25 декабря 2019 в 12:13

Эти два близких друг к другу государства восточного Средиземноморья издревле были заселены разными народами, преимущественно западными семитами, позже также так называемыми «народами моря». Здесь существовало множество городов, часть которых, как Угарит, хорошо изучена в результате археологических раскопок. В древности этот район именовался Ханааном. Здесь не сложилась единая для всех близкородственных этнических общностей мифологическая система, хотя и существовали сущностно близкие. В целом регион делился на множество городов- государств либо небольших государственных образований, где на передний план могли выдвигаться различные божества. Единого общего пантеона не было.

Сирия и Финикия на древней карте мира

Сирия находилась на скудных равнинных землях между верховьями Евфрата и побережьем Средиземного моря. Она была населена с середины II тысячелетия до н. э. в основном семитами-арамейцами. Финикийские города, населенные различными народами, по преимуществу теми же семитами, имели выход к морю и представляли собой прибрежные центры с хорошо известными морскими портами.

Как сирийцы, так и финикийцы занимались транзитной торговлей. Сирийские города, включая столицу Дамаск, были западными пунктами длинной дороги, начинавшейся у берегов Персидского залива и проходившей через такие крупные центры, как Вавилон и Аттттттур, а финикийские порты являлись в большинстве своем тем местом, где транзитная торговля либо поворачивала в ту или иную сторону, например в Египет, либо меняла свой характер, превращаясь в морской путь. Финикийцы занимались преимущественно мореплаванием, строили галеры и путем пиратских набегов на близких и дальних заморских соседей обеспечивали их рабами-гребцами. Стоит добавить к этому, что у финикийцев на Средиземном море были колонии (Карфаген, Мальта и др.), где практически до мелочей воспроизводилась та же религиозная система, что господствовала в метрополии.

Религия древней Сирии

Религиозные верования сирийцев восходили в основном все к тем же древним шумеро-вавилонским и ассирийским стандартам, о которых уже шла речь, однако были разбавлены влиянием со стороны Египта и греческого мира, что и порождало некоторые особенности. В Сирии и Палестине, где равнинные земли перемежаются невысокими горными хребтами, возвышенным местам обычно отдавали предпочтение, когда строили храмы. Как правило, святилища, особенно в населенной в значительной степени кочевыми племенами Сирии с ее немногими городами, были небольшими и располагались близ источников священных вод и в тени священных рощ.

Древние традиции диктовали даже практику вкапывания столбов либо установления валунов близ тех мест, где еще не было храмов, но которые считались отмеченными вниманием того либо иного божества. Могущества богов кочевники — да и не только они — обычно побаивались. Имена многих из них были табуированы и замещались эпитетами и прозвищами — Баал («владыка»), Мильком («хозяин»), Эшмун («божество умирающей и воскресающей растительности») и т. п. При этом один и тот же апеллятив, чаще всего Баал или Эль («великий»), мог использоваться в разных городах для обозначения их божеств.

Религия и боги Финикии

Сирийские и финикийские города, в том числе и весьма древние, мало чем отличались друг от друга. Единых и общепризнанных всеми божеств было немного. Каждый город имел свой набор богов, хотя имена некоторых из них могли, как о том только что шла речь, практически не различаться. Так, например, во главе городских пантеонов часто стоял Эль (Эл), обычно воспринимавшийся как отец богов и творец мира. Но текущими делами в каждом городе ведал, как правило, другой великий бог — Баал (Ваал), он же Адад, сын небесного (еще шумерского) бога Ана, бог бури, грома и молнии, а также плодородия, весьма почитавшийся в свое время в разных местах от Шумера до Ассирии. Богиня Асират (Астарта), или Баалат, считалась его женой. Она и Анат (Иш- тар), сестра либо тоже жена Баала (иногда в слитной форме Астар-ва-Анат), воспринимались в качестве богинь плодородия. Следует добавить к сказанному, что в некоторых городах к именам богов добавлялись термины родства — отец, брат, дядя, что может быть воспринято как указание на древнюю традицию считать местных божеств сородичами, быть может предками.

Некоторые божества считались основателями городов, что отражено в их названии (Иерушалем — построенный Шалиммом, Иерихон — город Иариха, Сидон — от Цида и т. п.). Из угаритских текстов середины II тысячелетия до н. э. явствует, что схватка доброго божества Баала (Балу) с божеством смерти и подземного мира Мотом (Муту) завершилась его победой потому, что верховный владыка Эль вступился за Балу, который (как и его сестра и возлюбленная Анат) воспринимался в Ханаане как божество плодородия. Вообще проблеме плодородия уделялось огромное внимание. Множество божеств выполняло функцию его обеспечения. В тех же угаритских текстах оно связывалось и с потенциями самого Эля.

Немалую роль в пантеоне региона играли боги Адонис и Молох. Молох считался грозным божеством, для умилостивления которого приносились в жертву дети, в том числе иногда и царские. Адонис, поклонение которому было особенно распространено в Финикии и Сирии, представлял собой столь известный семитам Западной Азии и древним египтянам символ умирающей и воскресающей природы. В его честь в определенное время устраивались оргии, сопровождавшиеся освобождением от сексуальных запретов. Приносились обильные кровавые жертвы. Обычно в первый день торжеств собравшиеся плакали, горюя о смерти юноши, а во второй — ликовали, радуясь его воскрешению. В египетских и хеттских текстах можно встретить упоминания об интригах и борьбе ханаанейских богов. И действительно, одни боги в городах выходили на передний план, другие отходили на задний.

Общесемитский Эль (Эл) в Сирии и Финикии был не столько самостоятельным великим богом, но своеобразным эпитетом («царь царей»), прилагавшимся в каждом городе к своему главному богу. Существовали и многие другие божества, даже божества-карлики, изображением которых венчали корабли. Но обращает на себя внимание то немаловажное обстоятельство, что богов торговли, моря или попутного ветра среди наиболее важных и высокопочитаемых божественных сил у занимавшихся прежде всего торговым мореплаванием финикийцев не было. Вернее сказать, божества такого рода существовали, но они были либо в числе второразрядных, как божества ветра или дождя, либо очень страшных.

Так, в Тире богу солнца Мелькарту, который одновременно был и покровителем мореплавания и колонизации, приносили, как и Молоху, кровавые жертвы из числа пленников или опять-таки детей. Божество Иамму (море) в мифологии часто встречается как враг повелителя той либо иной территории Баала, причем симпатии авторов соответствующих текстов явно на стороне Баала, побеждающего Иамму. Создается впечатление, что главной эмоцией, сопровождавшей финикийцев в их основном занятии, был страх перед бушующим морем. Этот страх они и пытались, видимо, искупить кровью. Много известно о кровавых жертвоприношениях в Финикии, в том числе человеческих.

В Карфагене, наиболее известной из финикийских колоний, главную роль среди божеств играл бог солнца и плодородия Хаммон и его спутница Тиннит, она же Дидона, основательница города. Почитали здесь и богиню Астарту.

Финикийский и сирийские храмы

Храмы в Финикии и Сирии по сути своей мало чем отличались от иных древних ближневосточных. Цари часто выполняли функции первосвященников и лично руководили наиболее важными ритуальными церемониями. В обязанности жрецов входило обслуживание храмов, совершение жертвоприношений, иногда гадания и предсказания. Существовали священные рощи, посвященные чаще всего богине Астарте.

Погребальный обряд у финикийцев и сирийцев сводился к захоронению в пещерах, склепах и саркофагах, что свидетельствует об определенном влиянии египетских обычаев. Вместе с покойником хоронили некоторые домашние вещи, амулеты, даже светильники.

Мифы Сирии и Финикии

Мировоззренческие и космогонические представления, (насколько они достоверны) довольно скудны, но отличаются оригинальностью. Они сводятся либо к легенде о мировом яйце, из которого были созданы сначала небо и земля, а затем светила и все живое, а также подземный мир, либо к происхождению мира от воздуха и хаоса. В этом последнем варианте сначала возникло грозное божество смерти и одновременно жизненной силы Мот, которое создало все остальное. Но после этого случился вселенский катаклизм, все погибло в пожаре, а затем снова были созданы — на сей раз неизвестно кем — космос и все живое. Есть и мифологемы, напоминающие не просто идею смерти и воскрешения, ассоциировавшуюся в этом районе Азии с Адонисом, но и близкие к ней по сути. Так, в некоторых случаях сам верховный владыка Баал в сопровождении божеств дождя, ветра и облаков спускался в царство смерти Мота, где погибал. Его жена Анат-Иштар жестоко мстила за него, буквально стирая Мота в порошок, после чего Баал возвращался на землю.

В Сирии многое было заимствовано из Финикии. Большим почитанием здесь пользовались Баал, Мелькарт. Позже получили влияние и некоторые греческие божества, что было особенно заметно на рубеже н. э. в Гелиополе. В Пальмире, напротив, примерно в то же время было распространено поклонение семитским божествам — Белу (Баалу) под именем Баалшамина и ряду других, включая божество луны Аглибола и солнца Малакбела (это местные эпитеты все тех же западносемитских богов).


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН
Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы