Явный и неявный смысл снов

смысл снов

Исходя из собственного понимания природы сновидения, психологи могли бы по-разному истолковать его. Это приводит нас к выводу, что, возможно, самого сновидения недостаточно, чтобы прийти к пониманию его смысла. Большинство психологов считают, что персональные ассоциации человека, вызванные образами сна, являются фундаментальными для понимания сновидения. Некоторые даже обращаются к мифологии и фольклору, чтобы обобщить эти образы и символы.

Другие настаивают на том, что для правильной интерпретации следует сосредоточиться не столько на ассоциациях, сколько на самом опыте человека. Похоже, что интерпретация сновидения — не такое уж и простое дело, если сопутствующие факторы при этом настолько же важны, как и само содержание сновидения. Эти факторы включают верования и представления, которые вплетаются в ткань сновидения и часто неотделимы от него.

По ночам сны разговаривают с нами на особом языке, который в основном состоит из визуальных образов, в то время как днем наши мысли обычно лишены образности. Попытка создания интерпретаций — это процесс преобразования ночных образов в понятия повседневной реальности. Хотим мы того или нет, интерпретация будет продиктована нашим мировоззрением.

В дополнение можно сказать, что если сон содержит метафору, он выявляет скрытые мысли и эмоции человека. Разнообразие подходов к сновидению порождает радикально отличающиеся толкования. Следовательно, прежде чем расшифровывать сны, мы должны определить те исходные убеждения, которые лягут в основу интерпретаций.

Почему мы видим сны?

Возможно, различные подходы к сновидению скорее станут понятны, если мы зададим несколько основных вопросов. По какой причине или с какой целью мы видим сны? Может быть, сновидениям отводится особая роль в жизни человека и они помогают нам приспособиться к крайним обстоятельствам? Или они неотъемлемое звено в бесконечной цепи эмоций?

С вопросом о роли сновидений связан вопрос об их источнике. Как они рождаются? Они продукт интеллектуальной деятельности или следствие нашей эмоциональной природы? Честно говоря, мы сами не знаем, зачем мы видим сны. Если сновидения приходят независимо от нашего желания — рационального или творческого — что же их порождает? Может быть, они возникают вне нас, а после посещают нас ночью? То, как мы отвечаем на эти вопросы, и определяет наш способ интерпретировать сны.

В качестве иллюстрации можно привести часто упоминаемый сон Кальпурнии в трагедии Шекспира «Юлий Цезарь». Кальпурния увидела статую Цезаря, которая «струила, как фонтан, из ста отверстий / Кровь чистую» и была убеждена, что ей приснилось убийство Цезаря. «Во сне Кальпурния кричала трижды: „На помощь! Цезаря хотят убить!“». Можно сказать, что не «правдивые» образы ее сновидения, а их исторический контекст заставил ее поверить в предсказание. Она пыталась отговорить Цезаря от присутствия в Сенате и тем самым сохранить жизнь мужу.

Что порождает сны?

В древнем мире сны считались посланием извне, которое должно предсказывать будущее. И значит, очень важно было увидеть во сне победу накануне войны или добычу перед охотой. Поэтому двуличный Деций говорит Цезарю, что сон Кальпурнии предвещает победы Рима: «И это значит, что весь Рим питаем твоей живительною кровью». Здесь мы опять становимся свидетелями множества толкований одного и того же сна, несмотря на то что в обеих интерпретациях сон вещий.

В современной трактовке сон считался бы психологическим посланием идущим изнутри. Если бы Кальпурния жила в наше время, аналитик провел бы ее по психологическому лабиринту детских стремлений, чтобы она смогла осознать свой сон: она хотела обрести в супруге точную копию своего отца и, не найдя ее, желала его смерти. Сегодня аналитики, руководствуясь индивидуальными представлениями о сновидении, использовали бы толкование ее сна как метод психологического оздоровления Кальпурнии. Иными словами, трактовка складывается из наших культурных представлений о роли сновидений. Считая их внутренним посланием, мы склоняемся к убеждению, что сновидения призваны помочь человеку осознать отношения или личные ощущения. Если же мы придерживаемся той точки зрения, что сны приходят из внешнего источника, мы смотрим на них как на очень важные сообщения о грядущих событиях.

Различия проявляются не только в том случае, когда мы приписываем отдельную роль всему сновидению, но и когда мы заняты прочтением одного из элементов внутри сновидения. Наша способность придавать символическое значение отдельным образам внутри сна также зависит от представлений о сновидении. Эллины трактовали пенис, увиденный во сне, кроме всего прочего, как символ ораторского искусства и просвещения, потому что пенис, как и искусная речь, являлся атрибутом мужчины. Южноамериканские индейцы дживаро, которые охотятся при помощи духовых трубок с отравленными дротиками, интерпретируют эрегированный пенис в сновидении как символ змеи. Для них важней назначение сна заключается в его способности помогать охотнику. С другой стороны, современный аналитик может трактовать эрегированный пенис как символ Эроса. Интересно, что психотерапевт, в свою очередь, также может обратиться к символике, сочтя змею фаллическим символом. Скажем еще раз, с помощью мировоззрения мы улавливаем смысл сновидений и их символов.

В чем истинный смысл снов?

Все это замечательно, скажете вы, но как узнать, в чем истинный смысл сновидений? Перед нами встает еще один основополагающий вопрос: у сновидений есть только один смысл? Или мы должны рассматривать сновидение как взаимосвязь смыслов, одновременно отражающих ментальное, эмоциональное и физическое состояние человека, а иногда и весь окружающий его мир. Почему-то мы ожидаем, что у сновидения должна быть только одна «правильная» интерпретация, а все остальные — только результаты ошибочной расшифровки. Это убеждение игнорирует тот факт, что историческая правда заключалась не только в интерпретации Кальпурнии, но и в том, как Деций представил ее сон. Римские легионы под предводительством Августа, наследника Юлия Цезаря, впоследствии восстановили гегемонию Рима и подчинили Средиземноморье и большую часть Европы, положив начало золотому веку Римской империи.

Все же мы не станем утверждать, что этот сон — только пророчество, относящееся к отдельной личности или целому народу, которое предвещало судьбу Цезаря и Рима. Справедливо было бы увидеть в нем и психологическую правду. Все-таки Цезарь был не самым примерным мужем. Все знали, что у него сын от Клеопатры. Кроме того, его честолюбие граничило с мегаломанией, и значит, в домашней обстановке он становился крайним эгоистом, и Кальпурния была лишена дружеской поддержки с его стороны. Ее сон отличным образом мог быть отражением ее глубокой неудовлетворенности в отношениях с мужем и их истекающего кровью, умирающего брака.

С какой стороны мы бы ни посмотрели, именно наши представления диктуют нам, как интерпретировать сновидение, и похоже, что каждая интерпретация будет обоснованной. Иудейский богослов Рабби Бинза сообщает, что однажды в Иерусалиме он одновременно советовался с двадцатью четырьмя толкователями снов, и каждый из них дал свою интерпретацию его сна, и все они впоследствии сбылись. Одно только это ставит перед нами следующий вопрос: мы можем доверять только дипломированным психоаналитикам или любой человек, знакомый с предметом, может научиться интерпретировать свои сны? Некоторые настаивают, что только человек, который увидел сон, сможет наилучшим образом истолковать его, потому что сон принадлежит именно ему и никому другому. Только он знает, есть ли в его сновидении личная достоверность или ее там нет, а все остальные ищут в его рассказе подтверждения известных им теорий. Это, в свою очередь, ставит еще один вопрос: сон — личное дело человека или можно поделиться им с другими людьми?

В чем странность снов?

Очевидно одно: противоречивые представления человечества о сновидениях привели к появлению столь же отличных теорий. Парадоксально, что эти в корне отличающиеся теории основаны на одном очевидном для всех свойстве сновидений: они удивительно странные. Эта ситуация напоминает притчу о шести слепцах и слоне. Каждый из них ощупывает разные части тела слона и приходит к собственной версии о том, что такое слон. Было бы забавно, если бы все они потрогали хобот, но продолжали бы по-разному описывать слона. Именно это и происходит с теориями о сновидениях. Каждый бьется над проблемой несоответствия сновидений привычному миру, над их удивительной странностью, и каждый описывает очень разных слонов.

Мы уже видели, как мировоззрение определяет смысл сновидения. Теперь мы видим, что мировоззрение определяет то, как воспринимается абсурдность сновидения. Имеется в виду не прямое соотношение, при котором из странностей складывается мировоззрение, а оно, в свою очередь, придаст особую окраску смыслу сновидения. Они взаимодействуют иначе, например, увидев странный сон, мы верим, что в нем содержится скрытый смысл. В этом случае причудливость сна влияет на формирование личных убеждений человека. Но и характер убеждений определяет, в чем именно человек видит странность, Например, если мы утверждаем, что сны это мысли, которые мы трансформируем в визуальные образы, значит, абсурдность сновидений должна восприниматься нами как ошибка, вкравшаяся при переводе. Как если бы любимая книга оказалась безнадежно испорченной, когда по ней поставили фильм с бездарным сценарием и нелепыми спецэффектами.

Как трактовать абсурдные сны?

Иначе говоря, убеждения человека и абсурдность его снов - два краеугольных камня, на которых строится любая теория сновидений. Мировоззрение людей определяет роль сновидений в их жизни, а теория помогает прочитать заложенный в них смысл. Абсурдность не только подсказывает нам метод определения смысла снов, но и помогает выстроить теорию. Исследуя оба эти компонента, каждый теоретик надеется осмыслить различные типы сновидений, прибегая для этого к сложным метафизическим построениям. Любая теория подойдет в качестве матрицы для ответов на основные вопросы о сновидениях. Откуда они приходят? Почему они такие удивительно странные? Зачем они? Как следует их интерпретировать? Кажется, простые вопросы, но разноречивые ответы, которые предлагали теоретики, на протяжении тысячелетий влияли на то, как люди воспринимали каждый свой сон.

Ранние античные концепции утверждали божественное или сверхъестественное происхождение сновидений. Они были призваны направлять, предупреждать и вдохновлять человека на пути рока. Сны странны потому, что боги говорят языком иносказаний. Неясность сновидений объяснялась несовершенством человеческой природы, тем, что людям не дано понять язык богов. А интерпретации были нужны человеку, чтобы он мог следовать велению высших сил.

Полной противоположностью являются современные научные теории, которые ищут ответы на спорные вопросы, исследуя химию мозга. Они обнаруживают источник сна, отслеживая нервную активность в системе мозга, а странность сновидений рассматривают как следствие смешения ошибочно воспринятых случайных образов, то есть как побочный продукт периодически возникающей нейронной активности внутри спящего мозга. Считается, что функция сновидений состоит в том, чтобы каждодневно очищать нейронные связи мозга. Странная природа сновидений слишком очевидна. Это дает повод утверждать, что сами по себе они лишены смысла. Что бы мы ни стремились в них прочесть, все равно мы имеем дело со вторичным эффектом, когда обычное восприятие накладывается на эпизоды сна, всплывающие в памяти после пробуждения.

Кроме богов и неврологов есть еще Фрейд, чьи замечательные открытия породили дискуссию, не затихавшую на протяжении всего XX века. Он трактовал сновидение как внутреннее психическое действо, порожденное бессознательным. Бессознательное не является выражением воли внешнего божества или следствием мозговой активности, а находится внутри человека. Это скрытая область человеческой психики, которая контролирует все его сознательное поведение. Фрейд, а за ним и психология, утверждают, что именно там следует искать источник всех сновидений. Странность сновидений Фрейд считал защитным механизмом, выработанным психикой для сокрытия неприемлемых, а значит, подавляемых желаний, обычно относящихся к сексуальности. Так как человек противится их пробуждению, для интерпретации сновидений используется метод, который помогает обнаружить скрытые желания с помощью цепочки свободных ассоциаций. Мы не запоминаем сны потому, что они содержат воспоминания, напоминают о болезненных событиях в прошлом.

Теперь становится очевидным, что мировоззрение человека и абсурдность сновидений приводят к созданию всевозможных теорий. Мы упомянули только три, и возможно, что прочие теоретики предложат вам иное понимание вопроса. Именно в этом я вижу причину того, что у одного сновидения обнаруживается так много смыслов.

Что такое парадигма сновидений?

Чем парадигма отличается от теории? Существуют различные теории сновидений, и некоторые из них действительно отражают общепринятые убеждении и аксиомы, При совместном рассмотрении все они могут быть названы парадигмой сновидений. Тем не менее парадигма, которая отлично работает при определении смысла большинства сновидений, в некоторых случаях может оказаться бесполезной. Следовательно, нужно пользоваться различными парадигмами, если мы хотим охватить все явления спящего сознания. Хотя Кальпурния и Деций принадлежали к одной культурной среде, они по-разному поняли смысл одного и того же сна. Кальпурния интерпретировала свой сон как личное послание, а Деций увидел в нем предсказание общей судьбы для всего Рима. Нам будет легче понять возникшее противоречие, если мы скажем, что они использовали разные парадигмы для расшифровки сна.

Категоризация сновидений учитывает дихотомию, возникающую на многих уровнях, — выбор между буквальным и символическим. Каждая категория выражает основную систему убеждений - парадигму. Иными словами, классификация парадигм напрашивается сама собой: буквальное противопоставляется символическому, психологическое — паранормальному, рациональное — романтическому. Такая классификация объективна и непротиворечива. Одной парадигмы мало, чтобы охватить все многообразие сновидений.

Прежде чем рассматривать парадигмы, определяющие смысл сновидения, мы должны принять во внимание научную парадигму, которая предполагает, что сны лишены смысла. С этой позиции спор о том, является ли сновидение отражением внешних обстоятельств или внутреннего состояния, сродни беспокойству о том, что сын бездетной женщины выберет не ту профессию. В иные моменты жизни у каждого из нас возникают сомнения, стоит ли искать смысл в сновидениях. Мы никогда не узнаем, действительно ли Кальпурния видела во сне смерть Цезаря или это был только литературный прием, использованный Шекспиром или, вернее сказать, Плутархом.

© Фото: ru.depositphotos.com
22 июля 2019 в 15:00
Оцените статью:
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)

ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ