гороскоп
Новости RSS » Мистические истории » О чем молчали солдаты: реальная история о карме, работающей даже во время войны

О чем молчали солдаты: реальная история о карме, работающей даже во время войны

Реальная история о карме, работающей даже во время войны

Тесть моего покойного дядьки во время войны служил в разведке, поэтому о своей службе там особо не распространялся. Он вообще-то был молчуном, а уж если дело касалось войны, то из него и слова было не вытянуть. И, тем не менее, однажды почему-то разговорился.

То ли чай со свежесобранным медом помог, то ли бутылочка доброго коньячку– куда ж без нее при встрече родственников? В общем, расслабился Дмитрий Степанович, одолело его благодушное настроение. А тут как раз речь о былой войне зашла.

Произошло это на третий год войны, летом 44 года, когда немцы хотя уже и потеряли свой былой задор, все еще пытались огрызаться. С нашей стороны готовилось грандиозное наступление, а разведчикам в таких условиях находилось много работы, поэтому гоняли их, что называется, по-черному.

И вот, когда бои уже шли под Могилевом – фрицы здесь упорно сопротивлялись – разведчики получили задание проникнуть в один из немецких штабов и захватить там языка.

Собрали диверсионную группу из семи человек, а главным назначили заместителя командира разведроты, лейтенанта с типичной русской фамилией – Иванов. Обычно командир, Андрей, всегда ходил на опасные задания сам, за чужие спины не прятался, но тут почему-то на этот счет поступило особое распоряжение начальства.

В целом вылазка началась как обычно: надели маскировочные халаты, аккуратно подошли к указанной деревне, затаились, залегли, начали наблюдать. Время идет, но ничего интересного – деревня, как деревня, вон бабы пошли за водой, вот собака пробежала… И немцев почему-то не видно.

Обычно, если штаб находится в населенном пункте, это сразу заметно по активности, а тут за все время даже ни одного грузовика не проехало, не говоря уж о начальственных машинах.

В общем, лейтенант, видя такое дело, предложил подойти поближе и выяснить обстановку на месте, а то так и до вечера можно в засаде без толку пролежать. Так и сделали. Два человека отправились на разведку, чтобы по возможности узнать, как и что. Остальные остались, укрылись в ближайшем овраге бурьяном.

Через некоторое время разведчики вернулись и доложили, что в деревне нет никакого штаба, а из немцев только пара-тройка человек и две подводы, которые они охраняют. Что за ерунда? Неужели ошиблись, и придется возвращаться ни с чем?

Вот и те самые подводы появились, на каждой из них солдат немецкий сидит, правит. Одна совсем рядом проехала – немец, который на ней сидел, все на часы смотрел и нервничал почему-то страшно. Вдали послышались взрывы – по всему очевидно, что в нескольких километрах от деревни бой начался.

А тут и вовсе что-то непонятное начало происходить. Одна из подвод подъехала к дому, немец, который ей управлял, распряг лошадь, из дома вышла пожилая женщина, забрала у него лошадку, увела вглубь двора, немцу крынку с молоком вынесла.

Тот напился, утерся, взял прислоненную к сараю косу, вышел за околицу, где луг начинался, и стал его косить. Вот уж этого разведчики совершенно точно не ожидали. Вы представьте себе картину – кругом бои, немцев теснят по всей линии, этому бы фрицу собирать свои манатки да драпать быстрее, а он почему-то спокойно траву косит. Словно так и нужно.

По рассказу тестя, он сумел рассмотреть в бинокль лицо этого немца – обычный мужик, занимающийся своим делом. Машет косой и даже слегка улыбается чему-то. Кстати, косит очень профессионально, сразу видно, что это дело для него привычное. И спокоен настолько, словно родился и вырос в этой деревне, словно всю жизнь здесь траву косил и сено скоту запасал на зиму.

В общем, переглянулись разведчики, и решили выяснить, чего это немец тут хозяйничает, как у себя дома.

Подошли аккуратно к фрицу – впрочем, это было несложно, он, казалось, совсем потерял осторожность и не обращал внимания на то, что происходит вокруг него – три человека и набросились на него, руки заломили, повалили на землю, связали.

Он даже не сопротивлялся, нужно сказать, лежит, только глазами хлопает непонимающе и совсем по-детски.

На вид ему было лет сорок. Одет в немецкую форму, как и положено. Вот только немного странно то, что судя по погонам, в этом возрасте он все еще находился в звании рядового.

К концу войны-то, Гитлер, чтобы поднять боевой дух своих солдат, направо и налево раздавал им должности и звания. Наград опять же на мундире никаких. Ну, мало ли, может просто разжаловали его за какую-то вину?

Ладно. Начали допрос. Лейтенант, неплохо владеющий немецким, спросил у новоявленного пленного, сколько немцев в деревне. Тот ответил, что никого нет, вот только он отвечает за эвакуацию подвод, служит, мол, при хозяйственной части. Документы, которые нашлись у него в нагрудном кармане, подтверждали его слова.

Тогда поинтересовались, зачем он траву-то косит. И почему лошадь из телеги той женщине отдал? А он и отвечает, что у него еще одна лошадь есть, а женщине одной в деревне, без мужика и без лошади совсем плохо. Вот он ее и пожалел.

И траву поэтому же косит – ведь никого из мужчин в деревне не осталось, а женщинам и ребятишкам нужно будет чем-то скотину кормить. Говорит, что он сам вырос в деревне, потому хорошо знает, каково это.

Лейтенант даже растерялся. Повернулся к разведчикам, пилотку снял, лоб от пота утирает. Ну, вот что с ним делать, с этим немцем? Баб деревенских пожалел, траву им косит, лошадь отдал.

Впрочем, делать-то было нечего, все равно языка хоть какого-то привести нужно. Решили забирать немца с собой. Ну и, конечно, нужно было посмотреть, что в его подводе – вдруг там что-то интересное.

Только ничего интересного там не оказалось – под тряпьем были ящики с инструментами, запчасти, всякий прочий хлам. Ни документов, ни оружия, ни даже поесть чего-нибудь из продуктов. Немец сказал, что личное оружие у него, конечно, было, но вот только его вывезли на второй подводе, которая первой проехала.

Ладно, увели его с собой, хотя и понимали, что толку от этого не будет никакого – ну какой «язык» из деревенского немца с косой на плече вместо винтовки? Для этого нужен какой-никакой, а офицер.

В части начальство, конечно, было очень недовольно – ну, разведчики объяснили все, как было. Что это единственный немец, который был в деревне, да и тот работал – покосом занимался.

Привели немца на допрос к начальству – лейтенант переводчиком был. Тот и там сказал, что он ничего не знает, что все, кто был в деревне, еще вчера эвакуировались.

Конечно, Андрей, командир разведроты, был очень недоволен. Он-то хоть и был разведчиком от бога, но вот характером крут очень – не дай бог попасть под горячую руку, он и своего не пожалел бы, а тут – немец.

В общем, вывел он несчастного фрица за околицу и выстрелил в него сзади – прямо в голову. Тот так и остался лежать – с застывшей на лице полуулыбкой и струйкой крови, стекавшей из головы. Таким его тесть и запомнил.

Тут нужно сказать, что война это не место для сантиментов, тут такое происходит, что не дай бог никому видеть.

Не раз разведчикам приходилось в силу суровой военной необходимости расстреливать пленных «языков» в боевой обстановке, особенно если существовала опасность не довести его до места и раньше времени обнаружить разведгруппу. Но чтобы так – в тылу, когда ничего не угрожало, и немец был явно не злодеем, а совсем наоборот…

Конечно, никто из разведчиков открыто Андрея не осудил. Когда потребовали рапорт в Особый отдел о произошедшем, все, как один написали, что тот, мол, пытался бежать и был убит при этой попытке.

И начальство этому ничуть не удивилось. Однако когда случайно, время от времени, мужики обменивались взглядами, было понятно, что у каждого из них на душе скребли кошки.

Впрочем, вскоре началось масштабное наступление, и об убитом фрице все потихоньку начали забывать. Вспомнили только один раз. Во время наступления немцы ответили разведроте беспорядочным минометным обстрелом.

Настолько беспорядочным, что почти ни одна мина не сумела достичь своей цели – били, что называется, «в молоко», куда попало. Почти ни одна – потому что одна все-таки попала в цель. Так вот, вы не поверите, куда именно она попала.

От взрыва бойцы разлетелись в разные стороны, но все остались невредимыми. И только командир, поднимаясь с земли, беспомощно выставил перед собой обе своих руки, точнее, то, что от них осталось – два кровавых обрубка.

Все ребята отделались ушибами и небольшими царапинами, а Андрея пришлось срочно эвакуировать и везти в госпиталь. Да только это ему не помогло – через два дня он там скончался от потери крови.

Когда разведчики узнали об этом, то, конечно, выпили за упокой его души. Но – молча. Почему-то в этот момент им совсем не хотелось разговаривать или произносить какие-то речи. Все хмурились и молчали – и Дмитрий Степанович уверен, что знает, о чем было это молчание.

Mon, 08 Jul 2019 20:59:47 +0300

@ Инна Кондаурова

Оцените статью:
Рейтинг: 4.64 (Голосов: 11)
Яндекс ДзенПодписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен, чтобы читать прогнозы астрологов о важных событиях дня

Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ