Магия | Физиогномика | Хиромантия | Биоэнергетика » Тайны и загадки истории » Тайны и загадки из жизни королей » Генрих король английский и Томас Бекет - история дружбы и вражды

Генрих король английский и Томас Бекет – интересные факты из биографии друзей, ставших кровными врагами

19 октября 2019 в 8:18

Во времена короля Стефана власть в стране «разболталась». Делом Генриха стало её укрепление. Он повелел разрушить замки, построенные без монаршего позволения, упорядочил взимание налогов и феодальных сборов, стремился утвердить свой сюзеренитет над Уэльсом и графством Тулузским, женил своего третьего сына Жоффруа (1158–1186; иногда его называют на английский манер Джеффри либо на латинский – Готфрид) на наследнице графства Бретонского. Генрих пытался завоевать Ирландию; и именно с него начинается господство Англии над вторым из Британских островов, хотя до полного подчинения ещё было далеко.

Достижения короля Генриха

У Генриха не было сыновей. Наследницей он провозгласил дочь Матильду (1102–1167), супругу графа Анжуйского, прозванного Плантагенет (лат. planta genista – «дрок», растение, изображённое на гербе графов Анжуйских). Её права оспаривала дочь Завоевателя Адель (?– 1137), вдова графа Стефана Блуаского. Впрочем, каждая из них сражалась не столько за себя, сколько за сыновей. Сыном Адели был тёзка отца Стефан (около 1097– 1154), граф Блуаский. Матильда ставила целью утвердить на английском троне Анри (Генриха) Плантагенета (1133–1189).

Стефан Блуаский, дабы привлечь на свою сторону сердца английской знати, раздавал привилегии, вплоть до права высшего суда, права чеканить монету, строить замки, делая английских лордов столь же независимыми, как бароны на континенте. И именно потому многие признали его. Матильда в 1139 г. начала вооружённую борьбу в Англии и Нормандии, а в 1141 г. короновалась английской короной. Междоусобица продолжалась до 1153 г., когда при посредничестве Церкви было заключено соглашение между враждующими сторонами. Королём признали Стефана, Анри объявлялся его наследником. На следующий год Стефан умер, и на трон взошёл Анри, он же король Генрих II Плантагенет.

Он первым стал широко использовать наёмные отряды в военном деле. Такие действия требовали постоянного присутствия короля в самых разных частях его владений. Подсчитано, что ни в одном месте Генрих не прожил более двух лет. Вместе с ним должен быть постоянно перемещаться и его двор, при котором находилось немало представителей высшей знати.

Отношения короля Генриха и Томаса Бекета

Генрих стремился упорядочить и правосудие. Он попытался ввести единую уголовную юрисдикцию, но столкнулся с серьёзным противодействием. Генрих смог укрепить «вертикаль власти». Но одна структура не была подчинена королю. Церковь имела собственный кодекс права. Любой член Церкви подлежал особому, церковному суду. При этом клириком считался не только священник. Крестьянин на церковных землях также был человеком Церкви. И любое преступление, в котором одним из участников (неважно, виновником или потерпевшим) являлся клириком в указанном значении, подлежало рассмотрению церковным судом. Это никак не устраивало государя, отстаивавшего единое королевское правосудие. Соратником Генриха в борьбе за подчинение юстиции королевской власти стал Томас Бекет (1118-1170).

Вокруг его имени сложились легенды, в которых трудно отличить правду от вымысла. Томас родился в семье небогатого рыцаря. Некоторые историки XIX в., а особенно писатели-романтики, объявляли его саксом, представителем покорённых и их защитником. Говорили даже, что мать его была сарацинкой, последовавшей за отцом Томаса в Лондон из Толедо, где тот учился. Легенда красивая, но вряд ли близка к истине. Доподлинно известно, что Томас Бекет получил отличное юридическое образование в Париже, скорее всего, учился также в Оксфорде и Болонье, откуда выходили лучшие в Европе законники.

Благодаря превосходному знанию юриспруденции он понравился Генриху И. Вскоре Бекет стал его близким другом и товарищем по увеселениям, включая охоту, застолье и тягу к хорошеньким девушкам. Но более всего привлекало короля то, что Бекет, пользуясь своими познаниями, всячески выступал за ограничение юридических прав Церкви.

Специально для своего друга Генрих в 1155 г. возобновил должность канцлера, упразднённую в период смут времён Стефана Блуаского. Теперь в руках Бекета оказалась высшая юридическая власть, ограниченная только королевской. В это время вокруг блестящего придворного, обладавшего несомненными способностями дипломата, администратора и политика, сложился кружок передовых людей того времени. Там изучали наследие античности, в том числе используя богатейшую библиотеку Бекета.

Генрих назначает Томаса Бекета архиепископом Кентерберийским

К 1162 г. канцлер Томас Бекет стал вторым лицом в государстве. Желая прекратить противостояние короны и Церкви, подчинить последнюю, Генрих решил назначить друга на должность архиепископа Кентерберийского. Поскольку архиепископ Кентерберийский являлся примасом Английской церкви, т. е. её административным начальником, это должно было обеспечить королевский контроль над клириками.

Папа Александр III, нуждавшийся в союзниках в борьбе с императором Фридрихом Барбароссой, удовлетворил просьбу английского короля и утвердил его выбор. По рассказу друга и биографа Бекета Иоанна Солсберийского, тот стал архиепископом в три дня, прямо из мирян: первый день побыл дьяконом, второй – священником, а на третий возглавил всю Английскую церковь.

И тут случилось такое, чего никто не мог предвидеть. Если верить Иоанну Солсберийскому, в день возведения в сан архиепископа с Томасом Бекетом произошла стремительная и ничем, кроме Божественного вмешательства, не объяснимая перемена. Новоявленный примас в один момент отказался от всех своих богатств и привилегий. Он возвратил Генриху канцлерскую печать, утверждая, что светская и духовная власти несовместимы, раздал своё имущество бедным и надел грубую власяницу под роскошное архиепископское одеяние.

От бывшего царедворца не осталось и следа. Любитель светских удовольствий превратился в аскета и, главное, яростного поборника Церкви. Король ожидал от него помощи и подчинения... Бекет подчиниться отказался и настаивал на том, что его власть стоит над королевской. «Ты мой господин, мой король и мой духовный сын», – обращался архиепископ к Генриху, показывая тем, что он ниже короля как подданный, но выше как церковнослужитель. С этого момента между Генрихом и Бекетом началось упорное противостояние.

Генрих жалеет о своем решении

Отныне Бекет уповал только на свои силы и на милость Божью. Человек, некогда умевший нравиться всем, оттолкнул от себя и баронов, и епископов, и самого короля. В 1163 г. король созвал Высокий совет из представителей высшей духовной и светской знати и потребовал утверждения закона о реформе церковных судов.

Томас отказался дать согласие на эту реформу. Король в ярости распустил совет и, сколотив партию враждебных Бекету епископов, делал всё, чтобы сломить его. В январе 1164 г. в Кларендоне Генрих снова созвал епископов и баронов, дабы принять реформу, исключавшую из церковной юрисдикции уголовные и экономические дела и ограничивавшую право священников отлучать от Церкви. Большинство епископов признали Кларендонские постановления, по которым преступники-клирики подлежали светскому суду. В случае признания справедливости обвинения они передавались епископскому суду для лишения сана, а затем светским властям для вынесения наказания.

Бекет был с этим абсолютно не согласен, он ссылался на слова пророка Наума «Бог не наказывает дважды». Теперь Генрих сильно пожалел, что некогда уговорил Папу назначить своего канцлера архиепископом Кентерберийским. Но лишить его сана было не во власти короля. Он осыпал бывшего друга штрафами, обвинял в хищении королевских доходов, всячески давил на него, пытаясь вынудить уйти с высокого поста, но всё напрасно. В конце концов, королевский совет осудил Томаса Бекета как изменника и клятвопреступника. Лишившийся поддержки в Англии, архиепископ бежал во Францию к королю Людовику VII, у которого укрывался от Барбароссы сам Митра

Но понтифик, радушно принявший Бекета, всё же не торопился окончательно встать на его сторону в борьбе против Генриха. Притесняемый римским императором Александр пытался заигрывать с Генрихом и Людовиком, настраивая их против Барбароссы. С 1164 по 1170 г. английский король и архиепископ Кентерберийский обменивались взаимными обвинениями. Их примирение состоялось в 1170 г., после того как Бекет пригрозил наложить интердикт (запрет совершать богослужения) на французские владения Генриха.

1 декабря Бекет вернулся в Кентербери. Вновь оказавшись в своей епархии среди немногочисленных, но преданных сторонников, он продолжал отстаивать права Церкви. Он чувствовал определённую поддержку Папы, заявившего, что в случае ареста Томаса на Англию будет наложен интердикт.

Убийство непокорного архиепископа по приказу короля

Выведенный из себя непокорностью архиепископа, Генрих, находившийся тогда во французских владениях, однажды воскликнул в приступе бешенства: «Неужели из всех моих нахлебников не найдётся ни одного, который бы избавил меня от этого мятежника!» (по другой версии – «от этого беспокойного попа»). Восприняв эти слова как прямой призыв к расправе над Бекетом, четыре рыцаря – Гийом де Треси, Реджинальд Фицес, Гуго де Морвиль и Ришар Брито – сели на корабль, приплыли в Кентербери и 29 декабря 1170 г. убили духовного владыку Англии на ступенях алтаря Кентерберийского собора.

Вот как это происходило, по словам Иоанна Солсберийского: «Мученик стоял в соборе, готовый пострадать; час убийства наступил. Когда он услышал, что его ищут, – а рыцари, пришедшие за ним, громко вопрошали в толпе служителей и монахов: „Где архиепископ?“ – он обернулся, чтобы встретить их на ступеньках алтаря, куда он почти поднялся, и промолвил с невозмутимым спокойствием: „Вот я! Что вам нужно?“. Тут один из рыцарей-убийц подскочил к нему и в ярости закричал: „Сейчас ты умрёшь! Тебе не жить больше!“.

Ни один мученик, наверное, не выказал такой стойкости в момент своей кончины, как он, и, являя твёрдость как в голосе, так и в духе, он отвечал: „А я готов умереть за Господа моего, за справедливость и за свободу моей Церкви. Вам нужна моя голова, и я запрещаю вам именем Господа Всемогущего и под страхом анафемы причинять вред кому-нибудь другому“. Говоря это, он увидел, как убийцы вытащили свои мечи, и преклонил голову, словно в молитве». После смерти обнаружилось, что власяница, которую носил под архиепископским облачением Бекет, вся кишела вшами и червями. По мнению Иоанна Солсберийского, то был несомненный признак святости.

Кроме ближайших друзей, мало кто любил Томаса Бекета в бытность его архиепископом. Но все считались с авторитетом этого воинственного, непримиримого одиночки, человека несгибаемой воли и невиданного религиозного рвения. Христианский мир был ошеломлён его смертью. Папа Александр III пригрозил Генриху отлучением от Церкви. Король принял папских легатов, каялся и клялся на Евангелии, что не отдавал приказа убивать Бекета. Генрих вынужден был уступить, подчинился воле Папы и уже покойного архиепископа Кентерберийского: отменил все постановления, направленные на ограничение церковной юрисдикции, дал обет участия в Крестовом походе. В 1173 г. Томас Бекет был канонизирован как святой Фома Кентерберийский. Генрих прибыл в Кентербери в одежде кающегося и принял унизительную епитимью. Семьдесят монахов бичевали его, пока он исступлённо молился, распростёршись перед гробницей святого. Бекет победил.

Феномен Томаса Бекета

С XII в. и вплоть до наших дней многие пытались понять: кем же был этот удивительный человек? Кто считал его праведником, а кто гордецом и фанатиком, кто сумасбродом, а кто дальновидным церковным деятелем... Мы же могли бы назвать его ревностным служителем Делу. Самосознание средневекового человека во многом определялось представлением: «ты есть то, чему ты служишь». Будучи вассалом короля, Бекет безупречно соблюдал присягу верности. В сущности той же позиции придерживались и четверо его убийц: как преданные вассалы, они готовы были исполнить заветное желание своего сюзерена, пусть и невысказанное, пусть и ужасное. Приняв же духовный сан, хотя бы и против собственного желания, Бекет посчитал себя подчинённым только Богу и Церкви и стал защищать её интересы.

При дворе он жил в роскоши и не отказывал себе в светских удовольствиях. Но то, что дозволено и даже в каком-то смысле положено царедворцу, недопустимо для духовного владыки, потому, став пастырем, он посвятил себя молитве и аскезе. Это не значит, что в Средние века не было епископов, предававшихся плотским радостям. Однако нравственным считалось истовое исполнение обязанностей, продиктованных принадлежностью к той или иной социальной группе – священнослужителей, рыцарей и т. п.

Предание гласит, что главным возбудителем раздоров в доме Плантагенетов был друг и приближённый младшего Генриха, владетель замка Альтафорт в Южной Франции, знаменитый трубадур Бертран де Борн. Современные историки полагают, что легенда преувеличивает роль Бертрана в смутах, но Данте верил ей безоговорочно. Он хвалил Бертрана де Борна как талантливого поэта, говорил о его щедрости, но поместил в своей «Божественной комедии» в восьмой круг ада, где находятся «злосоветчики» – те, кто подавал дурные советы близким, согражданам или государям.

Томас Бекет никогда не был изменником и клятвопреступником. Просто он был бесконечно предан тому делу, которому служил. Помножьте это на недюжинные способности и таланты – и вы поймёте «феномен Томаса Бекета».


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ