего и зажимающего свободный психический обмен. Позже Юнг написал, как в Вене в 1909 году, когда Фрейд приводил доводы против парапсихологии, он внезапно почувствовал, будто «его» диафрагма оказалась сделанной из железа и стала до красноты раскаленной, превратившись в пылающее хранилище. И в тот момент раздался такой грохот в книжном шкафу, который стоял справа от нас, что мы вскочили в испуге. Я сказал Фрейду: «Вот пример так называемого каталитического, воплощенного в форму феномена». Фрейд назвал это «явным вздором». Юнг интуитивно предсказал, что через мгновение опять раздастся грохот. Так и случилось. Фрейд был ошеломлен. Юнг чувствовал, что «сделал что-то против него». Вскоре они разошлись.

Экспертиза сознания согласно Юнгу

В 1921 году появилась книга «Психология типа» — эмпирическая экспертиза сознания, предлагающая идею сверхварианта/внутреннего варианта

  • первое состояние характеризует тех, кто ищет значение через внешние формы;
  • второе — тех, кто связан с внутренним поиском.

Следуя древней формуле, Юнг предложил разделить «Я» на четыре функции: мышление/чувство (рациональное) и интуиция/ощущение (нерациональное). Каждая личность рождена с одной функцией во главе, а с другой (ее противоположность) в качестве ее поддержки; третья и четвертая остаются подавленными и неосознанными. Здоровье требует баланса функций, делая подавляемый материал сознательным.

Впоследствии (в трудах «Корни сознания», «Прототипы и коллективное подсознание», «Психология и религия», «Современный человек в поисках души») Юнг стремился установить объективную законность коллективного подсознания — этого огромного изначального энергетического поля, лежащего в основе личного сознания и подсознания. Современный западный человек, отказываясь от ценностей природного чувства, впадает в «интеллектуальное варварство».

Интерес Юнга к астрологии и алхимии

Африканские путешествия Юнга в 1925—1926 годах подтвердили это убеждение и расширили его запросы. Он видел в астрологии отражение формы человеческой психологии на небе, как в зеркале. Гностицизм и алхимия обеспечили непрерывность знаний древнего и современного миров. В 1928 году Юнг прочитал перевод Вильгельма китайской классики алхимии «Тайна Золотого Цветка». Этот труд и перевод Вильгельма «И Цзин», или «Книги перемен», привели к изучению восточных мандал, проектирующих образы целостности в природе (и в человеке).

Однако он предупреждал против замены восточной мудрости на западную науку. Некоторые из его заключений — «Воображение есть звезда в человеке» — кажутся близкими таким оккультистам, как Кроули. И они поощряли хулителей Юнга. Но многие, особенно женщины (Эниела Джаффе, М.Л. фон Франц, Иоланда Якоби и Тони Вольф), относились тепло не только к Юнгу-человеку (его неожиданный смех был всем хорошо известен) и к его поддержке женского принципа, но и к его интеллектуальной суровости и интуиции, применяемым к основной истине. Определенно, Юнг учил на харизматических примерах. В своих путешествиях в подсознание он обнаружил огромные запасы энергии, что продемонстрировал своей работоспособностью.

Революционное открытие Юнга

Но в равной степени чувство неудачи Юнга при проникновении в тайны способствовало новому открытию «Тени» — его термин для массовых сил подсознания, отклоненных сознательным разумом и, таким образом, всегда накапливающихся и готовых вырваться. Сопротивление такому «злу», не как учил Христос («не сопротивление злу»), давало им их шанс вернуться. Так, (Юнг предвидел это еще в 1918 году) нацизм сделал скачок, чтобы прорваться, восстановив давно подавляемые германские прототипы крови и теневой проекции. Решением Юнга было принимать ненавидимую противоположность как составную часть до данного момента разделенного «Я». Это основное христианское (или буддистское) решение — «Возлюби врага своего как самого себя», — похоже, остается непрактичным.

Таинственные обстоятельства смерти Юнга

После наивного флирта с нацистами, который привел к взаимному неприятию, Юнг заинтересовался такими паранормальными явлениями, как НЛО, «синхронность» и жизнь после смерти. В 1944 году он перенес сердечный приступ. Находясь без сознания, Юнг имел замечательное видение. Позже он писал: «Далеко внизу я увидел земной шар, купающийся в великолепном синем свете. Внизу под моими ногами лежал Цейлон. Я знал, что находился на стадии отделения от Земли. Картина Земли с такой высоты была самым прекрасным, что я когда-либо видел. У меня создалось чувство, что все унеслось прочь; все, к чему я стремился, чего желал или о чем думал, целая фантасмагория земного существования рухнула или слезла с меня — чрезвычайно болезненный процесс. (Однако) что- то осталось».

В этом состоянии, отражающем «длинную цепь событий» его жизни, Юнг видел поднимающегося со стороны Европы своего врача или, по крайней мере, форму этого врача — Доктора Н., посланного Землей передать сообщение, «сказать мне, что есть протест против моего ухода».

«Глубоко разочарованный» Юнг подумал: «Теперь я должен снова вернуться в замкнутую систему». Что он и делал в течение еще семнадцати лет. Те из нас, кто все еще находится в «замкнутой системе», должны быть рады, что Юнг оставался так долго. Лишь немногие из нас после своего ухода получат такую силу, что молния отметит это.

28 июля 2020 в 10:50

Редактор Astromeridian.ru




Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.