25 декабря 2019 в 13:29

Основное, что надлежит сказать о Талмуде, — это то, что именно в нем были собраны все толкования и пояснения к Священному Писанию, Торе. В отличие от Писания, каждое слово которого канонично, Талмуд — нечто вроде записи преданий старины и сборника тщательно собранных устных суждений и комментариев, в основу которых легли сначала Мишна и Гемара, а затем добавлявшиеся к ним новые тексты ученых-книжников, число которых в истории синагогального иудаизма никогда не уменьшалось.

История создания Талмуда

Создание Талмуда шло вначале параллельно в двух местах — в Палестине, где были написаны Мишна и Гемара и где наиболее активно действовали духовные центры мудрецов-книжников, и в Вавилоне, входившем в состав Парфии, а затем и сасанидского Ирана. В Вавилоне и близ него, в различных районах Месопотамии, было много еврейских колоний, свои духовные центры и немалое количество мудрецов-книжников, которые на базе все тех же Мишны и Гемары, а также собственных комментариев создавали некий сводный текст.

Оба они, палестинский и вавилонский, были оформлены примерно около 400 г. и получили одинаковое наименование. Не слишком сильно они различались и по содержанию. Это были, по сути, два очень близких друг к другу варианта Талмуда. Стоит добавить, что вавилонский вариант, известный как Бавели, оказался много более объемным и подробным, чем палестинский. Когда не определяют, какой именно Талмуд имеется в виду, то это означает, что речь идет о Бавели, который со временем, привлекая к себе все больше внимания и обрастая деталями и новыми обширными комментариями, стал основным вариантом толкования Торы. В современном английском переводе это многотомное издание общим объемом около 15 тыс. страниц.

Законы Талмуда

На протяжении истории многие выдающиеся ученые-книжники из особо знающих и способных раввинов разных стран пополняли своими комментариями чаще всего именно Бавели, причем в ряде случаев — как это было, в частности, с толкованием Раши раввина XI в. Шломо бен Ицхака, или с более поздним дополнением к Раши V Тосафот, начало созданию которого положили потомки Шломо, — такого рода соображения сильно обогащали прежнее понимание и Талмуда, и Торы. Если поставить вопрос, о чем идет речь в Талмуде, то легче сказать, о чем в нем не говорится.

Уже в 63 трактатах Мишны говорилось о самом разном (шесть разделов ее, к которым имеют отношения эти трактаты: о земледелии, о субботе, праздниках и посте, о браке и разводе, о гражданских и уголовных делах, о храме и его делах, о ритуальной чистоте), а точнее, обо всем том, что надлежало знать и иметь в виду правоверному еврею. Талмуд пополнил все эти рубрики, разработав до мелочей содержание трактатов Мишны и не оставив без внимания ни одну из сторон жизни, которая имеет хоть какое-то значение для обычного обывателя или для еврея, имеющего дела со многими иноземцами в разных странах.

Разумеется, указания Талмуда не регламентировали каждый шаг на все случаи жизни. Но они четко поясняли, как в этих случаях следовало себя вести, имея в виду такие-то нормы и законы, сформулированные очень давно, но от этого не потерявшие силу. И хотя жизнь шла вперед и многое из древних норм естественно устаревало, именно для этого все время совершенствовались и пополнялись необходимые разделы и указания мудрецов, практически постоянно совершенствовавших текст Талмуда. Особенно заметно это на примере всего того, что касается Галахи, т. е. свода законодательных предписаний. Рекомендации изначально были разбросаны по разным томам, так что далеко не просто оказывалось в случае нужды найти то, что нужно. Это, а также динамика жизни, видимо, послужили причиной появления нескольких специальных сводок типа кодексов, которые создавались в XI-XVI вв. виднейшими мудрецами иудаизма, в частности Маймонидом.

В кодексах было немало важного для евреев диаспоры, вызванного новыми условиями их существования. Именно в соответствии с этим были, например, уточнены нормы Галахи: факт принадлежности к евреям стал устанавливаться через мать. Это значит, что на определенном этапе существования диаспоры, что всегда неизбежно связано с тенденцией к ассимиляции и метисации, биологическая чистота стала пользоваться приоритетом по сравнению с преданностью вере отцов.

Талмуд насыщен рекомендациями отнюдь не только правового характера. Для ортодоксального иудея, каких до определенного времени всегда было абсолютное большинство, в нем есть все, что может разъяснить человеку, как ему поступать в любом случае, — идет ли речь о пище, о проблемах жизни и смерти, о браке или образовании, о субботе или праздниках и постах и т. д. и т. п. Нужно только найти это место, для чего обычно и прибегают к помощи раввина. Собственно, авторитет раввина и держится прежде всего на том, что он знает все или хотя бы то, в каком месте Талмуда можно найти разъяснение проблемы, которая интересует обратившегося к нему еврея. Отсюда видно, что такое Талмуд и какую роль он играет вот уже на протяжении свыше полутора тысячелетии в жизни религиозно ориентированных иудеев.

Главная идея Талмуда

И все-таки, о чем из наиболее важного для иудеев сказано в Талмуде? Главная идея — это вера в Единого для всех Господа и при этом в богоизбранность евреев. Бог всемогущ и вездесущ, бестелесен и всеведущ, а также вечен. Он готов помочь людям создать нечто вроде Божьего царства на земле, но сделать это должны сами люди, возглавленные обычным смертным Мессией (машиах), который когда- нибудь появится и приведет народ к восстановлению его государства в Палестине, что будет способствовать духовному возрождению человечества. А это окажется прологом для окончательной реализации провидения, что связано с Судным днем и воскрешением. Естественно, что это будет сложным и долгим делом и что люди на земле хлебнут еще много горя и страданий. Зато будущее после Судного дня даст возможность душе каждого укрепить связи с Богом.

В Талмуде немало сказано о том, что спасения можно добиться путем раскаяния и что оно зависит от личного поведения. Естественно, что при этом не раз повторены и растолкованы основные десять заповедей, причем с явственным уклоном в сторону обеспечения уважения к человеку, к его праву на достойную жизнь. Здесь же немало сказано о душе и загробном возмездии за грехи, о необходимости помнить и чтить день субботний, поддерживать бедных, заботиться о нуждающихся в помощи, выкорчевывать из людей их пороки, а также ждать Мессию, с которым придет обновление мира, а добро окончательно восторжествует над злом.

Есть рассуждения о месте женщины, которой не стоит слишком активно вмешиваться в общественные дела, тем более в мудрость Талмуда, и чье главное дело — дом и семья. Много сказано о Боге, а также об ангелах и противостоящих им демонах. Стоит обратить внимание, что рассуждения на эту тему тесно связаны с тем новым, что впитали в себя иудеи на протяжении столетий после того, как Пятикнижие уже было написано. И еще: многое из заимствованного тесно сливается с той мистикой, которой в самом Талмуде — как, впрочем, и в Торе — весьма немного.

Талмуд и Тора – в чем разница?

Нет слов, Тора хорошо знакома с чудесами вроде неопалимой купины, где Моисей беседовал с Яхве, огненного смерча, манны небесной, воды из скалы и расступающегося моря. Немало чудесного и в процессе космогенеза, когда Господь шесть дней трудился, дабы создать мир и всех его обитателей. Но все же мистики здесь мало, даже очень мало. Ведь не считать же за мистику искусство Иосифа разгадывать сны! Это скорей забавные притчи или — в том, что касается не столь уж многих повествований о Яхве, — необходимые мифологемы, разъясняющие людям, как все начиналось... Показательно, что чем дальше от начала, тем чудес и чего-то вроде космогонических метафизических конструкций и мистики становится меньше. Идет повествовательный текст с минимумом сверхъестественного. Соответственно и Талмуд, насыщенный комментариями и мельчайшими деталями, не очень склонен к мистике. Но тем не менее кое-что в этом плане в нем есть сверх того, что можно найти в Торе. И на это интересно обратить внимание.

Дело в том, что Талмуд создавался очень многими людьми и испытал в ходе своего появления на свет немало чуждых первоначальному Пятикнижию внешних влияний. Достаточно напомнить о тех же ангелах и демонах, особенно о вредной Лилит, препятствующей нормальной супружеской жизни, деторождению и т. п. Можно заметить в этой связи, что в Талмуде у самого Яхве появляется немало других имен, среди которых наиболее интересное и насыщенное мистикой — Шехина, обозначающее нечто вроде духовного alter ego Яхве. С одной стороны, это вроде бы тот же Яхве. Но с другой — иная его ипостась, которая, в частности, устраивает свадьбу Адама и Евы. Ведь нужна же была первой паре свадьба! И она была, причем с ангелами, с музыкой, с важными гостями в виде небесных светил. В Талмуде есть также повествование о семи небесах, о царстве тьмы, где пребывают демоны, да и немало другого в том же духе.

И все-таки, если обратить внимание на то, что Талмуд — это 15 тыс. страниц текста, стоит подчеркнуть, что мистики в нем сравнительно немного. Пусть значительно больше, чем в Торе, но все- таки немного. Намного больше ее в другом собрании иудейских текстов, которое по значимости уступает Талмуду, но по содержанию тот сборник сочинений, формировавшийся в основном на протяжении ряда веков вплоть до XIII в., когда была написана основная его часть, Зогар, но пополнявшийся и позже, весьма своеобразен. Он насыщен мистикой, и вся суть его содержания и влияния на читателя именно в этом.


Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН
Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы