Новости RSS » Мистические истории » Из реанимации попал на тот свет, но был отправлен назад - реальная история

Из реанимации попал на тот свет, но был отправлен назад - реальная история

сердечный приступ

Как говорится, мертвым быть не страшно – страшно умирать. Большинство людей – да практически все, наверное – боятся смерти. Боятся из-за того, что не знают, а что там будет дальше. И будет ли что-то. Именно потому такой интерес вызывают рассказы тех, кто перенес клиническую смерть.

Они бывают разными: кто-то видит себя в тоннеле, а впереди – свет, кто-то вспоминает о том, как парил над собственным телом, кто-то о том, как их встречали близкие люди, которые давно умерли. Есть такая история и у меня.

Я вырос во времена СССР, когда нас всех воспитывали в духе атеизма. Уже в начальной школе нам внушали, что человек является венцом природы, что он сам хозяин своей жизни, что нет никакого бога и, соответственно, никакого того света тоже не существует.

Конечно, в последние годы появилось много разных источников свидетельствующих об обратном, начали строить церкви, возведя религию практически в государственный культ, появилось много людей, называющих себя колдунами и экстрасенсами.

Только я продолжал считать их шарлатанами, а все рассказы о мистике – бабкиными сказками, на которые не следует обращать никакого внимания.

И вот, жаркой летней ночью 2008 года я внезапно почувствовал себя плохо. Даже не мог понять, что случилось, полагал, что все это от жары. Я долго не мог уснуть.

Мне было душно, когда все-таки задремал, мне привиделись какие-то обрывочные воспоминания из моего детства, и хотя в них не было ничего страшного, наоборот, я то и дело просыпался весь покрытый холодным потом, а мое сердце отчаянно колотилось, словно хотело выскочить из груди.

Потом я почувствовал, как мою грудь сдавило словно обручами, мои ноги и руки отяжелели, вдобавок меня охватила какая-то липкая паника. Так, то забываясь коротким сном, то снова просыпаясь, я провел ночь.

Утром встал и пошел на кухню, чтобы попить чаю. Но не успел подставить его под кран, как в груди появилась сильная боль, мои ноги подкосились и я рухнул на пол. Прибежавшая на шум жена вызвала скорую.

Но это я уже помню смутно. Меня отвезли в больницу, положили в реанимацию и подключили к аппарату искусственного дыхания. Вот под ним я и отключился.

То есть, это я сейчас понимаю, что отключился. А тогда я внезапно вместо больничной палаты очутился на просторном лугу, залитом солнечным светом.

Трава доходит мне до пояса, вокруг жужжат насекомые, вдалеке чуть справа виднеется лес, за которым, я точно знаю, имеется деревня. Нет, ее отсюда не видно, просто я знаю это и все.

На ярко-синем небе нет ни одного облачка, но, несмотря на то, что солнце стоит прямо у меня над головой, оно не слепит меня и не обжигает, наоборот, окутывает невероятно приятным теплом.

И боль в груди полностью прошла, вообще нигде ничего не болит, в теле даже легкость какая-то появилась.

Кстати – о теле. Я заметил, что одежда у меня тоже очень необычная. Знаете, как рисуют на картинках крестьян? Ну вот.

На мне такая же просторная белая рубаха, доходящая почти до колен, подпоясанная веревкой и расшитая по подолу и груди яркими петухами. На ногах – домотканые шаровары из серого льна, а дальше – лапти.

Да-да. Натуральные русские лапти. А еще у меня появилась борода, хотя до этого никакой растительности у меня на лице не было.

И вот стою я посреди этого луга – и так мне хорошо, словами передать вам не могу. А воздух-то какой чистый! Я выпрямился, дышу полной грудью, даже глаза закрыл от удовольствия.

И вдруг слышу – зовет меня кто-то. Даже не зовет, я слышу это не ушами, голос возникает где-то прямо в моем мозгу.

- Миша, Миша!

Я открываю глаза, поворачиваюсь. И вижу, что метрах в 20 от меня стоит моя бабушка. И почему-то это меня ничуть не удивило, хотя бабушки уже больше 10 лет нет на свете. Стоит в хорошо мне знакомом домашнем халате, смотрит на меня и улыбается. И даже выглядит какой-то помолодевшей.

Так мне в тот момент стало радостно на душе, я бросился к ней навстречу, думаю, сейчас добегу, прижмусь, обниму. Снова как в детстве.

Только вот я бегу, а расстояние между нами не уменьшается почему-то, хоть бабушка и на месте стоит. И все на меня смотрит, и звать продолжает.

Поначалу бежать мне легко было. А потом что-то изменилось – ноги тяжелыми стали, легкость в теле пропала, каждый шаг давался с трудом, знаете, как бывает, когда по рыхлому песку бежишь.

Потом откуда-то туман появился. Бабушка за ним пропала, а я оказался в белом облаке. И в этот момент услышал чей-то голос.

- Погоди еще. Рано тебе туда.

И внезапно вокруг меня какие-то огни закружились, я снова зажмурился, боль в груди почувствовал, а когда открыл глаза, то оказалось, что я лежу на больничной койке, к руке у меня капельница подключена, а на лице маска кислородная.

Через несколько дней, когда меня уже в обычную палату перевели, я узнал, что у меня клиническая смерть была – почти три минуты. Меня это совсем не удивило, тем более что я-то знал, что это не смерть, а другая жизнь, которая меня там ожидает. И вы знаете, после этого случая я изменил свое отношение к смерти. Теперь я ее больше не боюсь, потому что знаю, что та жизнь, которая нас там ожидает, она значительно лучше, чем эта. И хоть истово верующим я не стал, но в церковь теперь хожу время от времени.

Wed, 29 Jul 2020 22:17:07 +0300

@ Инна Кондаурова

консультация



Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.