Новости RSS » Мистические истории » Месть ожившего манекена - мистическая история гибели моего товарища

Месть ожившего манекена - мистическая история гибели моего товарища

месть

Я – заядлый охотник. Для меня нет ничего лучше, чем выбраться на несколько ней в тайгу, побродить по ней с ружьем! Вот в одной из таких вылазок судьба свела меня с очень любопытным человеком, историю которого я хочу сейчас здесь рассказать.

Назовем его, скажем, Михаил. Познакомился я с ним, когда в тайге случайно наткнулся на жилую избушку и попросился туда ночевать.

От избушки, в которой Михаил жил отшельником уже несколько лет, до ближайшей деревни – около 10 километров по тайге, потому Миша ходил туда не чаще одного раза в месяц, запасался солью, спичками, мылом, мукой – а все остальное пропитание давала ему тайга.

Здесь и дичь, и рыба, и ягоды-грибы. При избушке был огород и несколько кур - что еще нужно для спокойной жизни?

Конечно, так было не всегда. Перебрался сюда он после трагической смерти своей молодой жены – Марии, Машеньки, как он ее называл. Детей у них не было, и, в конце концов, он решил уйти из деревни и поселиться в тайге.

Здесь ему почему-то было легче, или со временем он привык, я уж и не знаю. Одиночество его не тяготило, совсем наоборот.

Пожаловался он мне на свою беду – нехитрый урожай, который он выращивал на своем огороде, повадились уничтожать птицы. Как с ними бороться, он не знал. Хоть стой целые день во дворе и размахивай руками, чтобы отгонять пернатую саранчу.

Пробовал устанавливать самодельные пугала – связанные крестом жерди, наряженные в старую одежду, но птицы быстро разгадали его хитрость, и на пугала больше не реагировали. До того обнаглели, что садились прямо на них.

Выслушал я своего гостеприимного хозяина, и пришла мне в голову одна идея. Пару лет назад я приобрел магазин, и когда разбирал всякий хлам, доставшийся мне в наследство от прежнего владельца, наткнулся на два манекена, мужской и женский, которые мне были совершенно не нужны.

Выбросить мне их почему-то было жалко, с тех пор они так и пылились в подсобке, обряженные в давно вышедшую из моды одежду. И вот в следующую свою вылазку на охоту я арендовал квадроцикл, погрузил на него эти два манекена и привез Михаилу.

Помог ему установить их в огороде – и мне даже самому понравилось, настолько натурально они выглядели – издали не отличить от живых людей.

Через месяц примерно я снова навестил Михаила, и спросил, как оно работает. Тот был доволен. Птицы теперь облетали его ягодные кусты стороной. Похоже, что они так и не сумели разобраться, что это не живые люди, а деревянные истуканы.

А дальше произошло следующее. Рассказываю так, как услышал об этом от Михаила, с которым к тому времени мы успели уже подружиться.

Однажды вечером пошел дождь. Михаил, как всегда, сидел в своей избушке и смотрел в окно – чем еще можно было заняться в такую погоду? Бросил взгляд на женский манекен, и уж так ему стало его жалко – было полное ощущение, что под дождем стоит и мокнет какая-то женщина, которую кто-то бессердечный выгнал из теплого дома.

Повинуясь этому внезапному чувству, Михаил выскочил на улицу и занес куклу в дом. Приставил ее к печке, развел в ней огонь, деревянная фигура обсыхала, а у Михаила появилось время для того чтобы внимательнее к ней присмотреться, и она напомнила ему невысокую стройную девушку, с довольно миловидным личиком.

А еще ему показалось, что она чем-то напоминает его покойную жену Машу. Михаил встал, полез в сундук, где он бережно хранил вещи своей погибшей супруги, достал одно из платьев и обрядил в него манекен.

Снова отошел, взглянул со стороны, и ему показалось, что Маша снова находится рядом с ним. От внезапно нахлынувших на него чувств Михаилу стало немного грустно, но одновременно светло, и как-то уютно.

Вот поэтому даже когда кончился дождь, он решил, что не будет возвращать «Машу» в огород. Пусть его добрый молодец охраняет в одиночестве. Он сразу же и имя ему придумал – Иван. Вот пусть Иван там и стоит, а Марья теперь будет в избе находиться.

Голова и конечности у манекена были на шарнирах, и Михаил мог придать кукле любое положение. «Марья» теперь не стояла в углу, она сидела на стуле. Во время еды, Михаил придвигал ее к столу, а когда уходил из дому, например, на охоту, то усаживал у окна, так что если посмотреть со двора, можно было подумать, что это жена провожает мужа. Или – встречает, когда он возвращается.

«Иван» же, который остался в огороде в одиночестве, справлялся со своими обязанностями довольно неплохо. К тому же и птицы несколько поутихли. В общем, Михаил был очень доволен.

До тех пор, пока однажды ночью он не проснулся от каких-то звуков. Прислушался, и ему показалось, что на улице кто-то ходит. Сначала шаги прошаркали под окнами избы, потом удалились в сторону курятника и там встревожено закудахтали переполошенные куры.

Михаил подхватился, соскочил с кровати, взял ружье, которое всегда стояло у него наготове – тайга же кругом.

Осторожно вышел во двор и обошел вокруг дома. Нигде никого не было, куры тоже перестали кудахтать, стояла обычная тишина. Подождав еще немного, Михаил вернулся в дом и решил лечь спать. Показалось, вероятно, спросонья. Ну а куры – мало ли, может, кто во сне с насеста упал, вот они и переполошились.

Разделся, но перед тем, как лечь в кровать, снова подошел к окну. Глянул в сторону огорода и удивился, что не видит там ставшей для него привычной уже фигуры Ивана. Обычно ее бывает хорошо видно даже в безлунные ночи, а тут, как он ни приглядывался, ничего не было видно.

Чертыхнулся про себя и решил, что манекен, очевидно, повалило ветром. Что делать – не идти же по грязи посреди ночи на огород? В конце концов, это могло подождать и до утра. Ладно, лег в кровать, повернулся на бок, немного поворочался и заснул. Больше в ту ночь никаких происшествий не было.

Утром вспомнил про манекен и вышел во двор, пошел в сторону огорода, но Иван находился там, где и должен был быть. Разве что стоял он немного криво, видно, ветром его все-таки покосило и шляпу сдуло с головы.

Михаил поискал ее на огороде, но не нашел, подправил манекен, подпер его лопатой для устойчивости и занялся своими обычными делами. А уже после обеда нашел и шляпу – она оказалась с другой стороны дома. Надо же, куда ее унесло – удивился Михаил.

Наступила ночь и… история повторилась. Снова все те же шаги вокруг дома – они были тяжелыми, шаркающими, словно это ходил какой-то старик. Михаил снова схватился за ружье и выглянул во двор, стараясь производить как можно меньше шума.

Но, несмотря на все его усилия застать незваного гостя врасплох, во дворе он снова никого не увидел. В этот раз он по-настоящему обеспокоился. Михаил жил здесь уже второй десяток лет, и никогда ничего подобного с ним не происходило. Ладно, лег спать и долго не мог заснуть, продолжая прислушиваться. Но снаружи все было тихо.

А утром, когда он проснулся и решил выйти во двор, толкнул дверь – и не смог ее открыть. Неужели заклинило? С разбега Михаил несколько раз ударил в дверь ногой, вышиб ее – и обнаружил, что снаружи она была приперта той самой лопатой, которой вчера он подпер манекен.

Кто мог это сделать? Как я уже говорил, ближайшее поселение находилось отсюда в 10 км. А главное – зачем?

Этот вопрос Михаил и решил выяснить следующей ночью. В положенное время погасил свечу, словно ложится спать, сам же сел потихоньку к окну, рядом положил фонарик и ружье. Сначала всматривался в темноту, потом незаметно для себя задремал…

Проснулся от того, что снова услышал шум во дворе – кто-то опрокинул пустое ведро. Выскочил на улицу, и сразу увидел приоткрытую дверь сарая – там кто-то прятался. Взяв ружье наизготовку, Михаил взвел курок и приказал незваному гостю выходить.

Но никто не откликнулся. Тогда хозяин медленно подошел к двери, толкнул дверь ногой и включил фонарь.

И отпрянул – луч фонарика выхватил из темноты знакомую фигуру в белой рубахе: посреди сарая стоял Иван. Как он здесь оказался? От вида перепачканного землей манекена Михаилу стало почему-то страшно. Причину этого непонятного ужаса Михаил и сам не мог себе объяснить – он, мужик, живущий много лет в тайге один, по-настоящему испугался деревянного истукана.

Осторожно прикрыв дверь сарая, он запер ее на навесной замок, а утром отправился в деревню, где, как он знал, жила бабка-ведунья. Знал он ее с самого детства, зашел в магазин, отоварился, а потом направился к старухе и все ей рассказал.

Та словно и не удивилась его рассказу. Покачала головой, что-то прошептала себе под нос неразборчивое, а потом написала на бумажке какой-то заговор и не отпускала Михаила до тех пор, пока он не выучил его наизусть.

Потом велела ему взять оба манекена, отнести их как можно дальше в тайгу, там вырыть яму и закопать их в ней, прочитав над ямой заговор. Если яму вырыть не получится, нужно привязать манекены к осине, но только крепко накрепко. Так сказала ведунья.

Когда Михаил вернулся домой, то задумался. Тащить по тайге оба манекена было ему не под силу. Да и, честно сказать, Марью нести в лес ему не хотелось – привязался он к ней. Поэтому на следующий день, взяв лопату и веревку, он оправился в лес только с одним Иваном.

Идти с этой поклажей было очень нелегко, но Михаил шел, почти не останавливаясь, в течение целого дня. К вечеру, решив, что ушел достаточно далеко, начал присматривать подходящее место для ямы, но выбрать его так и не сумел – земля оказалась плотной, каменистой, ее пронизывали многочисленные узловатые корни.

В общем, вырыть яму так и не удалось. Зато неподалеку росла подходящая осина. Прислонив к ней манекен, он начал обвязывать его веревкой, но внезапно обнаружил, что она слишком коротка – веревки хватало только на пару оборотов. Крепко привязать манекен не было никакой возможности.

И тогда ему в голову пришла странная идея – повесить манекен на осине. Залез на сук, сделал узел и затянул петлю на шее Ивана, подтянул манекен повыше и закрепил веревку. Прочитал заговор и отправился в обратный путь.

Уже отойдя на десяток метров, оглянулся – картина была жутковатой. В темноте казалось, что на дереве висит настоящий удавленник. Михаил, что было сил, поспешил прочь от этого места.

Вернулся домой только во второй половине следующего дня. Ночь прошла спокойно, следующая тоже… Мужик снова обрел душевный покой, и даже то, что обнаглевшие птицы снова атаковали его ягоды, больше его не волновало. Конечно, у него еще оставалась Марья, но ее отправить на улицу под дождь и палящее солнце он решительно не желал.

Дней через десять Михаил все же решил снова наведаться к тому дереву и выполнить все именно так, как ему сказала старуха. Взял веревку достаточной длины и с утра отправился в путь. В этот раз идти без ноши было значительно легче, поэтому до места он добрался быстрее.

Но Ивана там не обнаружил – на дереве одиноко болталась пустая петля. Михаилу стало жутко, но он пытался уговаривать себя, что это, очевидно медведь утащил деревянную фигуру, возможно, просто решил позабавиться.

Все это он рассказал мне, когда я снова навестил его осенью, в компании с парой друзей, таких же охотников. В теплой компании мы посидели, немного выпили, как водится, ну, вот Михаил и выложил все свои тревоги.

Честно признаюсь, я тогда не отнесся к его рассказу всерьез. Помню, мы еще посмеялись над его приключениями, впрочем, Михаил на нас нисколько не обиделся.

А вот в следующий приезд, зимой, мне уже было не до шуток. Когда хозяин не отозвался на мое приветствие и не вышел меня встречать, я поднялся на крыльцо и толкнул дверь в избу. Она оказалась не заперта. Михаил висел под потолком на переброшенной через балку веревке. А напротив него в комнате на лавке сидело два манекена – Иван да Марья.

Разумеется, я сразу вызвал полицию, вот только уголовное дело по этому случаю так и не стали возбуждать. Участковый просто написал в протоколе, что повредившись в уме, таежный отшельник наложил на себя руки. Он даже не придал никакого значения тому факту, что под висящим телом не было никакого стула или табурета.

Sun, 23 Feb 2020 22:42:25 +0300

@ Инна Кондаурова


Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.