АстроМеридиан.ру

Классификация снов по Артемидору и Макробию

классификация снов

Чтобы понять, что такое сновидения, нам важно не только определить их источник, но и решить, важны ли они, и если они важны, то в чем заключается их важность. Мы уже видим, что для неврологов сон — по сути пустая структура, случайный эпизод деятельности мозга. Любой смысл, который им приписывают, является вымышленным. В древнем мире сновидение было наполнено смыслом, особенно сон-послание, потому что в нем напрямую или через посредников человека ожидала встреча с богом. Но такие сны были редкостью. Их видели только правители и жрецы. Как мы можем судить о смысле на основании немногих свидетельств о сновидениях высшей знати, дошедших до нас? А как же другие сны, которые были лишены божественного содержания? И что снилось в те времена обычным людям? Как они толковали свои сны?

Базовая классификация снов

Возникает естественный вопрос: можно ли изучить содержание обычных снов, учитывая их огромное разнообразие? Один из способов понять и упорядочить явление — это разделить его на категории. Ночное небо тоже было бесконечной россыпью мерцающих объектов, пока они не были классифицированы как звезды и планеты, а после как солнечные системы и галактики. И небо стало для нас более понятным. Возможно, нам удастся проникнуть в тайну сновидений, если мы классифицируем их.

Простейшие категории сновидений могут быть основаны на их содержании. Сны могут быть буквальными или символическими. Мы можем слегка усложнить эту элементарную классификацию, разделив сновидения на значимые и незначительные. Эта простая схема создает тройственную классификацию: буквальные сны, символические сны и незначительные сны. Две первые группы относятся к категории смысловых сновидений. (Естественно, что разделение незначительных снов на буквальные и символические представляется уже совсем нереальной задачей!) Эта базовая Классификация также дает нам критерий для сравнения древних и современных теоретических взглядов на сновидение.

Буквальные сны

Сила буквального сна в его простоте. Такие сны всегда вызывали у людей чувство удивительной ясности. В них нет смутных символов, они приближены к реальности, и часто предсказанные в них события изменяли мир. Сны-послания, как неожиданные, так и сны-обращения не требуют интерпретации и потому могут служить примером буквального сновидения. Сны, о которых рассказывает Гомер, буквальны. Они несут прямые и простые послания: божество указывает спящему, как следует поступить. Однако не все сновидения согласуются с привычной реальностью. Разговаривая друг с другом, мы используем метафоры, и в древности верили, что сон также использует аллегории и иносказания, чтобы передать послание. Может быть, древние были склонны драматизировать или не до конца понимали смысл посланий, сейчас трудно сказать. Ясно одно, они тоже делили сны на разные категории, и у них существовали общепринятые способы толковать сны.

Юлий Цезарь после победы над галлами рассказал сон, в котором он имел сексуальные отношения со своей матерью. Если понимать сон буквально — он был развратным и странным. Очевидно, что послание сна заключалось в чем-то другом. Образ матери следовало понимать символически. По словам толкователя, служившего Цезарю, этот сон представлял его тягу к земле (к матери-земле). Знаменитый оракул предсказал, что Рим завоюет тот, кто сначала поцелует собственную мать! Послание сна не было буквальным, и его следовало бы отнести к эдипову комплексу Цезаря, но он должен был вскоре унаследовать Рим, город его матери. Воодушевленный предсказанием, Цезарь перешел Рубикон, повел свою армию дальше на юг и вступил в Рим, не встретив сопротивления. Интересно, что спустя две тысячи лет Фрейд на основании этого сна сделал настоящее психологическое открытие: тот, кого любила мать, завоюет мир.

Символические сны

Этот сон — пример из второй категории нашей классификации — символический сон. Даже если в таких снах не присутствует бог или его посредник, они несут в себе важный смысл, так как в них читается чудесное послание, пусть и сообщенное символически. Как было отмечено ранее, в своих снах-посланиях греки заменили божество другой фигурой, не жертвуя при этом достоверностью сказанного. Если сделать шаг вперед и заменить слова аналогичным содержанием, получится символическое сновидение.

Иногда символизм проявляется не так явно, как во сне Цезаря о том, что он спал со своей матерью. В истории об индийской принцессе Дамаянти, которая двенадцать лет была в разлуке со своим мужем Нала, правителем Косалы, символизм более сложен. Она увидела сон, о котором говорится в джайнском тексте Трисастисалакапурусакарита (Том V: 144):

Сегодня на закате, когда я спокойно заснула, я увидела богиню Нирврти. Она показала мне в небе сад Косалы, а в нем цветы и фрукты. Она вложила мне в руку цветущий лотос. Когда же я забралась на дерево, птица, которая взлетела на него раньше, вдруг упала на землю.

Царь Бхима, отец принцессы, сказал: «Дочь моя, это очень хороший сон. Без сомнения, богиня Нирврти — это твои возросшие заслуги. Сад Косалы в небе дарует тебе власть над Косалой. Ты забралась на дерево манго, значит, скоро ты встретишься с мужем. Птица, которая взлетела первой и упала, — царь Кубара, который непременно падет с трона. Ты увидела сон на закате, это значит, что Нала встретится с тобой сегодня. Сны, приснившиеся в это время, быстро сбываются».

Примечательно, что индийский текст придерживается повествовательного стиля и говорит, что принцесса увидела сон сразу после того, как заснула, а также указывает точное время, когда это случилось. Все эти сведения учитываются при интерпретации. То, что она взобралась на дерево, означает воссоединение с мужем. Птица, которая взлетела на дерево первой, а после упала, означает, что к ее мужу вернется превосходство над врагами. То, что принцесса поднялась на дерево, держа в руке цветущий лотос, который дала ей богиня, точно указывает на ее воссоединение с любимым мужем.

Незначительные сны

К последней категории относятся незначительные сновидения. То, что эти сны не важны, не значит, что они лишены смысла, как утверждают современные теоретики. Древние не придавали значения таким снам, так как те не предсказывали будущее. Здесь следует подчеркнуть, что символический сон и его интерпретация представляют собой единое целое. Символическое сновидение, у которого нет интерпретации, автоматически теряет свою значимость.

Для древних незначительные сны были приятными или неприятными. Приятные сны не вызывали беспокойства. А неприятные заслуживали внимания (а не интерпретации), потому что вызывали тревогу. Их считали «дурными» и воспринимали их как болезнь или по крайней мере как отражение плохого состояния здоровья. Считалось, что плохие сны, болезни и другие несчастья преследуют человека, если его погнули духи-защитники. Лишившись защиты, человек мог стать жертвой магических манипуляций со стороны врагов, насылающих на него кошмары.

В любом случае темные сны представлялись демоническими. Они писались, о них не рассказывали, а если и упоминали, то лишь неопределенно и вскользь: «Один из дурных снов посетил меня сегодня ночью!» В Месопотамии считалось, что сами разговоры о таких снах увеличивает их злую силу. Человек, подвергшийся их разрушительному влиянию, должен был пройти обряд очищения. Сусутра Самхита, древний сандиритский текст об искусстве хирургии, также предостерегает, что не следует обсуждать дурные сны. Возможно, по этой причине сложно отыскать пример дурного сновидения.

Веды, обширное собрание санскритских текстов, которые считаются древнейшим памятником священной литературы иудаизма, называют темные сны бедствием, сравнимым с грехом или недугом, грязью, которую собрала душа, когда пребывала вне тела. «Ригведа» содержит несколько гимнов, чтобы рассеять злые сны. «Атхарва-веда» советует с величайшей осторожностью относиться к кошмарным сновидениям и предписывает особые заклинания, чтобы изгнать их. Там говорится, что даже Индра, царь богов, не избежал губительных последствий таких снов.

Очевидно, что тройная классификация должна учитывать, предсказывают сны будущее или нет. Буквальные сновидения говорят о будущем прямо, Символические — в виде аллегории, а незначительные сновидения потому и были названы так, что не предсказывают будущих событий.

Роль снов в древности

Сновидение не только предсказывало будущее, оно выполняло и другие роли. В Месопотамии и в других ранних культурах оно стало средством, с помощью которого боги сообщали свою волю правителям или верховным Жрецам. Иногда именно сновидение становилось решающим, когда на трон должен был взойти новый правитель: сон указывал наследника.

В Древней Греции сновидение помогало прийти к верному решению. Множество подтверждений мы находим у Гомера и других классических авторов. Обычно сны приходили к героям их произведений в решающие моменты. В Илиаде описывается «губительный сон», посланный Зевсом Агамемнону в год кульминации Троянской войны. Сон призвал его броситься в атаку и «завоевать троянский град многолюдный». Это подтверждает тот факт, что Агамемнон напал на Трою не только для того, чтобы вернуть жену своего брата Менелая. Причиной войны стала не просто личная месть, а божественное веление, ведь сам Зевс послал Агамемнону сон.

Следует отметить и еще один факт. Поначалу считалось, что сны посылают боги. После веру в божественное происхождение сновидений сменило убеждение в том, что сны исходят из мира сверхъестественного (от божественных посланников, духов, предков). Примерно в то же время произошла еще одна перемена: сны перестали быть принадлежностью только правителей и жрецов, простые люди тоже могли прочитать в них предсказание будущей судьбы.

Сны смешанного типа

Классификация сновидений, основанная на их содержании, буквальном в противоположность символическому, является самой простой, и все же бывает нелегко отнести конкретный сон к одной из выбранных категорий. Иногда граница между буквальным и символическим очень размыта. Таковы сны Иосифа в Ветхом Завете. Сновидения о том, как снопы, связанные братьями, поклонились снопу Иосифа (Бытие 37:5), и о том, как светила и одиннадцать звезд склонились над ним (Бытие 37:9), предсказали главенство Иосифа в семье. Эти сны не являются непосредственным посланием, они требуют расшифровки. При этом смысл, скрытый в их образах, легко читается, и потому сны Иосифа можно отнести к сновидениям-посланиям.

Труднее установить связь между образом и его смыслом в сновидении принцессы Дамаянти. Даже во сне Кальпурнии знаки, предвещающие убийство Цезаря, были иносказанием. Не сам Цезарь истекал кровью. Кровь струилась из его статуи. Можно сказать, что символическое сновидение, в котором символическое иносказание ясно передавало смысл, также могло считаться буквальным. Тонкие градации типов сновидения требовали дальнейшего усовершенствования основной системы, что и сделали древнегреческие теоретики, сохранив прежнюю базовую классификацию.

На протяжении тысячелетней эволюции теории сновидения дополнялись все новыми деталями, что закончилось в эпоху христианства их полной дискредитацией. Сохранилось много литературных источников, описывающих представления о сновидении народов Средиземноморья, поэтому споры древних теоретиков нагляднее всего представлены на примере эллинистической концепции сновидения. Той же линии понимания сновидений следовали и другие культуры — иудаизм, раннее христианство, ислам, культура Китая, буддизм и индуизм.

Как мы уже видели, у Гомера сновидение буквально, оно напрямую связано с реальностью и повествует о событиях, которые вскоре должны произойти. Сновидение почти не требовало интерпретации, так как обладало очевидным символизмом. Однако опыт подсказывал, что не все предсказания становятся реальностью. Не все сны сбываются. Необходимо было различать правду и обман. В гомеровскую эпоху считалось, что существуют врата, через которые сновидения приходят к людям.

Классификация снов по Артемидору Далдианскому

Перед нами элементарная классификация, разделяющая правдивые и обманчивые сны. Правдивые сны сбываются. Они могут быть буквальными или символическими. Обманчивые сны определены в нашей классификации как незначительные. Уточнения в эти категории сновидений были внесены Артемидором Далдианскими и Макробием.

Самая полная книга о сновидениях, которую оставил нам эллинистический мир — «Онейрокритика» (интерпретация сновидений), составленная Артемидором. Он жил во II веке нашей эры и был современником врача Пшена (одного из немногих, кто усматривал в сновидениях указания на телесные недуги) и астронома Птолемея. Артемидор упоминает многочисленные сборники, к которым он обращался, включая те, что были составлены знахарями! Поэтому мы можем догадаться, что в этом регионе существовала обширная практика толкования сновидений.

«Онейрокритика» следует гомеровской традиции разделения сновидений на правдивые и обманчивые, но называет их опеть и епирпюп, или важными и неважными снами. Вторые (энупнион) лишены смысла, потому что ничего не предсказывают. Они просто повторяют дневные заботы спящего человека. Созидательные сны (онейрос) — это важные и пророческие сны, которые привлекают внимание спящего к предсказанию будущих событий. Артемидор верил, что онейрос — это «вымысел души, которая обретает множество обличий и сообщает о добре или зле, которое должно свершиться. Он утверждал, что душа обладает способностью постигать, и ей ведомо настоящее и будущее. Он проводит различие между двумя типами онейрос (правдивыми или важными снами).

Теорематические и аллегорические сны

Первые, теорематические сны предсказывают будущее ясно и недвусмысленно, и «сбываются, стоит лишь их увидеть», что подтверждается примером человека, которому приснился сон о кораблекрушении, когда он был в море. На следующий день его корабль действительно затонул, а сам человек спасся. Такие сны не требуют интерпретации, поскольку образ и событие точно совпадают. Это буквальные сновидения.

Ко второй категории относятся аллегорические сны. И пашей классификации они названы символическими. Артемидор отнес бы сон индийской принцессы Дамаянти именно к этой категории. Образы со сна заключают в себе вещие символы, и, только отгадав их загадку, мы прийдем к мерной интерпретации. Содержание аллегорических сновидений всегда символическое - каждое понятие обозначается посредством другого.

Классификация снов Макробия

Основная классификация долго оставалась неизменной, пока Макробий в IV веке не усовершенствовал систему Артемидора, расширив перечень типов сновидений до пяти. Вплоть до Средних веков, а возможно и позже, восприятие сновидений в Европе опиралось на его воззрения. Макробий утверждал, что все сны интересны и большинство из них правдивы. Но только три из пяти категорий относятся к вещим снам. Он полагал, что недостаточно определить, было ли сновидение буквальным. Сны могут передавать сообщения различными способами, и эти способы требуют уточнения.

Сначала идет пророческое видение (гою), когда спящий видит нечто, указывающее на пророческое содержание сновидения. Затем следует сон, который подобен оракулу, когда во сне родитель иди какое-нибудь священное или значительное лицо, а может быть, даже бог, прямо возвещает, что произойдет или чего не произойдет, что следует делать и чего не следует. Третий тип сновидения требует толкования, как и символический сон, и Макробий называет его соттит. Глубокий смысл сновидения скрывается за таинственными символами, которые можно постичь только через интерпретацию.

Артемидор называл незначительный сон епирпкт. Впоследствии Макробий разделил такие сны на два типа, несмотря на то, что они не несут в себе вещего смысла, и потому не поддаются интерпретации. Первый из двух типов, — лишь зеркало телесных страданий (голод, чревоугодие), эмоциональных состояний (любовь, страх) или страстей (победа или поражение). К другой категории относятся сновидения, приносящие беспокойство и ночные кошмары. Удивительно, но именно эти сны, которые современный психоаналитик тут же принялся бы с восторгом интерпретировать, Макробий семнадцать столетий тому назад счел совершенно бесполезными!

© Фото: ru.depositphotos.com
22 июля 2019 в 14:52
Оцените статью:
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)

ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ