24 декабря 2019 в 17:31

Механизм смыслополагания не дается человеку с рождения. Он - возможность вочеловечивания человека. Индивидуум личности формируется и переформируется посредством смысла, поэтому он всегда открыт вовне себя, имеет интенцию к трансцендентному, где последним эсхатологическим горизонтом является абсолютно трансцендентное, Бог: «Бог все во всем» (1 Кор. 15,28).

Значение религиозного смыслополагания в жизни человека

С помощью религиозного смыслополагания абсолютно трансцендентное человеку из неопределимого делается определимым. Трансформация неопределимого в определимое происходит в процессе символического кодирования. Символ «покрывает» собой трансцендентное человеку. «Абсолютное постигается не «с помощью» символа, а «в» символе».

Мы, например, не в состоянии увидеть небо, даже освещая его прожектором. Облака, которые мы видим, не являются небом, но они «на небе» и поэтому могут быть видимым символом невидимою неба. Однако «если интенция не идет дальше видимого символа, то она не достигает незримой трансцендентальности. Таким образом, символ всегда пребывает в неопределенности: он всегда нечто меньшее, чем та вещь, которую он символизирует, но при этом больше, чем просто ее образ».

Функции религиозного смыслополагания

Итак, религиозное смыслополагание имеет для индивидуума личности указующую и ориентирующую функции. Покрытое символом представляется человеку потусторонним, пустым горизонтом, не обладающим посюсторонней реальностью. Однако форма покрытого, его общие контуры проступают в посюсторонний мир человека через покрывающий символ. Символ становится началом, связующим посюсторонний и потусторонний миры.

Через него потустороннее обретает для человека характер гарантированности. Из разряда непостижимого, а потому опасного и страшного (tremendum) оно переводится в разряд созерцаемого, переживаемого, а потому как гарантированный порядок завораживающе прекрасного.

Свойства символа в религии

Символ обладает свойствами имманентности и трансцендентности, поэтому он может связывать имманентное и трансцендентное для человека. Через это связывание он обретает некоторое участие в действующей силе покрываемого им. В трудах св. Иоанна Дамаскина сформулировано учение об иконе как религиозном символе. Божественность сообщается (передается) иконе производным образом как божественная энергия или благодать, дар, милость и должна религиозно почитаться как материально опосредованная символом (в частном случае - иконами) менее, чем таковая в себе (покрытое символом).

Дамаскин опирается на неоплатоническую онтологию в «Ареопагитиках» (Псевдо-Дионисий Ареопагит): в многогоризонтной системе вложенных миров (ступенчатое бытие) высшее может отражаться через низшее (принцип символической опосредованности). Иконофильская теория религиозного символа Дамаскина позднее была развита в сочинениях св. Феодора Студита: «Икона есть отображение прообраза. Прообраз и отображение различны по природе. Икона предлагает (представляет) только форму, а не ее природу (существо), и потому она менее представляет божественность. Таковая отображена настолько, насколько она едина с представляющим ее телом.

Что высказывается о прообразе, может быть высказано также об отображении, но не непосредственно, а омонимически». Божество присутствует в иконах «по относительному их к Божеству причастию, так как и они участвуют в благодати и чести». Итак, символ обладает святостью через участие в божественных энергиях и фиксацию формы покрываемого им святого. То есть, с одной стороны, символ актуализирует покрытое им, а с другой - покрытое символом остается недоступным для человека. Через религиозный символ святое является одновременно имманентным и трансцендентным. Поэтому богословие, систематизирующее закономерности религиозных символов (в том числе и языковых мифологических понятий), моделирует амбивалентные конструкты святого (например, «символы веры»).

Указательная функция символа

Важной представляется указательная функция символа. Символ есть обозначающее, которое покрывает собой обозначаемое. Указательная функция может реализовываться символом различными образами и средствами в различных плоскостях религиозной символической системы:

  • плоскость языка - мифология и богословие;
  • плоскость действия - культы, ритуалы, обряды;
  • плоскость визуального - изображения, иконы, архитектура, сакральные географические объекты;
  • плоскость слухового - культовая музыка;
  • плоскость обоняния - благовония, фимиамы, ладан.

Типы указывания символов

Можно выделить пять типов указывания:

1.

X активирует У. Между ЛГ и Y возникает причинно-следственная связь. Брак активирует женское плодородие, беременность - следствие брачных отношений. Брак символизирует соединение различных пар, которые более не противоположны, но дополняют друг друга в высшем единстве, которое больше, чем сумма компонентов. В древних религиях священный брак символизировал соединение неба и земли, мужского и женского начал. Священный брак (иерогамия) - символ плодородия. Например, в месопотамском культе священный брак царя и жрицы во время празднования нового года призван был служить укреплению космического порядка. В связи с этим наступающий год ожидался плодородным. В христианстве Церковь именуется «невестой», а Христос - «женихом» (ср. богословское осмысление «Песни песней»). Пострижение в монашество и рукоположение во священство рассматриваются как священные узы (ср. богословское обоснование целибата).

2.

X является частью Y. В семейных отношениях между супругами и родителями и детьми поцелуй выражает не только нежность, но и взаимопринадлежность, родство. Братский поцелуй в христианстве (особенно раннем) символизирует взаимопринадлежность членов общины. Символ служит как социальное связующее, он определяет и формирует религиозную общину.

3.

X имитирует Y. Этот тип символического указывания особенно развит в магических практиках. Например, изготавливается, а затем разрушается образ врага. Потрясание кулаком в воздухе символизирует удар кулаком по врагу и т.д. Имитация осуществляется в плоскостях визуальной, языковой и действия. Имитирующий символ прост для понимания и обычно не требует дополнительной информации.

4.

X обозначает У. Этот тип символического обозначения требует знания дополнительной информации. Например, изображение первыми христианами Иисуса Христа в виде рыбы. Если традиционное величание «Иисус Христос Божий Сын Спаситель, грен.) составить как аббревиатуру, то получится греческое обозначение рыбы. Только тот, кто знает величание, понимает, что обозначает изображение рыбы. Христианская иконография относится к этому же типу.

5.

X подразумевает У. Связь X и У здесь будет произвольной, она устанавливается в рамках одной культурной конвенции. Такой тип символа не религиозен, он указывает не на божественное, а на социокультурную принадлежность. В системе другой культурной конвенции тот же символ может указывать на совсем иное. Так у военных прикладывание пальца к виску символизирует «честь», а в вульгарном обиходе прикладывание пальца к виску и кручение его символизирует «глупость». У болгар и греков качание головой вправо-влево означает «да», а вперед-назад - «нет». Православные христиане накладывают на себя крестное знамение справа налево, а католики - слева направо. У разных народов в разные исторические периоды крестное знамение накладывалось большим пальцем и указательным, указательным и средним, «щепоткой» из большого, указательного и среднего, всеми пятью пальцами.

Религиозное смыслополагание и религиозный опыт

После гармонизации и формирования устойчивого индивидуального «я» оно становится способно создавать внутри себя новые ментальные «ты» и обретает способность саморазвиваться. Итак, индивидуум - это нестабильное целое, формирующееся из множества частей. Причем индивидуум - не сумма составляющих его частей, но их единство, единый способ становления человека.

Индивидуум брошен в процесс становления. «Сам» - это внутреннее ядро, укореняющее бытийствующее в бытии, позволяющее бытийствующему быть некоторым определенным образом. Человек, согласно патриотическому богословию, имеет совершенный и конкретный проект своего «сам», своего человеческого бытия: это - Иисус Христос, предсуществующий образ Божий. Человек - отображение этого образа. Ориген формулирует это так: «Перворожденный всей твари есть Образ Божий, а человек сотворен по Образу Божию». Св. Иоанн Златоуст развивает эту формулу: «по образу Христову; ибо это и есть по образу Творца». Личность - это «сам» человека. Она - энтелехия человека, движущий фактор осуществления и становления человека, задающий его место в бытии, его экзистенциальная ниша. Вокруг человеческой личности центробежно и/или ценростремительно обращается индивидуум человека.

Поэтому личность - это предваряющий человека и предданный человеку принцип его индивидуального бытия. В христианских богословских терминах можно определить личность как образ Божий в человеке (Быт. 1,26-27). В этом случае дальнейшая теологическая дефиниция личности невозможна, ибо образ Божий (как и все, что у Бога) прост, т.е. сверхкатегориален и, следовательно, неопределим. Поэтому в христианской патристике мы не найдем четкого определения понятия «образ Божий», но для решения конкретных антропологических задач оно всегда рассматривается контекстуально.

Личность как образ Божий в человеке

У отцов Церкви можно выделить основной спектр определения образа Божия в человеке: потребность самореализации, свободная воля, способность творчества, разумность (интеллектуальность), соотношение духа и тела по принципу дополнительности, личность в отличие от природы (животной). Христианское богословие (начиная с патристического периода) описывает личность в виде пропозициональной функции, закрепляя за ней предикаты «свободная» и «творческая», соотносящиеся со свободным и творческим Первоединым, Богом.

В силу изложенного следует, что человек осуществляется как индивидуум личности, как «я сам». Выражение «я самосбываюсь» означает, что человек становится тем, кто есть Бог. Говоря словами св. Климента Александрийского «человек становится образом Божиим в том, что со-работает с Ним в воссоздании самого себя». В более поздних богословских терминах: человек находится в процессе обожения, а положительное или отрицательное направление процесса (к Богу или от Бога, против Бога) определяется индивидуально и личностно. «В самоопределении свободного выбора, - формулирует Григорий Нисский, - человек обладал подобием Царя всех вещей, поскольку он не был подвержен никакой внешней необходимости». Дальнейшие рассуждения по этому поводу оставим для антропологии и теологии.

Итак, личностно-индивидуальное сознание, сознание «я - сам» - это не познание части нашего существа, не формальное сознание бытия и не род божественной интуиции, но род обращения человеческого «я» к своему корню, становление в полноценную, истинную, но в то же время индивидуальную личность, сознание, что человеческая сущность принадлежит не человеку, но Богу. Это сознание пробуждает в человеке чувство его зависимости от Бога, «чувство тварности» и формирует религиозное сознание, которое идентифицирует человеческий путь развития с процессом стремления человека к Богу и становления человека в Бога (обожение).

Причем в данном случае неважно, как человек определяет Бога: как Бытие в иудео-христианской или секулярной традициях, или как Ничто в индуистской и буддистской традициях. В процессе осуществления «я - сам» человеческое «я» контактирует (неважно, как в дальнейшем интерпретируется человеческое «я»: как реальность или как майя-иллюзия) с самостным бытием внутри себя, воспринимаемым как образ Божий или как божественное семя (логос-сперматикос), или как Атман и т.д. «Creatura in Deo est divina essentia», - говорит Фома Аквинский. В нашем анализе мы не будем рассуждать о том, понимает человек божественное семя в себе как полноту или как пустоту, т.к. оба эти понимания присутствуют в том или ином виде во всех религиях.

Опыт такого сознания невыразим, он как сумеречный отблеск сокрытой действительности, которой мы являемся (вне времени) или которой мы становимся (в конце времен). Он задает смысл вечности и рождает чувство трепета и восторга пред тайной бытия. Религиозное сознание - сознание вневременности человеческой сущности, сознание ее абсолютной трансцендентности. В нем человек сознает себя как сознающего и бытийствующего, понимает себя как понимающего и осуществляющегося, видит себя в Боге.

Разумеется, этот опыт человеческого «сам» не имеет ничего общего с так называемым онтологизмом, т.е. с интеллектуальной интуицией абсолютного Бытия, бесконечности и вечности, и именно в силу двух оснований: во-первых, потому что этот опыт - вовсе не интеллектуальная интуиция и не может ею быть; во-вторых, потому что сущность, которую мы испытываем, первично - не Абсолют, но наша собственная сущность (хотя это выражение не очень подходит, когда мы говорим, что человек не имеет свою сущность индивидуальной собственностью, что индивидуум - не хозяин и не господин личности).

Онтономный опыт человека

Нет никакого автономного существа, отделенного от Бытия. То существо, которое мы открываем в своем познании, - наше существо из, для, в, через Бытие и т.д. Бог открывается человеку внутри человеческого «сам» (здесь не будет исключением и атеист, который паралогично утверждает свою собственную божественность в форме: «мне не нужен никакой Бог, т.к. я самостен», где понятие «самостность» имплицирует то, что религиозный человек соотносит с Богом и что является трансцендентным началом по отношению к человеку). Религиозный человек воспринимает себя как искру, творение, образ и т.п. абсолютного Бытия, Бога. Это онтономный опыт человека.


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН
Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы