24 декабря 2019 в 15:34

Задача христианской теологии - в осмыслении веры. При этом вера - есть сущность религиозного чувства и ценности, а также непосредственное религиозное поведение. В христианской традиции вера требует и задействует теологический подход к изучению религии. Это имеет место уже на уровне богословски не образованных верующих: рядовой христианин должен изучить и знать определенные теоретические вещи (хотя сегодня это знание сведено до минимума).

В чем заключается теологический подход к изучению основ религии?

Следствие теологического осмысления и рефлексии - разработка характерной специализации. В христианстве теология возникла как профессия. Теолог в смысле его социальной дифференциации должен профессионально обеспечивать осмысление веры, учитывая при этом контекст культуры, в которой совершается это осмысление.

При осмыслении утрачивается непосредственность применения веры в жизни, возникает дистанция между осмыслением веры и задействованием, исполнением веры. Происходит абстрагирование как освобождение от непосредственного процесса переживания и тем самым естественно совершается абстрагирование в обычном понимании этого слова: конкретный опыт веры и религии формализуется и обобщается. Формируется абстрактный язык теологии и строятся теоретические модели религиозного опыта. Это в свою очередь вызывает эффект защиты от теологии во имя «простой», непосредственной веры (он наблюдается и у современных теологов). Несмотря на это теология, несомненно, - типичная и обязательная составляющая христианства.

Особенности дистанцированного подхода к религии

Феномен дистанцированного подхода, который следует за религиозным исполнением жизни, присущ не всем религиям. Он имеет совершенно определенную историческую основу и культурный контекст. В целом можно сказать, что религиозная рефлексия в религиях бесписьменных культур практически не встречается. В таких культурах она представляет собой своеобразность ушедшего в размышление человека. Антропология религии фиксирует тот факт, что никакого институционализирования подобной религиозной рефлексии не происходит. Рефлексия остается индивидуальной и не институционализированной. Правда, выражения каждой религии, в том числе и автохтонной, в языковой плоскости представляют часто очень глубокомысленную и остроумную форму мышления: когда в языковую плоскость миф выводит элементарные вопросы жизни и фиксирует в языковой форме ориентацию в бытии, задействуя в повествовательной форме отношение между жизнью и смертью, природой и культурой, зверем и человеком и т.д., то проявляется особая форма мышления.

Эти достижения человеческой мысли остаются имплицитными, они не становятся рефлексивными и не достигают степени философской абстракции. В некоторых культурах, однако, совершается экспликация мифологического мышления, то есть непосредственная религиозная реализация жизни восполняется еще и на дистанцированной плоскости мышления. Говоря о событии экспликации, мы констатируем, что христианство сформировалось в религиозно-историческом контексте, в котором большую роль играли рефлексивные моменты. Как позднеизраильская религия, так и христианство подвергли свои предания философской критике и анализу, в результате чего развились богословские и умозрительные концепты, из которых с конца II — начала III веков начал складываться базис христианской теологии (догматика).

Импульс к подходу религии «изнутри»

Такой импульс задается в религиозном контакте. Такие контакты вызывают различные образцы реакций, особенно характерные для религий с притязанием на эксклюзивность, к которым относятся иудаизм, христианство и ислам. Их встреча с другими религиями в первую очередь запускает механизмы отграничения, двояко манифестирующие себя: как миссионерский (пенетрирующий) напор и как защиту. В обоих поведенческих образах могут играть роль элементы рефлексии:

  • уже раннее христианство к чужим религиям (и особенно к античному язычеству) применяло средства теологического мышления;
  • чуть позже стало утверждаться, что христианство суть истинная религия, другие же культы, напротив, следует рассматривать как ложные религии.

Апологеты первого поколения постоянно занимались защитой притязаний христианства на истинность перед форумом античной философии. Позднее теологическая рефлексия переходит в наступление, миссионерство обосновывается средствами мышления. Как ветвь теологической работы формируется теология миссии.

Характерно, что в различные исторические и культурные периоды теология миссии подвергалась серьезным трансформациям, а в недавнем прошлом пережила очень глубокие модификации. С началом Первой мировой войны чувство религиозной и культурной уверенности в собственном традиционном мышлении христианства по отношению к нехристианскому миру было в высшей степени поколеблено: выявились многие нездоровые последствия распространения христианской культуры и религии; нехристианские религии и незападноевропейские культуры, напротив, пробудились к новому самосознанию. В самом христианстве традиционная миссионерская мысль все более ставится под вопрос. Сегодня в христианских кругах, особенно среди теологов, часто встречается взгляд, что классические формы миссионерства должны быть заменены новыми прогрессивными методиками и мероприятиями.

На место старой миссионерской модели, в которой христианство представляется как дающая сторона, а «язычество» (это понятие уже устарело) - как принимающая, заступила модель межрелигиозного диалога. Внутри теологии миссии формируется теология диалога. В дифференцированных обществах с поликонфессиональной организацией религии разговор между религиями сегодня стал практической необходимостью: уже не существует замкнутых на себя и закрытых для внешнего влияния религиозных областей, а люди различных религий, проживающие совместно, необходимым образом находятся в диалоге.

Христианство и его теология миссий воспринимают опыт диалога, обретенный в развивающейся теологии миссии, с совершенно новых точек зрения: было открыто, что многие нехристианские религии лучше вписываются в туземные культуры и служат преодолению повседневных жизненно-практических проблем, чего нельзя сказать о многих формах импортированного в эти культуры христианства. В конце концов, часто оказывается, что иные религии перерабатывают такие культурные, социальные и психологические потребности, которым в христианских деноминациях часто не уделялось достаточно внимания (например, плотские формы благочестия, практики медитации и т.д.).

Новая форма теологии религий

Сегодня в христианстве формируется теология религий, утверждающая, что для обретения собственного пути (без отказа от собственных основополагающих позиций) христианство нуждается в диалоге с другими религиями. Как одно из ответвлений теологии религий в последнее десятилетие возникла плюралистическая теология религии, вызывающая массу споров, т.к. она сильно трансформирует самопонимание традиционного христианства, отказывая ему в характере эксклюзивности по отношению к другим религиям. В результате возникает новая христианская миссиология, сформированная мыслями о межрелигиозном диалоге и инспирированная теологией диалога и теологией религии. Она придерживается точки зрения, что христианское благовестив тем или иным образом универсально значимо.

Это базовая точка зрения, на которой строятся современное христианское религиоведение и миссиология. Они сознательно конципируются «изнутри», на внутренней интенции христианской теологии. Многие теологические факультеты в Западной Европе имеют кафедры и институты религиоведения, в которых институционализируется этот подход к религиям.


Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН
Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы