Раскрытие секретной информации об НЛО

31 января 2020 в 18:06

Несмотря на обилие хорошо документированных случаев наблюдений НЛО, NICAP на протяжении всего 1964 г. так и не смог ничего добиться в плане своей главной цели — рассекречивания официальной информации о феномене. И вдруг разговорилось отставное начальство ВВС: генерал Кертис Лемэй в мае 1965 г. опубликовал свои мемуары.

Генерал Кертис Лемэй рассекретил информацию об НЛО

В них он сознавался не только в том, что его постоянно «теребили по поводу летающих тарелок», но и что таковые объекты, в общем-то, существуют. Никаких секретов бывший начальник штаба ВВС выдавать, разумеется, не стал, но опроверг распространенное мнение о «неверии» авиаторов в НЛО.

«Бесспорно одно, — писал он, — некоторые наблюдавшиеся объекты мы так и не смогли отождествить ни с какими известными природными явлениями. Необъяснимые случаи бывали. И они так и остались необъяснимыми».

Поданным социологических опросов, а также по оценкам NICAP и ВВС, в то время менее 20% населения страны верило в летающие тарелки. Не удивительно, что откровения генерала Лемэя мало кого заинтересовали. Стараясь поддержать негативное отношение масс к проблеме НЛО, военно-воздушные силы выступили 25 января 1965 г. с заявлением, из коего следовало что за пять последних лет всего лишь 2% сообщений о неопознанных объектах остались необъясненными.

Плотина рухнула в 1965 г. На фоне новой волны НЛО прошлые годы вспоминались сотрудниками «Синей книги» с ностальгией. Мало того, что резко увеличилось число сообщений — произошел еще и буквальный взрыв публикаций на эту тему. Авторы некоторых статей и книг впервые заговорили о «феномене похищений».

Реакция ВВС и ЦРУ на раскрытие информации об НЛО

Показательно, что ВВС поначалу попытались засунуть голову в песок и за весь 1965 г. насчитали всего лишь 16 «подлинно необъяснимых» случаев - меньше, чем год назад.

19 января 1965 г. новый исполнительный директор NICAP Ричард Холл встретился с одним из сотрудников Центрального разведывательного управления и получил от него телефонный номер для постоянной связи. В меморандуме ЦРУ от 25 января эта встреча характеризуется в следующих словах:

«Различные образцы, а также поступившие в NICAP сообщения о наблюдениях НЛО, которые могут заинтересовать Отдел специальных исследований, были переданы. ОСИ нуждается в этих материалах, чтобы подготовить доклад о феномене НЛО».

Позже Холл писал, что он всего лишь один раз звонил по полученному им номеру, желая известить ЦРУ «о некоторых заслуживающих внимания случаях наблюдений НЛО». Это, не считая первой встречи с агентом ЦРУ. По словам Холла, разведка отнеслась к нему с доверием и даже по собственной инициативе предоставила ему допуск к секретным материалам. Несколько рассекреченных документов Холл смог вытребовать из архивов, сделав официальный запрос на основании Закона о свободе информации. Но свое личное дело Ричарду Холлу так и не удалось получить.

Интерес ЦРУ к деятельности NICAP

Барри Гринвуд и Лоренс Фосетт пишут, что проявленный разведкой интерес к NICAP выглядит странно, учитывая, что ЦРУ должно, в общем-то, заниматься внешними врагами, а вовсе не американцами. Замечание совершенно справедливое, но не учитывающее многолетнюю вовлеченность Центрального разведывательного управления в исследования феномена НЛО. Более уместным был бы другой вопрос: а насколько тесными былина самом деле связи Ричарда Холла с ЦРУ? Не так давно Холл «со всей решительностью» заявил, что в период его пребывания на посту исполнительного директора NICAP (то есть в середине и конце 60-х гг.) ни ЦРУ, ни другие американские разведслужбы в дела комитета не вмешивались.

На самом деле Центральное разведывательное управление, собирая информацию о наблюдениях НЛО (а равно — и об очевидцах этих явлений) действовало точно так же, как и другие разведывательные ведомства Соединенных Штатов. Например, в марте 1965 г. перед местными отделениями ФБР была поставлена задача найти надежных информаторов для работы по Программе Коинтелпро. Гувер настойчиво собирал сведения о деятельности антивоенных групп и о членах Конгресса. Летом военная разведка начала активно внедрять своих шпиков в политические организации, вызывавшие недоверие властей. Около тысячи трехсот агентов были подключены к этой операции, и значительная часть из них занималась сбором информации о людях, допускающих «политически вредные» высказывания.


Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.