25 декабря 2019 в 12:10

На смену Шумеру с возвышением отстроенного семитами на западе Вавилона пришло на рубежеIII -II вв. до н. э. Старовавилонское царство, боги которого, за немногими исключениями, были взяты у шумеров.

Религия древнего Вавилона

Жители Вавилона кроме шумерских богов имели и своих собственных. Например, бог солнца Шамаш, вышедший едва ли не на первое место, а также бог луны Син. Оба они имели мало известных предшественников в пантеоне Шумера, но роль их теперь резко увеличилась. Вместе с Энлилем, обретшим новое аккадское имя-эпитет Бел (владыка), они составили триаду великих и наиболее почитаемых богов семитско-аккадской Вавилонии. Об этом свидетельствуют храмы в их честь и связанные с их прославлением сохранившиеся до наших дней изображения. Рядом с ними со временем оказался и бог-покровитель Вавилона Мардук.

Религиозная система Вавилонии, изменявшаяся и совершенствовавшаяся усилиями разных народов на протяжении долгих веков, во II тысячелетии до н. э. была уже достаточно развитой. Из великого множества мелких местных божеств, нередко дублировавших функции друг друга (так, кроме Иштар были еще две богини плодородия), выделилось, как о том только что шла речь, несколько главных, повсеместно известных и наиболее почитаемых. Сложилась и определенная их иерархия: с течением времени на место верховного бога все определенней выдвигался бог-покровитель города Вавилона Мардук, влиятельные жрецы которого пытались поставить его во главе месопотамского пантеона. С возвышением Мардука была связана и сакрализация правителя, статус которого со временем приобретал всё большую святость.

Мифы Вавилона

Во II тысячелетии до н. э. была также несколько пересмотрена мифологическая интерпретация деяний, заслуг и сфер влияния всех сил потустороннего мира, всех богов, героев и духов, включая владык подземного царства и многочисленных демонов зла, болезней и несчастий, в борьбе с которыми вавилонские жрецы выработали целую систему заклинаний и оберегов. В частности, каждый человек оказался обладателем собственного божественного патрона-покровителя, иногда и нескольких, что способствовало формированию личностных связей «человек — божество». Считалось, что утрата такого божества-хранителя оставляла человека беззащитным перед злой волей демонов или богов.

Была разработана сложная космологическая система из нескольких небес, полусферой покрывающих землю, плавающую в мировом океане. Небеса были местожительством высших богов, причем бог солнца Шамаш ежедневно совершал свой путь с восточной горы в сторону западной горы, а на ночь удалялся во «внутренности небес».

Однако это была не единственная космологическая система в Вавилонии. Насколько можно судить, жрецы из числа сторонников Мардука противопоставили ей другую. Еще в мифологии шумеров играло весьма значительную роль представление о «ме» — некой таинственной волшебной магической силе, которой обладали не все боги (считалось, что лишь Ан и Энлиль имели ее и могли награждать ею других). Этой силой сумела овладеть Инанна, когда спустилась в подземное царство за своим мужем. «Ме» хранилась в потаенном месте, о котором не знали даже боги. Считалось, что охранял это место под землей бог подземных вод Абзу, бывший одновременно кем-то вроде первопричины жизни (Энки с Нинмах доставали людей именно из охранявшегося им места).

В вавилонской космогонии Абзу оказался мужем богини-дракона Тиамат. В текстах, ставивших своей целью возвеличить Мардука, сказано, что его отец Эа-Энки, аккадский Эйя, убил Абзу, а затем сам Мардук уничтожил Тиамат, пытавшуюся было отомстить за смерть мужа. За этот подвиг — а перед Тиамат трепетали все, даже боги — Мардук и был сделан главой пантеона. Став главным богом, Мардук приступил к созданию мира. Из частей Тиамат он создал небо и землю. Главным богам Ану, Энлилю и Эйя он выделил их владения, а остальным нескольким сотням поручил создать людей и обустроить все на земле и на небе.

Проблема умирания и воскрешения природы, которой было уделено значительное внимание в шумерской мифологии в связи с рассказом об Инанне и Думузи, была, конечно, хорошо известна и в Вавилонии. Но стоит обратить внимание на то, что в вавилонской мифологии эта проблема не нашла логического развития. В частности, вавилоняне не поднялись до этических высот типа суда Осириса в Египте. В хорошо известной поэме XI в. до н. э., условно именуемой «Вавилонская теодицея», которая была написана уже после изгнания касситов, изложена жалоба некоего страдальца на невзгоды и несправедливости, кои сопутствуют всей его жизни. Из жалоб страдальца (как, впрочем, и из шумерских произведений, в том числе «Эпоса о Гильгамеше») вытекает, что загробный мир мыслился в Шумере и Вавилонии как путь в никуда, как дорога без возврата, причем одинаковая для всех.

Страна без возврата — это очень безрадостная перспектива, это нечто худшее, чем просто небытие. И если в эпосе о Гильгамеше знавший о такой перспективе великий герой особенно горько сокрушался после гибели его друга и побратима Энкиду, то в гораздо более развитом вавилонском обществе двумя с лишком тысячелетиями спустя подобного рода несправедливость уже осмысляется в теодицее с весьма прочувствованных и твердо выраженных этических позиций. Чтобы праведники и злодеи имели одинаковую посмертную долю, такого не может, не должно быть — в этом едва ли не весь пафос поэмы, варианты которой позволили специалистам расшифровать всего около 300 строк.

Правда, эта этическая скорбь и явная несправедливость были несколько скрашены тем, что покойникам, тело которых не захоронено и которым не приносятся жертвы, приходится особенно плохо. Известно, что именно с целью досадить умершим негодяям либо врагам, которые не получили свое при жизни, иногда разоряли их погребения, как поступили после изгнания из Вавилона эламитов с гробницами некоторых эламских царей, очень недолго правивших в Вавилоне после касситов. Но это считалось слабым утешением. Чтобы несколько усилить значимость наказания зловредных покойников, использовалось заклинание типа «Пусть в преисподней бог Шамаш заставит тебя вечно жаждать!».

Вавилонские боги, особенно четверо упоминавшихся выше и наиболее значимых (Мардук, Шамаш, Син и Энлиль-Бел), обладали большим влиянием. Позже на передний план вышел термин «Бел», присвоение которого способствовало сближению либо даже слиянию великих богов, например, Энлиля и Мардука в Вавилонии, Энлиля и Ашшура в Ассирии. В честь богов, особенно великих и всем известных, строили многочисленные храмы, им служили хорошо подготовленные профессионалы-жрецы.

Власть жрецов в Вавилоне

Вавилонские жрецы заслуживают особого уважения. Их открытия в сфере астрономии и календаря, астрологические выкладки, математические и иные построения широко распространились по всему древнему миру, не оставив в стороне, видимо, даже столь далекие от Вавилона центры мировой цивилизации, как шанский Китай. Разумеется, жрецы были всесторонне умелыми служителями богов. На службу богам ими были поставлены достигшие немалых успехов магия и мантика. Наконец, усилиями жрецов было многое сделано в области письменности и составления текстов.

Видимо, следует отметить и появление более или менее развитой этической нормы, о недостатках которой скорбел описанный в теодицее страдалец. При этом важно иметь в виду, что, хотя все эти достижения имели вполне самостоятельную культурную ценность, связь их с религией (причем связь не только генетическая, но и функциональная) несомненна. И не столько потому, что у их истока стояли жрецы, сколько из-за того, что все эти знания были нередко прямой функцией религиозных представлений и, во всяком случае, опосредованы ими.

Справедливости ради надо заметить, что отнюдь не все стороны жизни, не вся система идей и институтов Вавилонии обусловливались религиозными представлениями. Например, тексты законов Хаммурапи убеждают в том, что нормы права были практически свободны от них. Этот весьма существенный момент свидетельствует о том, что старовавилонская религиозная система, по образу и подобию которой впоследствии формировались аналогичные системы других ближневосточных государств, не была тотальной, т. е. не монополизировала всю сферу духовной жизни.

Она оставляла место для взглядов, поступков и порядков, не связанных непосредственно с религией, и именно эта практика могла повлиять на характер религиозных представлений народов Западной Азии и, в частности, восточного Средиземноморья начиная от семитских племен Сирии и Финикии и кончая крито-микенскими предшественниками античных греков. Не исключено, что она сыграла определенную роль и в появлении свободомыслия в период античности.


Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН
Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы