Какими ритуалами сопровождались роды в древности

17 октября 2019 в 6:02

Наша жизнь начинается, когда ядра и хромосомы гаплоидных яйцеклеток и сперматозоидов сливаются. Тогда получается, что наша личность – результат генетической наследственности, но формируется под влиянием природы и социума. Так, более или менее, это объясняется в учебниках.

Но что же тогда видели ясновидящие мудрые женщины в зеркале своей души, сидя у очага или за прялкой, вдумываясь в глубины тайн ритуалов рождения?

Магия родов и рождения души ребенка

Что знали ведьмы о том, откуда приходят и куда уходят человеческие существа? Есть ли способ узнать? Если мы тихонько прислушаемся к себе, если послушаем шепот ветра и звуки леса, тогда подавленная первобытная память тоже проснется внутри нас. В какой-то момент, в стародавние времена, в других жизнях, мы тоже были там. Мы можем прибавить к этому традиции народной медицины, волшебные сказки и саги, суеверия и обычаи, которые словно служат ключом к памяти общества. Язык тоже является прибежищем первобытной мудрости. Он развивается не вслепую, а отражает очертания постоянно изменяющегося вечного существа. Язык, в том смысле, который вкладывал в него Руперт Шелдрейк, – «морфогенетическое поле». Мы чувствуем, когда он «правильный», когда подходит человеку.

Легенды, связанные с родами

Несмотря на то, что у каждого племени есть собственный определенный доступ к истинам о том, какую дорогу избирает человек на своем пути к существованию на земле, и у каждого шамана и каждой повитухи есть собственный определенный взгляд, мы, тем не менее, хотели бы рассказать немного о том, что поможет нам заглянуть живую изгородь или самые низкие ветви древа шаманов.

Изголодавшись по новому телу на этой прекрасной земле, влекомый надеждами племени, любовью родителей, преследуемый старых делами и поисками баланса – ведомый виной, одной из трех первобытных богинь северной мифологии, плетущих судьбу, – человеческий зародыш, который был разбросан по всей вселенной, устремляется к земле. Он оставляет позади неподвижные звезды – наиболее примитивные народы считают Млечный Путь трот душ – и проходит через семь, девять или двенадцать миров богов духов. Он спускается по ветвям Древа мира или по небесной колеснице. Вавилонские астрологи определяли ее как сферы Сатур _ Юпитера, Марса, Солнца, Венеры, Меркурия и Луны. Во время нахождения человеческое дитя, возвращающееся домой на родную землю, становится все меньше и меньше, все материальнее.

Пока ребенок держит путь сквозь планетарные сферы, боги наделяют его хорошими качествами и недостатками. Они даруют ее душе оболочку, уготованную судьбой именно ему.

Хорошо известно, что луна во многом связана с фертильностью, сексуальностью и рождением. Менструальный цикл подчиняется ритму луны, если утрачивает синхронность. Репродуктивная система рыб, амфибий и других примитивных животных существует в полной гармонии с луной. Многих детей прибивает к берегу в этой жизни, когда пробуждается полная луна. И каждый садовник знает, что рост и развитие тесно связаны с луной.

Индивидуальный гороскоп рождения отражает нисхождение жизни по тропе душ, через «радужный мост» семи планет.

Когда рассказы древнегерманских племен и многих других народов традиционной культуры описывают, как возвращающаяся душа взрослеет в глубинных областях земли, в мире богини земли, и постепенно проходит через родники, моря, озера и болота, где она там живет в виде маленькой рыбки или лягушки, и где, в конце концов, рыбак или аист выловит ее, – они не противоречат друг другу. В потусторонних мирах наши логические категории не имеют смысла.

Как и Персефона, греческая богиня животных и смерти, Фрау Холле одновременно живет на небе и в недрах Земли. Наша рациональная часть, которой мы обязаны Аристотелю и Декарту, отказывается принять эту идею, которая противоречит всякому закону логики. Логика полезна для описания мира физического, однако в сферах, где работает мистика, законы земной логики временно исключены или изменены.

Южно- африканское племя бергдама верит, что мертвые живут на небе в маленьких хижинах, которые одновременно являются могилами, где ни похоронены. Один миссионер попытался доказать им, что это – бесспорное противоречие, а один старый член племени ему ответил: «Это только твоя голова разделяет эти вещи. А для нас каждое понятие включает и другое!». Разве мы не приносим цветы на могилы своих близких, в то же время веря, что на небе со святым Петром?

Солнечный зеленый мир Фрау Холле можно найти «глубоко под землей», но одновременно он находится и высоко в небе, рядом с Богом-громовником, ветром и духами облаков, создающими погоду.

У кельтов и тевтонов духи предков вновь появлялись внутри деревенской липы, дуба, ясеня или на лугах. Такие священные деревья все еще можно обнаружить во многих местах. В начале XX в. во время свадебных празднеств все еще останавливались на отдых под такими деревьями, пили и веселились, украшая ветви лентами и брызгали на ствол вином или шнапсом. Говорят, такие деревья кричат и истекают кровью, если их касается топор. Это поговорка – не глупое суеверие, оно основывается на экстрасенсорном понимании природы.

Многих детей в Англии, Франции и Бельгии «находят в капусте». В этом нет ничего неожиданного – кочаны капусты буквально взрываются от энергии жизни. Семена быстро прорастают и развиваются. Срезанный капустный кочан снова дает корни, если его положить во влажную почву. Припарки из сочных капустных листьев лечат многие травмы не только благодаря активным компонентам, но и посредством передачи чистой энергии жизни.

Когда австралийки, африканки или индианки XIX в. говорили ученым, что забеременели от камня, дерева или цветка, это расценивалось как доказательство анималистического, дологического мышления. Тем не менее, то, о чем рассказывали коренные жительницы, было любопытно этнографам. Это было их интуитивное переживание. Они, как и мать Будды, которая видела своего сына верхом на белом слоне, чувствовали духовное дитя до момента зачатия. Естественная роль, которую играет в этом половой акт, не была для них в тайне. Это всего лишь позволяло духу обрести тело.

Душа ребенка, нашедшая приют в цветах, деревьях, скалах или камнях, подходит к матери, которая полна любопытства до того, яйцеклетка была оплодотворена. Половой акт, во время которого любовники проникают друг в друга, дает возможность ребенку связать себя с обоими родителями и их наследием.

Жар экстаза любви, проникновение за любые барьеры, который эго воздвигает вокруг тела и души, позволяет душе сплестись с оплодотворенной яйцеклеткой, с двойной спиралью ДНК. Теперь мог начаться процесс деления клеток.

Люди в массе своей были еще ясновидцами, они обращали внимание на то, где и когда происходили роды. Они ориентировались на обычаи своих праотцов и ритмы вселенной. Слияние мужчины и женщины было сакральным экстазом, причастием, во время которого человек приближался к чему-то божественному, а не служил, эгоистичным отчаянным актом, как слишком часто это бывает.

В древне-европейских культурах считалось особенно благоприятным зачинать детей на открытом пространстве в сельской местности – на лугах, полях и особенно в лесах под орешником, а если луна была полной, а солнце начинало клониться вниз в своем цикле. Радостный месяц май, когда люди могли вместе с природой оживленно цвести и зеленеть, считался наиболее благостным временем для того, чтобы забеременеть. Лишь после обращения в христианство, как случилось и с другими языческими культурами, майских свадеб стали остерегаться.

Дети, которых зачали в мае, рождаются на Сретение, недалеко от границы весны, когда вновь появляется богиня света. Также это время, когда просыпается медведица и выходит со своими малышами из берлоги. Праздник летнего солнцестояния и августовский фестиваль тоже считались благоприятным временем. С другой стороны, ноябрьские дни были неблагоприятными.

Повивальные ритуалы

Для многих современных женщин роды – опыт травматический, они требуют применения анестезии и манипуляций со сложными инструментами, которые, пускай ненамеренно, вызывают стресс и внушают страх. Зачастую матери даже не осознают рождение своего ребенка. В так называемых примитивных обществах, с одной стороны, роды – опыт переживания сильнейшего экстаза. Роженица не борется с болью, а скорее – под руководством мудрой женщины – подчиняется процессу родов и поднимается над своим смертным «я». В такой ситуации повивальная бабка предстает самой Богиней. И в самом деле, женщина, дарующая жизнь, и сама становится существом, связанным с наиболее глубокими инстинктами, с женским архетипом. Стоная и задыхаясь, потея, медленно перенося вес с одной ноги на другую, она танцует танец рождения, пока не начнутся схватки.

Мы снова и снова слышим, что у примитивных людей – «примитивный» вообще-то означает «близкий к корням» – роды быстры и почти безболезненны. Легкость, с которой индейские женщины производили на свет детей, поразила белых исследователей. «Беременная скво просто идет в какое-нибудь отдаленное место, сама рожает ребенка, омывает его в ручье и потом идет обратно. Они не лежат в постели целый месяц, у них беременность и роды - не большая проблема, чем для коровы».

Миссионеры и приверженцы христианства вовсе не были уверены, что к быстрым родам этих «безбожных» диких женщин не прибил руку дьявол. Разве сам Господь в Священном Писании не проклял в Эдеме Еву, грешную мать человека, прежде чем изгнать ее, сказав: «Умножая, умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рожать детей».

Послеродовые ритуалы

Отец принимал участие в процессе родов, даже если непосредственно не присутствовал на них. Он также оказывался в необычном состоянии сознания и часто падал на землю совершенно без сил – как амазонские индейцы, которые по несколько дней лежат в гамаке, совершенно вымотанные, в то время как мать уже встала на ноги. Эту послеродовую усталость мужчины этнологи определили как куваду или «мужские роды», которая считается «сочувственной магией». Мужчина чувствовал себя обессиленным, поскольку передавал женщине и ребенку столько силы, столько эфирной энергии, сколько им требовалось. В Средние века мужчина горячо молился во время родов; сегодняшние отцы пьют алкоголь и курят одну за другой сигареты.

У германских народов за родами следовал ритуал, в котором повитуха становилась жрицей. В качестве связующего звена между потусторонним и этим миром повитуха укладывала новорожденного на укрытую соломой землю, таким образом, посвящая его Земле-Матушке, Фрау Холле, которая и нам является матерью. Она трижды поворачивала ребенка и осматривала его. Если он был здоров и жизнерадостен, она поднимала его вверх – отсюда происходит немецкое название акушерки Hebamme.

Поскольку повитуха была воплощением богини судьбы и предков, она предсказывала ребенку судьбу и приветствовала его благословением. Она брызгала на ребенка водой, стихией жизни, или купала его. Затем она клала ребенка на колени отцу. Он называл ребенка по имени. Обычно имя ему снилось или он его «слышал» – люди приносят свои имена с собой, их не называют случайно. Зачастую это имя, которое он носил до реинкарнации, будучи, например, прадедушкой или прабабушкой, которых посадили на колени отцу в качестве новорожденного. Мудрость языка открывает следующее: Enkel, внук по-немецки, означает «маленький предок».

Ритуал, когда ребенка поднимают вверх и дают имя, снова делает новорожденного частью живого сообщества, которое он покинул много лет назад. Слабых, нежизнеспособных или искалеченных детей не поднимали вверх; их выносили за ограду и выставляли напоказ. Тем не менее, после завершения ритуала принималось решение пощадить ребенка.

Повивальные бабки следовали этим «языческим» родовым обрядам даже в христианские Средние века. Они собирали родильные травы и производили первый ритуал, держа в руках ребенка, купая новорожденного в сильнодействующих волшебных компонентах – расширенный обряд крещения водой – и благословляя его. Они срезали с головы младенца локон и бросали его демонам в качестве жертвоприношения. Этого хватало монстрам и демонам, чтобы оставить ребенка в покое. Повитух также почитали как приносящих детей, поскольку им была известна магия плодородия. Все это опасно близко подталкивало повитух к ведьмовству.

Клирики им противостояли. Некий доминиканец в 1494 г. в Бреслау обвинил этих женщин в том, что они работают с тысячами демонов. Это дьявол позволял повитухам произносить суеверные благословения и другие лживые слова, как сказано в законах о повитухах Аугсбурга.

Законы медицины и запреты церкви определили, что священник должен присутствовать при родах, чтобы не позволить повитухе проводить суеверные обряды. Молитвы о преодолении должны были заменить благословения, а купания и благословения водой требовалось прекратить как насмешку над святым таинством крещения.

Магические действия с пуповиной ребенка

Раньше был обычай благодарить фею фермы или сельское дерево за благословенное рождение дитя, отдавая в дар пуповину или воду после первой ванночки ребенка. В определенных восточно-африканских племенах отец сажает пуповину вместе с молодым деревцем позади дома. За саженцем ухаживают с любовью и заботой, поскольку он теперь навсегда связан с этим новорожденным. Кристиан Ретч пишет, что у туземцев в джунглях Чьяпаса отец сажает высушенную пуповину возле дома вместе с несколькими зернышками кукурузы. «Когда кукуруза созревает, он берет початки и вешает их рядом с тем местом, где спят его жена и ребенок. С этого момента початки защищают ребенка от Кизина, царя смерти». Повитуха заворачивает плаценту в листья и кладет в дупло, о котором знает только она сама.

Наши языческие праотцы знали подобные обычаи. Северогерманские народы хоронили «рубашку» новорожденного и пуповину под деревом или вешали на ветви в качестве подношения воронам Вотана. Для этих целей использовали деревья и кусты, посвященные Фрейе, такие как липа, шиповник, береза, фруктовые деревья. Фруктовые деревья тогда приносили особенно обильный урожай, и ребенок рос и взрослел, как и это дерево. Иногда хоронить плаценту, произнося вслух или про себя заклинания, было обязанностью повивальной бабки, а иногда – отца.

Этот обычай продолжает жить в тех местах, где домашние роды еще обычное дело. Кроваво-красную воду из ванночки все еще выплескивают под розовый куст, «чтобы у ребеночка были щечки розовые». Во многих местах сажают древо рождения, как правило, липу, дуб, грушу, яблоню или орешник.

Дед Гёте, например, посадил грушу в честь рождения маленького Иоганна Вольфганга. Растительную «двойню», которая разделяет эфирное поле с человеком в период своей жизни, можно увидеть в подобных деревьях и в наши дни. Если что-то случается с человеком, дерево начинает болеть. И наоборот, если повредили дерево – вне зависимости, где он находится – человек тоже пострадает.


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы