Новости RSS » Мистические истории » Заблудился в лесу и провел ночь с ЛЕШИМ: история, рассказанная охотником

Заблудился в лесу и провел ночь с ЛЕШИМ: история, рассказанная охотником

леший

Брат моего отца – Николай Семенович – из тех, кого называют «бывалыми мужиками». За свои 58 лет повидал немало, достаточно сказать, что 25 лет в милиции прослужил оперативником. Впрочем, разговор сейчас пойдет не о его профессиональной службе, а об увлечении.

Вырос Николай Семенович в деревне, никакой тяжелой работы не чурался. Ладони его небольшие лопаты напоминают, а если кулаком двинет по деревянной доске, то и расколоть ее может.

Ну а рыбалка и охота для деревенских – сами понимаете, святое дело. Так что, несмотря на то, что уже много лет, как в городе живет, но на охоту выбирается регулярно. Вот так было и в тот раз, о котором он мне рассказал.

Собрались они – сам дядька мой да два его друга – и выехали с утра на охоту. В лесу, как положено, разбрелись в разные стороны, договорившись о месте встречи. Да только у Николая Семеновича охота в тот день не задалась. Ходил он ходил по лесу, да только одного глухаря и сумел подстрелить за несколько часов.

Возвращаться с пустыми руками не хотелось, и решил Николай Семенович подальше в лес забраться. И так получилось, что немного заблудился. Немного – потому что места эти были ему хорошо знакомы, исхожены не раз.

Так что поначалу дядька и не беспокоился даже. А потом видит – нет, не получается дорогу найти. Словно кружит на одном и том же месте, а выхода нет. И так, и сяк, пытался направление менять, ничего не получается.

Ну, ладно. Небольшой запас на крайний случай у него был, как у всех опытных охотников, леса он не боялся, ружье при нем с патронами – так и несколько дней вполне прожить можно бы. Идет себе, идет. А тут уже и темнеть начало. В лесу-то оно всегда так, особенно в хвойном.

На открытой местности еще светло, а в лесу уже сумерки. Решил мой дядька остановиться, передохнуть, да на ночлег обустраиваться. А утром уже снова дорогу искать. Начал присматривать подходящее местечко.

Прошел еще с полкилометра, и глазам своим не поверил от такой удачи. Видит: домик бревенчатый стоит, сторожка, то бишь, охотничья. Зашел, осмотрелся – все как полагается, и крыша есть, и стол посредине, а по обеим сторонам от него вдоль стен – лавки.

Только было заметно, что сторожкой этой давно уже никто не пользовался, полки, на которых обычно охотники припасы оставляют, пустые были и даже паутиной затянуты. И еще в ней сыростью какой-то тянуло. Видимо, во время дождя вода все же просачивалась. Ну да бог с ним, Николаю Семеновичу лишь бы ночь переночевать, а утром видно будет.

Скинул рюкзак на лавку, свечку достал, спички, хлеб, фляжку с водой. Наскоро перекусил да спать лег. Заснул быстро – устал сильно, чего уж говорить. Лежал-лежал, прислушивался к звукам ночного леса, да и задремал, сам не заметил.

А посреди ночи проснулся – и даже не понял от чего, что именно его разбудило. Глаза открыл – вокруг темнота кромешная, мыши под полом шуршат, снаружи птицы щебечут. Вроде бы все как всегда. Вот только было что-то еще, чего он не видел, а скорее – чувствовал.

Через полминуты, когда глаза привыкли к темноте, начал он различать контуры – лавка, пол, стены, стол, оконный проем а около него…

Силуэт человеческий вырисовался. Словно стоит кто-то спиной окну, и на него смотрит. Постепенно в неясном свете и детали начали вырисовываться – лохматая голова, голый коренастый торс весь покрытый густой шерстью, ниже пояса вроде штаны какие-то, или просто там шерсть гуще была – дядька не разобрал. А вот когда его взгляд на ноги упал – то Николай Семенович просто похолодел. Показалось ему, что вместо ступней у незнакомца копыта были.

Тут нужно сказать, что дядька-то мой не робкого десятка, через огонь и воду в своей жизни прошел. А тут даже не понял, что с ним произошло. Лежит с широко открытыми глазами и пошевелиться не может. И сказать ничего – тоже. Дыхание перехватило, глаза зажмурил от ужаса, а у самого в голове только одна мысль: скорее бы рассвет наступил. И вот ведь странно – сам не заметил, как отключился.

Сознание потерял или заснул – не знает. Знает только, что когда он снова пришел в себя и отрыл глаза, уже светать начало. И сторожка была абсолютно пуста. Глянул на часы – половина пятого утра. Подхватился с лавки, схватил свое барахло в охапку, в рюкзак засунул и опрометью вылетел из домика. Даже как положено в таких случаях по охотничьим обычаям, не поклонился сторожке, не поблагодарил ее за ночлег – не до того было.

И ведь что странно, не успел он удалиться от того места на пару десятков метров, как сразу обнаружил тропинку. Пошел по ней, через полчаса вышел к проселку, а там уже и до шоссе недалеко оказалось. Ну а там уже и до дому добрался.

Товарищам потом уже эту историю рассказал, те только головами покачали. Сам дядька мой предпочитает считать, что все это ему тогда привиделось от усталости. Да только, когда в следующий раз он снова в том лесу оказался, решил снова посмотреть на ту сторожку. Но найти ее не смог. А бывалые охотники говорили ему, что это он у самого лешего в гостях побывал, и что, мол, ему еще очень повезло, что тот его живым отпустил. Могло быть и хуже.

Sat, 15 Aug 2020 20:52:06 +0300

@ Инна Кондаурова

консультация



Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.