Почему художники рисуют ведьм?

17 октября 2019 в 6:52

Что могло подвигнуть художников так часто изображать ведьм, и какова была их личная позиция по поводу этого феномена? Испытывали ли они тайную симпатию к объектам своего искусства или чувствовали, что их работа служит доброму делу?

Первые изображения ведьм на картинах

В отличие от изображений Девы Марии, которые можно найти в любой коллекции искусства раннего Возрождения, изображения ведьм встречаются реже и зачастую в тех собраниях, которые не всегда доступны всем желающим.

Впервые в христианском воображении образ ведьмы возник в середине XV в. Сначала лишь несколько авторов позволяли себе запечатлеть на бумаге ведьму целиком, а на холст ее переносили и того реже. Нечастым в то время было и присутствие ведьмы в жанре вольного искусства, создаваемого в силу личной заинтересованности автора. Эти художники выделили образ ведьмы в отдельную категорию картин, которая не вписывалась в иллюстративный или мифологический контекст. Сначала они использовали рисунок, лишь изредка делая гравюры, и только однажды ведьма была изображена в «салонном качестве» на картине маслом — Хансом Бальдунгом Грином. Рисунки не делают под заказ со стороны; на рисунке художник имеет возможность выразить собственные идеи, сюжеты и темы, которые представляют интерес лично для него. Следовательно, такие картины можно использовать, чтобы заглянуть за кулисы и узнать, что движет художником и как он интерпретирует заинтересовавший его предмет.

Три категории картин с ведьмами

Изображения ведьм встречаются в трех художественных контекстах, но редко — среди лично выбранных тем. Чаще, преимущественно в XVI в., эти изображения оказываются среди заказов от представителей обеспеченных слоев общества или в сфере прикладного искусства, в том числе в иллюстрированных книгах. Рисунки Бальдунга принадлежат к первой категории художественных произведений, созданных из личного авторского интереса.

Вторая категория заказных работ представлена такими работами как кабинетная картина «Кухня ведьм» {Hexenküchen) Франса Франкена-младшего. Он исполнил пожелания клиента, сделав различные варианты в этом романтическом «шокирующем» жанре. Также к этой категории относятся бессчетные фламандские и голландские художники, которые приукрасили темы «Ведьмы готовятся к полету» и «Шабаш ведьм». Эти заказные картины раскрывают нам вкусы той эпохи и скрытое стремление к запретному у обеспеченного класса.

Существует также множество картин на тему искушений святого Антония, которые следует включить в эту категорию — начиная с Иеронима Босха. Около 1470 г. он первым подробно изобразил еретическое небытие, приправленное образами ведьм. Две погодные ведьмы самоуверенно демонстрируют себя зрителю. Эта картина Бальдунга колеблется между классическим архетипом Венеры Каллипиги и христианской аллегорией похоти и греха, что иллюстрирует присутствие на картине козла.

В третьей категории, которая касается сферы прикладного искусства, где художники ставят свои таланты на службу издателям, окружающим нравоучительные и теологические тексты яркими иллюстрациями. В эту категорию можно включить, например, работы Ульриха Молитора под названием «О ведьмах и монстрах» для памфлета 1575 г., и Франческо Мария Гаццо — «Compendium Maleficarum», где авторы приводят демагогические аргументы против ведьм.

Все три эти уровня исследований ведьминской темы связывает христианское мировоззрение. Отличает же их степень совпадения с нравственной и теологической позицией того времени. Так, например, художникам, которые по своей свободной воле пишут ведьму, это позволено, поскольку для них это возможность изобразить обнаженную чувственную женщину под предлогом создания образа ведьмы. Примером может послужить развитие темы у Бальдунга, начиная с шабаша ведьм и кульминационное монументальное изображение обнаженных тел погодных ведьм. Примеры первой категории демонстрируют зависимость от искусства Античности, что можно увидеть у таких художников как Дюрер, у которого были более обширные знакомства среди образованных гуманистов того времени.

Происхождение многих мифологических тем в живописи Ренессанса можно связать с гуманистами, которые стремились к синтезу вновь обретенного знания Античности с христианским мировоззрением. Эту конфронтацию христианского видения мира с классическими примерами ведьминских мотивов в основном можно найти на изображениях, где художники реализовывали свое личное понятие о ведьмах.

Разумеется, эти работы создавались не в вакууме и не избежали влияния духа времени. В двух других категориях картин все классические концепции стали совершенно неузнаваемы благодаря демонизации, через которую их в те времена пропускали, словно через фильтр. На многих изображениях шабашей и кухонь ведьм, созданных в голландских провинциях, развивается менее специфический образ ведьмы. Эти образы питались интересом к запретному и отражали отталкивающий мир или мир соблазна. Интерес к эстетике запретного больше связан с развитием образов ведьм, чем любая фанатично нравственная или теологическая позиция.

Примеры картин с изображением ведьм

Ведьмы в живописи Ханса Бальдунга

Как этот художник из Верхнего Рейна видел ведьм и те черты, которыми наделяла их церковь? Это можно лишь предполагать. Герт ван дер Остен в своей монографии усматривает у художника просвещенную позицию, утверждая, что Бальдунг своей картиной «Die Wetterhexen» высмеивал ведьм и тех, кто помешался на них. То, что художник был способен дистанцироваться от этого феномена, поддерживают многие авторы, в том числе ван дер Остен и историк Сигрид Шаде. Они заявляют, что в первой половине XVI в. процессы над ведьмами в Страсбурге, где работал художник, происходили крайне редко.

Разумеется, важно сравнивать даты биографии с реальными обстоятельствами процессов над ведьмами в конкретных местах. Например, пресловутый «Молот ведьм», написанный инквизиторами- доминиканцами Якобом Шпренгером и Генрихом Крамером, был опубликован в 1487 г. в Страсбурге — ив 1508 г., в том же городе, кафедральный священник Иоганн Гайлер фон Кайзерберг выбрал серию проповедей, полностью основываясь на ортодоксальной позиции подавления колдовства. В свете этого мне представляется весьма рискованным полагать, что население Страсбурга противилось казни ведьм из-за либеральной атмосферы или из-за критического отношения Бальдунга к церковной позиции относительно ведьм.

В основном Бальдунг посвящал себя религиозным темам. Тем не менее, сакральные темы все больше отходили на задний план по отношению к светским произведениям и классическим темам в его работах, и не только потому, что он становился популярным и у него появлялись клиенты в частном секторе. Бальдунг работал в регионе Верхнего Рейна. Будучи образованным горожанином, состоящим в городском совете, он провел многие годы в качестве члена гильдии Страсбурга. В свете его работы в целом Ханс Бальдунг Грин выглядит художником с гуманистическим образованием, который мог преследовать собственные цели, оставаясь независимым от суда или религиозных обязанностей.

Это видно на диптихе «Sündenfall», созданном в 1525 г. и в настоящий момент находящемся в Музее изящных искусств в Будапеште. Отходя от традиционной темы, именно Адам смотрит в глаза змее — существу, как правило, связываемому с Евой. В отсутствие такой независимой художественной позиции, которая понимала протестантизм как «поверхностный сухой конформизм» и, по-видимому, получила независимость от старой церкви, изображение Бальдунгом обнаженной пары было бы немыслимо. Попытки отнести искусство Бальдунга либо к христианскому, либо к мифологическому контексту чаще всего оказываются тщетными. Его рисунки, гравюры и картины маслом в гораздо меньшей степени раскрывают христианские или даже языческие убеждения, чем представляют свидетельства стандартных интересов художника.

В целом изобразительное искусство Ренессанса развилось из религиозных ограничений — как можно заметить по многим работам большинства художников той эпохи. Через письменные труды гуманистов, классические знания человека и его естественной анатомии вышли на первый план — даже несмотря на то, что это шло вразрез с христианским фоном. Так, изображение обнаженного женского тела становилось все более популярной темой в поздних работах Бальдунга. Он исследовал традиционные темы, такие как изображение этапов жизни, в более радикальной манере. Он также имел дело с мимолетностью жизни, что можно обнаружить в различных вариациях на тему «Девушка и смерть» и христианских аллегориях похоти и ее последствий. В основном сюда входили изображения женщины в образе Евы, Венеры, богини или даже ведьмы. Линда Хальтс, для которой каждый этап жизни неоднозначен, сделала вывод, что на развитие творчества Бальдунга в конце его жизни оказали влияние и другие духовные течения, а не одно лишь христианство.

Изображения обнаженных женщин Бальдунга открыты для множества интерпретаций. На всех них отражен один и тот же женский типаж — с длинными вьющимися светлыми волосами, похожими выражениями лиц и типом фигуры.

Тот же типаж можно обнаружить и в классической языческой Венере в Музее Оттерло, и в Юдифи, держащей отрубленную голову Олоферна из Ветхого Завета, и в его изображении христианской Евы.

В этом контексте неплохо бы помнить о том, что мы должны благодарить не только самих художников за наименования картин, рисунков и гравюр, но и историков искусства за иконографические интерпретации. Например, картина во франкфуртском музее Штеделя — под названием «Погодные ведьмы» — была куплена этим музеем в 1879 г., и в то время название было изменено на «Небесную и земную любовь». Текущее название используется только с 1938 г. Учитывая необычную природу предмета, погодных ведьм, поиск набросков похожих фигур, которые появляются на последующих картинах, может к чему-то привести. Однако в данном случае подобный поиск вызывает еще больше вопросов. Без сомнения, рисунок, сохранившийся в Берлинском Гравюрном кабинете, имеет отношение к той же персоне, что была моделью для стоящей ведьмы. Ее высокомерное выражение лица, поворот головы и прическа заметно схожи с кокетливой оглядывающейся через плечо ведьмой на «Двух погодных ведьмах».

Тем не менее, вопрос о рисунке, известном под названием «Венера как победительница держит яблоко Париса», — имеет ли он отношение к грехопадению Евы или является наброском Бальдунга для этой картины, или был создан сам по себе после того, как картина уже была написана, — остается без ответа. Карл Кох рассматривает этот рисунок как независимую композицию, созданную уже после того, как картина была написана.

Ведьмы в работах Франса Франкена-младшего

Мы уже упоминали о том, как многие художники втайне работали над тематикой ведьминского мира в своих частных студиях, обладая сравнительной долей свободы. В некоторых случаях эти работы даже могли увидеть свет в виде гравюр, чем позднее проторили дорожку для других художников, чтобы в начале XVII в. они смогли перевести эти наброски из графики в картины. Таким примером может служить работа Франса Франкена-младшего. С 1606 примерно до 1617 г. он работал над бессчетными картинами малого формата, на тему так называемой «кухни ведьм», вокруг которой за двести лет в головах его современников собралась настоящая ведьминская демагогия.

В эту категорию входят старая ведьма, которая смазывает мазью свою младшую коллегу на «Полете по небу», и респектабельные клиентки, которые ищут волшебные зелья, книги, черепа, лягушек и других «мерзких созданий», и неизменный ведьмин котел, из которого торчат человеческие ноги, и т.д.

По общепринятому мнению, ведьма способна, оставив позади законы гравитации, оторваться от земли с помощью ведьминой мази. Место ее назначения — земное, места сбора — гора Блоксберг и т. п. В качестве средства передвижения для полетов ведьма использовала свою метлу. Разговор о «ведьмином полете» или «полете по воздуху» очень подходит к данному контексту. С другой стороны, подобные ощущения физической свободы от земли — в соответствии с пониманием Средневековья и Нового времени — это рай. Тем не менее с христианской точки зрения, подобное словоупотребление находится под запретом, а слово «вознесение» забронировано исключительно для Марии и святых. Поэтому весьма показательно, что в культурных описаниях ведьмы говорят о воздухе, а не о небесах. В конце концов, с языческой точки зрения, воздух населяют духи стихий — например, феи, которых объявили пособниками дьявола. Ведьм обвиняли в том, что они общаются с ними.

«Кухня ведьм» Франса Франкена, который происходил из обширной династии художников Антверпена и чье ремесло и репутацию художника продолжал развивать его сын, создавалась в атмосфере контрреформации. За пятнадцать лет до рождения Франкена в Антверпене иконоборцы-реформаторы разделили южные, находящиеся под влиянием католицизма, провинции Нидерландов и реформированные северные. В 1585 г., четыре года спустя после рождения художника, в атмосфере доминировала борьба за религиозную и политическую свободу, когда испанские войска силой принуждали жителей Антверпена принимать католическую веру, и 60% купцов и интеллектуалов перебрались на север. Однако после 1595 г. большая часть этих людей вернулась в родной город, привлеченная снижением налогов и двенадцатилетним перемирием между Испанией и объединенными провинциями Нидерландов. Это дало не только им самим, но и их современникам, которые остались католиками, усиление чувства национального сознания.

На этом фоне близкого духовного и религиозного сотрудничества, равно как и коммерческих контактов Антверпена с Испанией и Португалией, больше горожан могли позволить себе заниматься искусством для собственного удовольствия. Эти изображения ведьм Франсом Франкеном, должно быть, особенно популярны, поскольку он сделал бессчетное количество их копий. Подтверждение моего тезиса о том, что изображение ведьм описано церковью, можно найти в диссертации, чьей исторической картине я следую здесь. Хертинг в лучшем случае допускает возможность того, что Фарнкену были известны труды Жана Бодена о «Демонологии ведьм».

Образы ведьм Лукаса Кранаха

Важно признавать, что человек не обязательно может определить внутреннюю позицию художника, основываясь на изображении. Несмотря на повторяющиеся судебные процессы над ведьмами, которые в определенное время омрачали некоторые регионы настоящей истерией, большинство художников могли скрывать свои личные взгляды за работой и сохранять определенную дистанцию от преобладающих веяний времени, а также от клиентов и меценатов.

Примером может быть Лукас Кранах-старший, чей рисунок летящих на козлах ведьм сохранился. Как и его земляк, курфюрст Фридрих Мудрый, который сначала был католиком, страстно благоговеющим перед образами святых и реликвиями, в начале этой борьбы Кранах обратился к учению Лютера и создал радикальные антиримские, антипапистские «батальные образы новой веры».

Несмотря на это он одновременно продолжал выполнять работу на заказ; другими словами, эту работу заказывали клиенты-католики, и она, в том числе, носила католический характер. Так, «староверы», в частности кардинал Альбрехт фон Бранденбург, нанял студию Лукаса Кранаха, чтобы он написал для его так называемой Римской Стены — резиденции в Халле — 142 картины с изображениями святых и различных сцен. Эти образы говорят языком, абсолютно отличающимся от того, которым написаны личные картины Кранаха, поскольку направлены против веры Лютера.

Это свидетельствует не только о религиозной независимости художника, такого как Кранах, в первые десятилетия Реформации, но и о том, что он — не обращая внимания на собственные религиозные убеждения, — не делал различий по теме и вероисповеданию для своих клиентов. С другой стороны, мы знаем, что для Франсиско де Гойи, который бывал в интеллектуальных кругах эпохи Возрождения, ведьма — а не помешательство на ведьмах — была примером мира прошлого, который надо преодолеть. В своей серии литографий он обличает это суеверие и узколобость церковных сановников.

Изображая ведьм, художники неоднократно использовали определенные клише, несмотря на собственные системы духовных взглядов. Насколько бы ни были эти художники независимыми и просвещенными, они все же были связаны обязанностью демонстрировать лояльность христианскому мировоззрению. В рамках этого мировоззрения исключительно Бог может определять судьбу, здоровье, жизнь, болезнь и смерть. Поэтому любой человек, который проявит очевидные способности использовать целебные силы природы, должен рассматриваться как союзник демонических сил в таких культурах, как наша, сформированных христианством. Есть определенная ирония в том, что эта способность — помогать товарищам, другим человеческим существам, своими знаниями растительной медицины, погоды и предсказаниями, — могла бы считаться истинно христианской добродетелью. И она же привела к осуждению ведьм. Их преступлением было подражание Христу, который исцелял больных, и они должны были вернуть эту силу, провозглашенную собственностью лишь одного Бога.

За это преступление они страдали от безжалостных гонений и были приговорены к молчанию, которое распространилось на все аспекты их ремесла и великую языческую традицию, от которой оно произошло. К молчанию, завеса которого лишь теперь начинает приподниматься.

Уж лучше быть больным и немощным, чем стать здоровым с помощью магии. Если отправишься к ведьме, откажешься от Господа, Отца нашего.


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ