Откуда взялись благородные вассалы

17 октября 2019 в 18:19

Господствовавшее (или одно из двух господствовавших) сословие при феодализме – сословие военное, рыцарство. Значит, причины возникновения этой социальной группы лежат в военной сфере. Некоторые исследователи возникновение феодального общества отсчитывают с VIII в., с начала так называемого второго Великого переселения народов.

Как появились вассалы?

Так учёные первой половины XX в. назвали имевший место в VIII–X вв. натиск на Западную Европу различных народов, чьи набеги не были связаны между собой. Это арабы, в начале VIII в. захватившие Испанию и совершавшие оттуда военные рейды на Франкское королевство. Это упоминавшиеся выше скандинавы-викинги, они же норманны («люди Севера»), морские пираты, обрушившиеся в конце VIII – начале X в. на атлантическое и средиземноморское побережья Европы, а по рекам доходившие до Кёльна и Парижа. Это венгры, в конце IX в. покинувшие свои кочевья в Южном Приуралье, переселившиеся в Центральную Европу, в бывшую римскую провинцию Паннония, а оттуда налетавшие на всю Германию и даже на Шампань.

Создание тяжелой артиллерии

Европейским королевствам, и в первую очередь самому крупному – Франкскому, требовалась военная сила, мобильная и способная дать отпор грозным врагам. Таким войском, или, если употреблять современные термины, видом вооружённых сил, являлась тяжёлая кавалерия. Само существование её стало возможным, когда в V–VI вв. (точные даты неизвестны) в Западную Европу проникло восточное изобретение – стремя. Без стремени невозможно было ни пустить лошадь в галоп, ни сойтись с противником в сшибке – не удержишься в седле.

Вооружение тяжёлого конника стоило очень дорого. Это верно даже для УШ в. Тогда защитное вооружение состояло из кольчужного или пластинчатого (т. е. такого, когда на куртку нашивались металлические пластины) доспеха и совсем не было похоже на привычные нам позднесредневековые доспехи, напоминающие скафандр. Один «прейскурант» конца VIII в. указывает, что полное рыцарское снаряжение – кольчужный или пластинчатый доспех, шлем, щит, три копья (копья легко ломались в бою), меч и (или) боевой топор, а также три коня – боевой, транспортный (на котором перемещался сам рыцарь) и вьючный – стоило немалое по тем временам состояние, а именно 15 кобылиц и 45 коров. Стоимость указанного имущества в денежном выражении эквивалентна сегодня 1,5 млн. долларов. Это цена современного танка. Рыцарь и был средневековым «танком».

Экипировка рыцарей за счет крестьян

Но где правителям, желающим создать такое войско, взять средства на его формирование и содержание? С гибелью Римской державы практически исчезла налоговая система. И не только налоговая – рассыпались денежная экономика, рыночное хозяйство. Деньги в то время – сокровище, а не средство платежа.

Хозяйство близко к натуральному: почти всё, что производят крестьяне, сами же они и потребляют. Потому, даже если деньги у государя будут, ему негде купить продовольствие в достаточном для прокормления войска количестве. Так же невозможно централизованным способом вооружить войско.

Новые земли для вассалов

Есть нечто вечное и неизменное – земля. Правители наделяют своих воинов оными наделами, на которых трудятся зависимые крестьяне. Эти крестьяне обеспечивают своему господину пропитание, включая продовольствие на время военных походов, содержание лошадей (пастуха тоже надо кормить). Изготовляют и поддерживают в должном порядке вооружение (кузнец не только гвозди и сошники должен ковать), содержат оруженосца и т. д.

За эти земли с крестьянами рыцарь должен был служить (на средневековой латыни «слуга» – vassus, vassalus, «вассал») государю, оказывать ему военную поддержку. Создаётся сословие благородных вассалов-землевладельцев (и мелких властителей). Их собственность и власть базируются на военных функциях, возникает военная аристократия.

Но откуда взять земли? Пусть войско и не будет очень большим – слишком дорого, – всё равно необходимы значительные земельные угодья. Один из путей – отнять у врага или соседа. Именно стремлением к обретению земельной собственности объясняется активная экспансия средневекового Запада. Англичане стремятся покорить Ирландию, немцы – земли балтов и славян, испанцы – вернуть захваченные арабами территории, все вместе – создать себе владения в Святой земле. Многие рыцарские наделы были небольшими, способными содержать только одного конного воина. Потому не позже XI в. в Европе распространяется принцип майората (от лат. major – «старший»; воинское звание «майор», кстати, тоже отсюда).

Во время Реконкисты – отвоевания испанских земель у мавров – монархи испанских христианских государств, дабы привлечь воинов, своих и чужих, раздавали ещё не завоёванные земли. Там новые владельцы могли воздвигать замки. Кому-то это удавалось, и многие, особенно во Франции, мечтали повторить их успех и заявляли, что будут строить замки в Испании. На деле большинство строили их в мечтах, отсюда и возникло во французском языке выражение «испанские замки», что соответствует нашему – «воздушные замки».

Первый создатель рыцарского войска, военный правитель (майордом) при безвластных королях Франкского королевства Карл Мартелл предложил следующий способ создания земельного фонда, из которого составлялись рыцарские наделы. В 732 г. он отбил наступление арабов из Испании на Франкское королевство в битве при Пуатье, благодаря чему обрёл высокий авторитет в стране, а равно и прозвище (лат. «молот»). Потому он обратится к самому крупному землевладельцу королевства – Церкви: «Святые Отцы, хотите ли вы защитить нашу святую веру от неверных сарацин? Если да, то делиться надо». Святые Отцы скрипели зубами, но делились.

Однако где гарантия, что получивший землю рыцарь будет вассалом, т. е. станет служить тому, кто дал эту землю? И где гарантия, что он и тем более его наследники будут служить наследнику своего сюзерена?

Бенефиций - гарантия того, что вассал будет верным

Исходя из вышеуказанных опасений, Карл Мартелл раздавал земли не в собственность, а в бенефиций. Само это слово буквально переводится как «благодеяние». Но в указанную эпоху оно являлось также юридическим термином, означавшим определённую форму условной собственности обычно в церковной сфере. Например, некий земельный надел передавался приходскому священнику, дабы он мог обеспечивать собственные потребности. Владеть этим бенефицием он имел право постольку, поскольку исполнял свои пастырские обязанности. Бенефиций есть условная собственность, т. е. собственность, обладание которой определяется особыми условиями (в данном случае духовным служением). Если человек не исполняет свои обязанности, то и земельные владения от него уходят. Теперь же по реформе Карла Мартелла владеть бенефициями рыцари могли, только если ходили на войну по призыву государя.

Правда, такие узкие временные рамки стали расширяться ещё при самом Карле Мартелле и его ближайших преемниках. Что же, воину придётся отдавать свой надел, если он уже не может сражаться по старости или из-за тяжких ран, полученных в бою? Потому бенефиции давались пожизненно, кроме того, немощный рыцарь мог выставить кого-либо вместо себя. Чаще всего это был близкий родственник (обычно старший сын) или свойственник (например, зять). И тогда после смерти владельца тот, кто сражался вместо него, получал этот бенефиций.

Уже с конца VIII в. наследование бенефициев (тогда же стали широко употребляться германские по происхождению слова – «лен», «феод») стало обычаем, а с середины IХ в. – законом. Но и наследование не исключало обязанностей. Пусть данный лен передавался по наследству, однако новый владетель мог обладать им лишь при условии несения военной службы.

Присяга верности вассала

В знак того, что вассал будет исполнять свою службу, он давал сеньору (в феодальном праве и современной науке принято также французское по происхождению слово «сюзерен») клятву верности. Учёные доныне спорят о происхождении слова «феод». Но люди Средневековья были твёрдо уверены: feodum происходит от слова fides – «вера» и «верность».

Процедура принесения вассальной присяги обставлялась торжественно. Желающий стать вассалом являлся к своему будущему сеньору, становился перед ним на колени, складывал ладони вместе, вкладывал их в руки сюзерена. Он заявлял, что хочет стать его, сеньора, «человеком», и давал клятву верности (от лат. homo и фр. homme – «человек», указанная процедура носит название лат. homagium или фр. hommage – «оммаж»)

Наш современник, смотрящий трагедию Шекспира «Король Лир», разумеется, возмущён поведением дочерей Лира Реганы и Гонерильи. Получив отцовское наследство ещё при его жизни, они отказались дать отцу пристанище и изгнали его в пустыню. Современники же Шекспира понимали это не просто как неблагодарность. С их точки зрения, сёстры апеллировали к феодальному праву (уже устаревшему, но ещё не забытому зрителями театра «Глобус»): и приближённых у Лира слишком много, и зажился он у дочерей – пора и честь знать.

«Человеком» сеньора объявлял себя и зависимый крестьянин. Однако вассал приносит клятву верности добровольно, он может и не принести её (правда, тогда он не получит лена, но это уже другое дело). Крестьянин вообще такой клятвы не даёт, а у потомков его эту клятву никто не спрашивает. Крестьянин родился в своей несвободе.

Права и обязанности вассала

Содержание вассальной присяги довольно своеобразно. С одной стороны, верность есть нравственное чувство, вассал обязан быть верным своему сеньору во всём. Но, с другой стороны, эта верность одновременно ещё и юридическое понятие, и в клятве тщательно перечисляются обязанности ленника. Он должен оказывать сеньору военную поддержку всегда и везде, но... Данная обязанность является безоговорочной, если на сеньора напал враг. Если же он сам отправляется в поход, то вассал должен сопровождать его не более определённого (в разных местах Европы различного) срока.

Вассал обязан оказывать сеньору гостеприимство. Он принимает у себя сюзерена и его свиту, кормит и поит их. Но это гостеприимство распространяется на чётко фиксированное число дней, да и слуг, сопровождающих сеньора, должно быть не более определённого также различного в разных местах Европы количества.

Вассал помогает своему сеньору деньгами, когда тот попадает в плен (выкуп пленного – нормальная практика Средневековья), отправляется в Крестовый поход, посвящает в рыцари сына (указанный обряд сопровождался весьма дорогими празднествами) и выдаёт замуж дочь. Однако последнее касается только старших сына и дочери, а то никаких денег не напасёшься.

Вассал не должен наносить ущерб ни имуществу сеньора, ни жизни и чести его матери, жены, сестры, дочери и внучки, но... указанное непричинение вреда относится к матери, если она вдова, сестре, дочери и внучке, если они не замужем, иначе они находятся под опекой своих мужей, которым вассал не приносил присягу. То есть незамужнюю дочь сюзерена соблазнять нельзя, а вот замужнюю...

После указанной клятвы сеньор заявляет, что он принимает просителя в свои вассалы, и сам даёт клятву, напоминающую вассальную присягу. Сеньор обязуется во всём покровительствовать своему леннику, защищать его от врагов, помогать материально, не наносить ущерба жизни и чести матери, жены, сестры, дочери и внучки.

Поцелуй вассала и сеньора

Самые разные народы знают если не собственно поцелуи, то жесты, им соответствующие. Например, эскимосы прижимаются щекой к щеке. Аборигены Новой Зеландии – маори в знак приветствия трутся носами. Дело в том, что при всех этих жестах происходит смешение дыхания или хотя бы (поцелуй перстня «крёстного отца») условная передача его. Практически у всех народов слова «дух», «душа» и «дыхание» однокоренные и являются почти синонимами.

Поцелуй руки – детьми родителям, крестьянином помещику, даже мужчиной женщине – есть признак подчинения, поцелуй папской туфли – признак абсолютного подчинения. Поцелуй в уста сеньора и вассала есть знак равенства (их дыхания, т. е. души, соединяются на равных), мира между ними.

Вассально-ленные отношения рассматриваются как двусторонние. Пусть договор и не вполне равноправный, но это договор, а не приказ. Если условия договора нарушает вассал, то он лишается своего лена, если сеньор – ленник освобождается от присяги, сохраняя свой феод.

Характерна символика обряда вассальной присяги. Сначала приносящий клятву стоит на коленях, зримо демонстрируя, что он ниже того кому клятва приносится. По завершении церемонии сеньор поднимает вассала с колен и целует в уста. Этим сеньор показывает, что они хотя и не равны по отношению друг к другу, но равны как члены одного, благородного сословия по отношению к любому третьему лицу. Как гласила испанская поговорка: «Любой идальго не менее знатен, чем король; он только беднее государя».

После поцелуя сеньор совершает так называемую инвеституру (лат. «одевание», «облачение»), Он символически передаёт лен вассалу, вручая некий предмет: перчатку, кольцо, иногда землю (в буквальном смысле горсть земли) на подносе. Это происходит и тогда, когда вассал обретает свой лен по праву наследования.


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ