Биоэнергетика | Физиогномика | Хиромантия | Графология » Тайны и загадки истории » Истории про инопланетян » Президент США Дуайт Эйзенхауэр проводит кампанию развенчания НЛО

Дуайт Эйзенхауэр и его отношение к НЛО

20 января 1953 г. Дуайт Эйзенхауэр стал тридцать четвертым президентом Соединенных Штатов. В этот день Робертсон написал письмо своему давнему приятелю Чедуэллу. В письме были, в частности, такие слова: «Возможно, теперь фортийцы на некоторое время примолкнут». Под «фортийцами» подразумевались последователи Чарльза Форта (1874—1932) — автора нескольких книг об аномальных явлениях и одного из первых коллекционеров сообщений об НЛО. Под руководством Дуайта Эйзенхауэра была проведена одна из самых масштабных кампаний развенчания НЛО.

Дуайт Эйзенхауэр запрещает публиковать отчет Баттельской группы

Робертсон также упомянул о запланированной на четверг, 5 февраля, встрече с «людьми из АНБ». Похоже, он был тесно связан и с Центральным разведывательным управлением, и с Агентством национальной безопасности, само существование которого было скрыто от большинства американцев и даже от членов Конгресса.

Отчет Баттельской группы, кстати сказать, оставался секретным до октября 1955 г., когда командование военно-воздушных сил решило, что пора его публиковать. Выводы этого отчета ничем не отличались от выводов комиссии Робертсона: «крайне маловероятно», что в сообщениях об НЛО содержится информация, свидетельствующая о присутствии в атмосфере летательных аппаратов, «технические возможности которых выходят за рамки возможного». Однако в бателльском документе содержалось то, без чего прекрасно обошлись «робертсоновцы»: фактические данные. И эти данные разительным образом противоречили выводам отчета! Оказалось, что за период с 1947 по 1952 гг. были изучены 2199 сообщений об НЛО; из этого числа 434 сообщения (20%) остались необъясненными. Теперь стало понятно, что же так расстраивало бателльцев в их собственных данных в декабре 1952 г.

Впрочем, это обстоятельство никак не помешало военно-воздушным силам совершенно извратить содержание бателльского отчета в своем пресс-релизе. Пресса, по своему обычаю, поверила пресс-релизу. Сам отчет был выпущен ничтожным тиражом 100 экземпляров, и мало кто имел шансы с ним ознакомиться. Хайнек позже охарактеризовал Баттельский отчет как «бесстыдно-тенденциозную интерпретацию статистических данных с целью их подгонки к предвзятым концепциям».

Разведка США требует от президента прекратить скрывать от общественности сведения об НЛО

24 января 1953 г. Эдвард Руппельт отправился на авиабазу Энт, расположенную в Колорадо-Спрингс, чтобы выступить с часовым докладом перед персоналом 4602-й разведэскадрильи. Учитывая глубокий интерес к проблеме НЛО, который демонстрировал командующий континентальной противовоздушной обороной Бенджамин Чидлоу, эта поездка должна была привести к интересным результатам. В беседе с будущим исследователем НЛО Робертом Гарднером Чидлоу признавался: «То, что у нас накопилась масса сообщений о неопознанных летающих объектах, это полдела. Куда важнее то обстоятельство, что, пытаясь перехватить эти объекты, мы потеряли немало летчиков и самолетов». 5 марта 1953 г. командир авиабазы Энт генерал Берджесс отправил шефу разведки ВВС и в главный штаб ПВО меморандум, озаглавленный «Об использовании личного состава 4602-й разведэскадрильи для сбора информации об НЛО по программе сотрудничества с «Синей книгой»». Несколько недель спустя, штаб ПВО одобрил его предложение.

29 января Руппельт приехал в Вашингтон. В этот день в прессе появились сообщения о тремонтонском фильме. Не только Фурнэ полагал, что пленку следует рассекретить. Ал Чоп из Отдела по связям с общественностью министерства обороны и полковник Тиберт из разведуправления ВВС также считали, что руководство вооруженных сил должно сдержать свое обещание, данное предыдущим летом, и прекратить скрывать от общественности сведения об НЛО. Руппельту все еще казалось, что именно на это были направлены рекомендации комиссии Робертсона; поэтому он дал согласие продемонстрировать тремонтонский фильм перед журналистами.

Он не видел особой опасности в том, чтобы сказать при этом о «чайках» (по крайней мере, в своей книге Руппельт описывает ситуацию именно в таких выражениях). К 9 февраля Ал Чоп подготовил текст пресс-релиза и показал его полковнику Смиту. Совместно они решили, что репортерам передадут результаты анализов, проведенных как военно-воздушными силами, так и военно-морским флотом; в противном случае пресса могла подумать, что от нее пытаются что-то скрыть. По-видимому, Чоп и Смит полагали, что выводы аналитиков ВВС («вероятнее всего, самолет») перевесят неопределенное заключение специалистов ВМС («источники света, имеющие шарообразную форму»). Они рекомендовали обнародовать фильм вместе с заключением военно-воздушных сил, гласящим: хотя запечатленные на пленке объекты опознать пока что не удалось, нет сомнений, что со временем они будут опознаны.

Вашингтон запрещает показ тремонтонского фильма об НЛО

Текст пресс-релиза перекочевал затем в ATIC, на стол генерала Гарланда; генерал без промедления одобрил его и отправил в Пентагон для окончательного визирования. Пентагон, однако, встал на дыбы. Реакция была неожиданной, но твердой и окончательной: «Ни за что!» Никакого обнародования фильма и никакой пресс-конференции! Руппельта принудили к полному молчанию. Ал Чоп позже рассказывал Дональду Кихоу:

«Они расправились с программой. Эйзенхауэр приказал забыть об исследованиях и сосредоточиться на общенациональной кампании развенчания НЛО. Специальные статьи в журналах и тематические радиопередачи должны были внушить американцам, что сообщения о летающих тарелках — это полная чушь».

От Руппельта же Кихоу услышал следующее:

«Мы получили приказ молчать о наблюдениях НЛО. Если информация о каком-то заслуживающем доверия наблюдении странных объектов будет выходить наружу, мы должны немедленно публиковать простое объяснение и высмеивать очевидцев, особенно если на самом деле природа наблюдавшихся объектов непонятна. Если даже их видят летчики, значит эти летчики просто психи. Подлое дело, но ЦРУ есть ЦРУ. С меня хватит — пора, похоже, в отставку».

Фурнэ, уже отстраненный от должности, получил распоряжение забыть о своем секретном отчете. Текст этого документа был скрыт в архиве штаб-квартиры ВВС среди разного рода черновиков (хотя это был совершенно законченный отчет).

Теперь уже трудно судить, пытались ли эти люди искренне выполнить рекомендации комиссии Робертсона — так, как они их понимали — или же просто старались сказать хоть несколько слов правды перед тем, как им окончательно заткнут рот. Дональд Кихоу, разделявший вторую точку зрения, с некоторым мелодраматизмом именовал Фурнэ и его сторонников, пытавшихся обнародовать тремонтонскую пленку, «самоотверженными борцами с цензурой». Что же удивительного в том, что всех их очень скоро постигла одна и та же участь. Фурнэ и Чоп покинули вооруженные силы, а Руппельт ушел из «Синей книги». Не прошло и месяца, как от прежнего состава этой организации остался только Хайнек. Во-первых, он был лицом гражданским, а, следовательно, менее уязвимым для начальственного гнева, а во-вторых, весьма благоразумно вел себя тише воды, ниже травы. Именно Хайнек стал свидетелем метаморфозы «Синей книги»: «Теперь нашей главной задачей стало развенчивать "бредни о летающих тарелках"».

Президент расформировывает группу по изучению проблем НЛО

В конце февраля Руппельта на восемь месяцев откомандировали в Денвер, а на его место пришел лейтенант Боб Олсон, в подчинении у которого числился один-единственный сержант. Позже Олсон сказал Руппельту, что, пребывая в течение пяти месяцев на посту главы «Синей книги», он чувствовал себя «как президент Антарктиды в год, когда туда никто не шлет экспедиций».

В марте к Дональду Кихоу частным образом обратились несколько высокопоставленных военных и предложили «рассказать о тремонтонском фильме». Похоже, что военные надеялись на его помощь. Кроме того, до Кихоу дошли слухи, что Центральное разведывательное управление снова прилагает усилия, чтобы расправиться с «тарелками» и «тарелочниками». Один из его знакомых рассказывал:

«Военно-воздушные силы организовали секретный брифинг для высокого начальства. Люди из ЦРУ посоветовали им выпустить новый отчет, развенчивающий летающие тарелки в том же стиле, в каком они сделали это в 1949 г. Публика должна поверить в то, что всякие исследования в этой области прекращены. На самом деле они будут продолжаться, но исключительно в закрытом порядке. И не просто в закрытом, а в совершенно секретном».

Ответ Кихоу был достаточно оптимистичен: «Им никогда не удастся добиться своего!» Но своего «они» уже добились.

Кризис в изучении феномена НЛО

1952 г. ознаменовал собой наступление самого серьезного кризиса за всю историю феномена НЛО. Военные метались в поисках выхода из сложившейся ситуации. Опасности таились за каждым углом: летающие тарелки могли вызвать массовую панику; сообщения о них закупоривали каналы военной связи; никто не мешал Советскому Союзу воспользоваться воцарившимся хаосом и начать войну; в умах военной элиты царил полный сумбур по вопросу о природе НЛО, а сами НЛО то и дело проникали в запретные зоны и хозяйничали там как хотели; чего от них следовало ожидать в будущем — никто не знал.

В подобной ситуации приходилось делать то немногое, что еще можно было сделать. Если сами объекты остаются вне пределов досягаемости вооруженных сил и разведки, что ж, так тому и быть. Американское общество пока еще из этих пределов, слава богу, не вышло. Комиссия Робертсона постановила: изъять летающие тарелки из ведения не только широких масс, но и большинства военных! К чему заставлять людей впустую нервничать.

Сколь бы консервативна и надежна ни была новая президентская администрация Эйзенхауэра, уровень секретности следовало повысить еще более. Начиная с 1953 г., небольшая группа, контролировавшая все жизненно важные аспекты проблемы НЛО, еще крепче сжала в своих руках бразды правления. И на протяжении нескольких лет такая политика демонстрирована свою безусловную эффективность.

27 июля 2020 в 19:15

Редактор Astromeridian.ru




Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.