АстроМеридиан.ру
Сонник - толкование снов бесплатно онлайн » Лучшие и точные сонники » Как работать со снами - психоанализ сновидений по Фрейду

Фрейдистский механизм работы со снами

работа со снами

Как мы уже говорили, бессознательное было известно еще до Фрейда. Но важность, которую Фрейд приписывал бессознательному, была поистине революционной. Сила бессознательного открылась Фрейду, когда он работал с истеричными пациентами. Он увидел, что их истерия была следствием эмоциональной травмы, о которой сами пациенты уже не помнили. Их болезненные воспоминания и неприемлемые желания были вытеснены и удерживались глубоко в бессознательном. Защитное вытеснение запретных желаний было причиной того, что его пациентам реальность представлялась искаженной. Ум восставал против своих собственных желаний, чтобы избежать столкновения с безжалостным внешним миром. Фрейд не только считал истерию своих пациентов иллюзией, но и использовал их страстные излияния, чтобы изучить их бессознательное и обнаружить основные подавляемые желания. Такое открытие неизменно приводило к излечению.

Что такое бессознательное по Фрейду?

Позже Фрейд утверждал, что бессознательное вторгается не только в сознательную жизнь пациентов-невротиков. Бессознательное проявляется и в жизни нормальных людей. Материал, вытесненный в бессознательное, прорывается на поверхность явлением, с которым мы сталкиваемся ежедневно и ежечасно. Все мы совершаем незначительные, но досадные ошибки — забываем имена, путаемся, неправильно читаем слова, слышим не то, что было сказано, иногда ошибается наш язык, а иногда — перо. В основе таких ошибок лежит страх, память или желание, которые были вытеснены из области сознательного мышления, которые чаще всего не исчезают, а ищут способ вернуться в сознание. «Случайная ошибка», скорее всего, окажется вытесненным материалом.

В повседневной жизни мы повсюду встречаемся с проявлениями бессознательного. Ошибки не имеют ничего общего с болезнью и наблюдаются даже у очень здоровых людей. Фрейд называл их оговорками. Шутки и анекдоты — это следствие работы подобных бессознательных механизмов. Наши сны — еще одна игровая площадка, где бессознательное может выразить себя. Более того, для Фрейда сновидения стали прямым путем к бессознательному любого человека, способом разглядеть его бессознательные мысли и воспоминания. Фрейд был уверен, что каждый сон — это желание, стремящееся к воплощению.

Как интерпретировать детские сны по Фрейду?

Простые и ясные детские сны становятся все сложнее и сложнее, по мере того как ребенок растет и учится скрывать свои желания и побуждения. Необходимость быть скрытными приходит, когда детей приучают к горшку. Они быстро понимают, что любоваться своими экскрементами нехорошо. Наоборот, это считается «грязным». В равной степени это относится и к генитальному влечению, которое также следует сдерживать.

По мере того как ребенок растет, родительский контроль усиливается. Родители предлагают ребенку свою любовь и угрожают ему наказанием. Постепенно ребенок усваивает эту внешнюю сдержанность. Родительский авторитет сменяется самоцензурой — сознанием. У ребенка не возникает стремления к некоторым действиям, если он осознает, что они вызовут неодобрение. Если же ребенок все же нарушает запрет, это вынуждает его к притворству, и тогда сознание наказывает его чувством раскаяния или вины. Хотя сам ребенок этого и не понимает, механизм, который ему внушили, не только оценочный. Он помогает цензору предупреждать неприемлемые желания.

Понемногу ребенок понимает, какие желания ни в коем случае не могут быть исполнены, и потому их даже невозможно сформулировать, а какие желания следует выражать скрытно. Вот так, постепенно, возникает конфликт между желанием и чувством вины, который продлится всю жизнь. Возможно, что аналогичный механизм работает и во сне, где дети учатся создавать похожую маскировку. По крайней мере, когда они становятся взрослыми, их сны больше не выражают непосредственное желание, а, как и при симптомах истерии, в сновидении несбывшееся желание предстает » искаженном виде.

Скрытая подмена происходит во сне неосознанно, и кажется, что сновидение не имеет ничего общего с желанием, требующим воплощения. Искажение — это работа тех же защитных сил сопротивления внутри человека, которые в обычной жизни помогают скрывать внутренние импульсы, а иногда и вовсе предотвращают их проявление. Так что «спящий может понимать смысл своих снов не более, чем истерик может понять взаимосвязь и значение своих симптомов».

Фрейдистское разделение снов по уровням

То, как Фрейд разделял сновидение на два различных уровня, принципиально отличалось от всех предпринимавшихся ранее попыток расшифровать сон. Все аналитики со времен античности рассматривали только явные образы сновидения. Они полагали, что этого вполне достаточно, чтобы объяснить смысл сновидения. Все интерпретации основывались на преобразовании явного содержания. Фрейд обратил внимание на совершенно новый материал, лежащий между образами сна и их интерпретацией — латентное содержание или мысли сновидения. «Именно из мыслей сновидения, а не из явного содержания сна мы извлекаем его смысл». Как только мы узнаем латентное содержание, сон немедленно становится понятным. Человек обычно пытается понять сон исходя только из манифестного содержания и приходит к ошибочному заключению о его смысле.

Фрейд сравнивал содержание сновидения с ребусом, мозаикой. Можно считать разрозненные образы нелепыми, абсурдными и потому бессмысленными картинами. Но лучше оставить в стороне критические замечания по поводу несовершенства композиции сна и попытаться заменить каждый его элемент чем-то другим. Когда все встанет на свои места, сон перестанет казаться бесполезным и обретет смысл.

Классификация снов по группам

Сновидения, по мнению Фрейда, можно разделить на три обширных группы в зависимости от степени искажения их латентного содержания. «Прежде всего, мы можем отличить те сны, которые имеют смысл и в то же время доступны для понимания». Их смысл легко понять в контексте нашей повседневной жизни. Обычно такие сны кратки и не содержат ничего необычного или странного. «Вторая группа состоит из снов, которые, несмотря на то, что они связны и явно осмысленны, все же приводят нас в замешательство, поскольку мы не можем понять, как соотнести их смысл с нашей умственной жизнью... Наконец, третья группа состоит из снов, которые лишены всякого смысла и совершенно непонятны, которые кажутся несвязными, запутанными и бессмысленными».

Классификация Фрейда близка к той, что была предложена нами ранее. К первой группе относятся буквальные сновидения из нашей классификации, а вторая и третья группы соответствуют категориям символических и незначительных снов. В древности толкователь должен был сначала убедиться, что сон поддается интерпретации. Если же смысл полностью отсутствовал, то такое сновидение считалось епиртоп. Фрейд изменил приоритеты и сосредоточился на поисках смысла в «несвязном» и «запутанном» епирпюп.

Очевидно, что только во второй и третьей группах, обозначенных Фрейдом, мы сможем установить разницу между латентным и манифестным содержанием сна. Сны, относящиеся к первой категории, вполне понятны, так как их явное и латентное содержание совпадают. Детские сны, как мы уже говорили, в большей степени обладают этим свойством, поскольку в них отсутствует всякая маскировка. Обычно третья группа вызывает наибольшее замешательство. В таких снах маскировка настолько эффективна, что латентные мысли полностью скрыты в образах сновидения.

Метод маскировки снов по Фрейду

Фрейд утверждал, что существует непосредственная связь между сложной природой сна и тем, как понимается его основное латентное содержание. Мы уже рассмотрели, как с помощью внутренней цензуры сон маскирует бессознательное желание, чтобы оно могло миновать цензора. Эта уловка напоминает детскую игру, когда дети разговаривают между собой на «птичьем» языке, чтобы взрослые не поняли, о чем они говорят. То есть дети скрывают то, что может вызвать наше неодобрение. Способ маскировки очень прост — после каждой гласной в слове вставляется «пи». Тогда вопрос той перепуганной матери (Что ты делаешь?) будет звучать примерно так: «Чтопи тыпи депилапиешь?» (Основным слогом в каждом слове становится «пи».)* Простой вопрос превратился в абсурдный набор звуков.

Можно ли объяснить странность сна тем, что в нем используется фиксированный и систематический метод перестановки мыслей сновидения, скажем, такой как «пи-язык» или программный код? Метод маскировки и сновидениях не только сложен и изменчив, но и затрагивает обширные области. Абсурдные сновидения, по Фрейду, — это результат чрезвычайно сложного процесса. Внутренняя цензура и засекречивание мыслей сновидения не может быть единственным механизмом, искажающим сон. Должно существовать еще что-то, некий фактор, придающий сновидению странные качества.

Фрейд назвал процесс трансформации латентного содержания в явное работой сновидения. Интерпретация, таким образом, стала обратным процессом исправления искажений, появившихся в результате работы цензора и работы сновидения. Работа сновидения, целью которой является маскировка неисполненных бессознательных желаний, состоит из четырех компонентов. Первый процесс — это сгущение, когда работа сновидения объединяет несколько элементов в одно бессознательное желание и представляет его в виде отдельного образа.

Сгущение и смещение сновидений

Сгущение исключает некоторые элементы из мыслей сновидения, или использует только их фрагмент, или объединяет два или более элемента в одно целое. Сгущение также применимо к месту, объектам и событиям. Чем менее знакомым кажется образ сновидения, тем он более странен. К тому же каждый образ может соответствовать множеству мыслей сновидения. Ни один механизм не делает сон настолько странным и непонятным, как изменение приоритетов — смещение. В первую очередь именно смещение искажает основные идеи и создает явные образы сна. Работа этого механизма рождает множество шуток.

Остается еще два процесса, говорит Фрейд, которые работают над искажением мыслей сновидения еще до того, как они будут восприняты спящим. Их работа станет более понятной, если мы продолжим рассмотрение нашего примера, который уже искажен двумя процессами — сгущением и смещением. Сны не говорят, они показывают. Для этого работа сна задействует еще один механизм, находящийся в ее распоряжении, визуальное представление, которое превращает текст мыслей сновидения в образы, и тем самым сон подвергается дальнейшим изменениям.

Вы замечали, как отличается книга от сценария к фильму, даже если это удачный сценарий? Визуальное представление может изменить наш пример, изобразив, как папа надевает шляпу. Команда становится частью священной церемонии. Наконец, механизм вторичного изменения ставит последнюю точку, и содержание сна становится связным повествованием.

Механизм работы со сновидениями Фрейда

Возможно, здесь будет уместно сделать короткую паузу и рассмотреть в более широкой перспективе выработанный Фрейдом механизм работы со сновидениями. Все мы знаем, что в языке сновидений есть некая странность. Сны содержат причудливые элементы, которые одинаково потрясают воображение святых, прорицателей и ученых. То, как они толковали сновидения, привело к появлению огромного количества теорий. Однако все они приписывали происхождение снов источнику, чуждому нашему бодрствующему сознанию.

Фрейд соглашался, что сны не зарождаются в сознании. Они происходят из бессознательного, и разрозненные образы сна указывают на основной подтекст, латентные мысли сновидения — смесь инстинктивных импульсов и запретных желаний. Их следует маскировать, чтобы обойти цензора. Работа сновидения — это механизм, который создает маскировку. Последующее искажение воспринимается во сне как абсурдный элемент, вот почему мы часто рассуждаем о таинственном мире сновидений. Образность, присущая снам, для Фрейда не просто особый язык, а результат намеренного искажения смысла основных желаний. Сновидение, таким образом, становится родом патологической умственной деятельности, аналогичной формированию невротических симптомов.

Практическая часть работы со сновидениями

Значение этих теоретических положений станет очевидным, если мы обратимся к практической части интерпретации сновидений. Поскольку сны скрывают истинные мотивы спящего, Фрейд предложил метод свободных ассоциаций, чтобы прийти к верной интерпретации. Каким бы соблазнительным ни было явное содержание сна, его следует целиком отложить в сторону. И, напротив, при свободном ассоциировании каждый фрагмент сна следует рассматривать независимо, как если бы он требовал отдельной оценки. При этом человек должен оставить критические замечания и подробно и по порядку рассказывать обо всех ассоциациях, которые приходят ему на ум в связи с каждым отдельным элементом сна. Цепочка ассоциаций будет складываться как бы сама по себе, и каждая ассоциация будет связана с предыдущей.

Человека просят привести цепочку словесных ассоциаций, связанных с одним из элементов сна. Как только этот поезд трогается с места, становится очевидно, что ассоциации в обратном порядке воспроизводят работу сновидения. Сложный образ может разбиться на несколько отдельных воспоминаний, причем в каждом будет нечто общее для всех, так что первоначальный образ действительно покажется сгущенным. Иногда в этот процесс вовлечены чувства, которые имеют контрастную эмоциональную окраску по сравнению с оригинальным образом. Или ассоциации могут привести нас к воспоминаниям, которые очень далеки от первоначальной картины, то есть происходит смещение.

Разрозненные ассоциации, естественно, не будут связными. Цепь ассоциаций в первую очередь разрушает результаты вторичного изменения, которое из нескольких воспоминаний составляет насыщенную сюжетную картину сновидения. В основном в визуальной картине сна отсутствуют очевидные связи с жизнью человека, но при свободных ассоциациях образы обретают словесное выражение, которое обычно сконцентрировано вокруг детских нарциссических комплексов. Это показывает, как работает во сне механизм визуального представления. Фрейд предположил, что свободные ассоциации могут в обратном порядке показать все, что происходило в процессе формирования сна, и в таком случае их можно использовать как ценный ключ к подсознательным импульсам, поддерживающим сон.

Свободные ассоциации не обязательно совпадают с латентными мыслями сновидения. Это просто инструмент, который помогает обнаружить информацию, переходы и связи для того, чтобы распутать сложную картину сна. Вскоре поток ассоциаций резко обрывается, и это происходит именно в той точке, где раскрывается основная мысль сновидения. В этой точке вмешивается аналитик, он проникает в образовавшуюся брешь, выносит бесспорное, но не окончательное заключение и подробно описывает то, что подсказали ему ассоциации. Вкратце свободные ассоциации раскрывают процесс работы сновидения, чтобы достичь латентного содержания.

Символы и ассоциации во фрейдистской теории трактовки снов

Фрейд убедился, что некоторые части сновидения могут быть понятными и без ассоциаций. Это устойчивое соотношение между элементом сновидения и его смыслом было описано Фрейдом как «символическое», а элемент сна как «символ» бессознательной мысли сновидения. Устойчивое символическое соотношение не заменяет ассоциативную технику, а дополняет ее. И действительности символы и ассоциации стали двумя звеньями одной цепи, которая связала явный сон с его основным и единственно важным латентным содержанием.

Фрейд считал, что символом является не каждый объект. Символичны только определенные элементы мыслей сновидения. Перечень таких символов ограничен человеческим телом, родителями, братьями и сестрами, рождением, смертью и наготой. Обзор психоаналитической литературы, произведенный Кельвином Холлом и его студентами с целью определить, какие объекты обычно символизируются, обнаружил, что из 709 символов 102 символа использовались для обозначения пениса, 95 для вагины, 55 для коитуса, 25 для мастурбации, 13 для женской груди и 12 для кастрации.

Для чего используются символы?

Символы используются в сновидении для того, чтобы проявить и разрешить наши сексуальные конфликты (исполнение желаний), лишить их силы при помощи маскировки и таким образом сохранить сон. Символы становятся и воплощением и прикрытием нашего сексуального влечения. Скажем, вам снится ружье. Согласно Фрейду, оно может быть символом фаллоса. С его точки зрения, «все продолговатые объекты, такие как трости, палки и зонтики... могут представлять мужской орган — так же как и длинные, острые предметы оружия, такие как ножи, кинжалы и пики... Коробки, чемоданы, шкафы, ящики и печи представляют матку, так же как и полые предметы, лодки и посуда всех видов... Ступени, лестницы или сходни, или, в некоторых случаях, подниматься и спускаться по ним, все это представляет сексуальный акт».

Тропинка ведет от сновидений к бессознательному, к инстинктивной жизни, а далее к сексуальности. Этот последний шаг — утверждение, что символы заведомо сексуальны, и сексуальная жизнь человека начинается не в период полового созревания, с психическим взрослением, но гораздо раньше, в детстве, и проявляется в отношениях ребенка с матерью, — возможно, вызвал наибольшее сопротивление идеям Фрейда. Он, тем не менее, настаивал на своей позиции и даже приводил экспериментальные доказательства.

Эксперимент проводился на глубоко загипнотизированных объектах, которым велели видеть сны на сексуальные темы. Их сны содержали те же символы, что и в теории Фрейда. В других экспериментах пациенты рассказывали вульгарные истории сексуального свойства и, когда их просили повторить, описывали сексуальные органы с помощью тех же символов, о которых упоминал Фрейд. Интересно, что некоторые пациенты представляли сексуальную связь как лестницу, что трудно объяснить одной лишь сознательной эвфемизацией. В свадебном ритуале панджаби в Индии, который совершается и сегодня, невесту украшают плащом (чунни). Его дарит жених, после особой церемонии освящения плаща.

Фрейд нарушил традицию, когда объяснил необычную форму сновидений не тем, что они содержат послания из мира сверхъестественного, а работой защитных сил. В интерпретации его интересовала не расшифровка некоего сообщения из внешнего источника, а распознавание внутренних импульсов, искаженных цензором. Сновидение, изгнанное из христианского мира, стало одним из рациональных инструментов анализа и терапии.

Для чего нужны сны по Фрейду?

Функция сновидения, согласно утверждению Фрейда, состоит в том, чтобы охранять сон. Сновидение должно надежно защищать спящего от двух сил — внешней и внутренней. Внешнее раздражение, например звонок будильника, может стать частью сновидения, скажем далеким звоном церковного колокола, таким образом, сон будет продолжаться. Защите от внешних раздражителей во фрейдистской теории отводится небольшая роль по сравнению с более важной защитой от внутренних стимулов, соматических (кровяное давление, головные боли) и психологических (пробудившиеся воспоминания). Как уже было замечено, Фрейд придавал наибольшее значение защите от пугающих внутренних импульсов (памяти), стремящихся вырваться наружу из бессознательного.

Концепция Фрейда о сновидениях и психологии известна как психоанализ и отличается от других психологических школ развития личности. Психоанализ — не только теория личности или сознания, но также и метод терапии, который направлен на понимание снов с помощью изучения взаимодействия сознательных и бессознательных элементов. В классическом варианте методология психоанализа опирается на свободные ассоциации пациента. Таким образом, вытесненные желания, лежащие глубоко в бессознательном, выходят на поверхность, после чего с ними можно взаимодействовать.

Психоанализ Фрейда на основе снов

Психоанализ — это достижение западной цивилизации, и его действие не ограничивается профессиональной областью изучения умственного здоровья. Оно простирается гораздо дальше. Фрейд всегда старался понять связь между разумом и телом. Он заставил нас осознать, что каждое телесное состояние воздействует на разум, и все, что происходит в разуме, влияет и на тело. Только после Фрейда мы начали думать о телесных заболеваниях как о связанных с разумом.

Фрейдистское разделение разума на сознательное и бессознательное повлияло на все аспекты жизни. Термины Фрейда, такие как подсознание, подавляемые влечения, торможение, фиксация и отождествление, перешли в повседневную речь. На психологических разоблачениях (в художественном понимании) строится содержание множества литературных произведений. Писатели, знакомые с процессом работы сна и особенностями бессознательного, эксплуатируют эти идеи в своем творчестве. Художники тоже вступили в спор с психоаналитиками и принялись свободно выражать элементы бессознательного в своих полотнах и скульптурах.

Толкование сновидений Фрейда теперь считается не просто книгой о сновидениях. Она излагает теорию Фрейда о разуме и показывает его движущие силы. Несмотря на то что идеи Фрейда вначале вызывали сопротивление, его теории оказались настолько убедительными, что захватили множество областей современной мысли: гендерные исследования, изучение памяти, литературную критику, описание устройства личности и так далее. Психоанализ освободил людей от запретов, налагаемых традиционной моралью, и привел к изменениям в обществе и сексуальной раскрепощенности. Он создал язык, на котором еще многие поколения будут обсуждать тему сексуальности.

Кем был Фрейд? Мастером сновидений, психологом, практикующим врачом, философом, социальным деятелем? В начале своей жизни он усвоил один урок условности — это смешно. Он спрашивал обо всем. Почему мы видим сны? Почему люди заболевают и как их излечить? Почему происходят войны? Почему некоторые группы людей подвергаются преследованиям? Он стремился понять и объяснить многие загадки природы и общества. Обладая редкой остротой зрения, он неустанно искал все, что могло приблизить его к решению. Как сказал о нем У. X. Оден, Фрейд «теперь уже не человек, а общественное мнение».

© Фото: ru.depositphotos.com
22 июля 2019 в 15:17
Оцените статью:
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)

ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ