Новости RSS » Семейные истории » Бывший муж шантажирует меня - я должна выкупить у него своих детей!

Бывший муж шантажирует меня - я должна выкупить у него своих детей!

шантаж

День был холодным и серым. Я смотрела в окно на мокрый сад и на деревья, некоторые из них были настолько старыми, что уже не плодоносили. Душа хотела разрыдаться от ощущения того, как сильно я люблю все это – дворик и разбитую дорожку, по которой одиннадцать лет бегала в школу и обратно. Я мечтала, что проживу здесь всю свою жизнь.

Ко мне подошла дочка Ирочка, взяла за руку и сказала: «Мама, не плачь, все будет хорошо. Завтра я поговорю с папой, и он все поймет». Какая она стала взрослая, двенадцать лет моей малышке.

Ничего наш папа не поймет. Но дочь права – не стоит плакать, отчаиваться и опускать руки. Для любой безвыходной ситуации непременно найдется решение, надо лишь хорошенько подумать. Только думать никак не получается, мысли, словно стая испуганных пичуг, разлетаются в разные стороны.

Мне часто снится родительский дом, при этом обязательно весна, светит солнце и папа приделывает к дереву качели. Странно, почему мне ни разу не снился муж? Ведь я любила его и нашла в нем что-то хорошее, раз решила, что он единственный из всех и выскочила замуж. Мы были счастливы. Кто изменился – я или он?

Мои мама и папа оба работали в деревенской школе учителями. Наверное поэтому и я, сколько себя помню, мечтала учить детишек. В областном городе без проблем поступила в педагогический ВУЗ и в отличие от своих сокурсниц не грезила городской жизнью, а хотела вернуться в деревню.

После третьего курса вышла замуж и перевелась на заочное отделение. Своего супруга Макара знала с детства, мы выросли в одной деревне. Он был неторопливый, мягкий и очень хозяйственный. После техникума также вернулся в деревню и стал работать комбайнером.

Муж зарабатывал неплохо. Мы стали жить в подаренном родителями доме. Я родила Ирочку, а через пять лет сына Илюшу. Жизнь деревенской учительницы была мне по душе: я обожала звонкие детские голоса, пачки тетрадок и огромные охапки астр 1 сентября.

Дома жизнь кипела – муж, дети, огород, сад, важные гуси во дворе и шумные курочки. А главное, что все вокруг с детства знакомо и родители рядом. Я была по-настоящему счастлива.

А потом у Макара не стало работы. Но он даже не пытался искать себя в чем-то новом, просто сразу сложил руки и сник. Лежа перед телевизором на диване, жаловался на положение в стране и ругал абстрактных «сволочей», которые не дают людям нормально жить. Но самое ужасное, что супруг брал в долг у соседей деньги и покупал на них пиво. И совершенно перестал помогать мне по хозяйству.

Еле-еле мне удавалось сводить концы с концами. Родители уже не работали, и материально ничем помочь нам не могли, так как пенсии у учителей совсем мизерные. Когда семья осталась без единой копейки в доме, я поняла, что положиться не на кого, придется мне самой ехать куда-то на заработки.

В эстонском городе Пярну у меня жила двоюродная сестра. Она помогла мне найти работу сиделки у состоятельных людей, и я уехала из деревни. Теперь кормить семью предстояло мне, а дети остались с папой.

Как же мне сразу понравился изумительно красивый Пярну! Особенно впечатлили до блеска выметенные парковые дорожки, серебристое озеро и плавающие по нему ленивые лебеди. Но, как говорится в старом анекдоте: «Не путайте туризм и эмиграцию».

Работа была тяжелой, но выбирать не приходилось. В шесть утра я уже была на ногах, а спать ложилась в полночь. Мне пришлось привыкать к косым и снисходительным взглядам, к тому, что я – человек второго сорта. Особенно тяжело я воспринимала прибалтийскую внутреннюю отстраненность и эмоциональную холодность. Сама-то я по природе болтушка и хохотушка.

По здешним меркам мне платили немного, но для моей семьи эти деньги были настоящим спасением. Я экономила абсолютно на всем, и первый год вообще не ездила домой. Созванивалась с родителями, разговаривала с детьми, мама убеждала, что дома все хорошо. Макар ни разу не позвонил и не прислал ни единого сообщения.

Уход за престарелыми людьми – скучная и тяжелая работа. Но я всегда придерживалась принципов, что если за дело берешься, то выполняй его добросовестно. Через шесть месяцев мне повысили зарплату. А еще через полгода, собрав хорошую сумму, я накупила всем подарков и поехала в недельный отпуск домой.

Однако радости было немного. Конечно, я безумно соскучилась по детям, но оказалось, что муж перепоручил уход за ними моим родителям. Сам он продолжал жить на диване и рассказывал знакомым, что его жену «где-то черти носят». И тогда я впервые поняла, что не испытываю к мужу совсем никаких чувств.

А потом моя жизнь круто изменилась. Вернувшись в Эстонию, я узнала, что бабушка, за которой я ухаживала, отошла в мир иной. Хозяйка, зная о моем педагогическом образовании и опыте, посоветовала меня своей знакомой в качестве гувернантки детям.

И знаете, зарплата меня более чем устраивала. Подопечные дети оказались послушными умницами, а с их мамой Ирмой я очень подружилась. Однажды на Рождество она пригласила их друга семьи. Александр был холостой, немножко нескладный, высокий, с красивыми каштановыми глазами.

Это потом я узнала, что Ирма специально решила нас познакомить. И как же теперь я ей благодарна! Я люблю и любима по-настоящему, ничего подобного раньше не испытывала.

Александр предложил мне выйти за него замуж, и теперь очень ждет, когда я привезу детей. Он их заочно уже безумно любит, оборудовал в доме детскую комнату, купил два компьютера с приставками. А еще он хочет двух или трех совместных детишек, говорит, что семья должна быть большой.

Родители за меня очень рады. Муж против развода возражений не имел. Но теперь я приехала забирать детей, и Макар заявил, что даст разрешение на вывоз сына и дочери, только если я заплачу большую сумму. Да, еще какой продвинутый оказался – в евро ему надо по тысяче за каждый совместно прожитый год.

Таких денег у меня нет. Одолжить? А как потом возвращать? И вот я сижу в родительском доме у окна, смотрю на мокрые от дождя садовые деревья, по щекам текут слезы, а в Пярну меня с детьми ждет Александр.

Мнение автора:

Тактика борьбы с подобным вымогательством несложная. Сначала это спокойный разговор-разъяснение на тему, что вы столько не зарабатываете, а новый мужчина выделять огромную сумму на чужих детей не обязан и не будет. Вывод – никаких денег бывший муж не получит. Если за несколько последующих дней переваривания информации до него не доходит, и он настаивает на своем, скажите, что уезжаете на этот раз сами, а дети остаются с ним. Такой ход шантажиста должен озадачить. Если нет, то подавайте на алименты. Тунеядец, который не способен выплачивать деньги на детей, лишается родительских прав за злостное уклонение от своих обязанностей. Тяжба, возможно, и растянется, но за это время вы как раз убедитесь в правильности своего выбора.

Wed, 13 May 2020 21:32:19 +0300

@ Оксана Абрамович


Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.