Пресвятая Дева Мария, Богородица – что мы знаем о ее жизни

17 октября 2019 в 5:41

На стороне добродетели и дня — Мария, Матерь Божия. Она, скорбная Богородица, переносящая страдания, считается победительницей демонов и может называться «исцелившей человечество» в фигуральном смысле, как видно из стихотворения фон Лауфенберга XV в. Марию не изображают как имеющую прямое отношение к врачеванию и целебным травам, но как связующее звено между людьми, святыми и Богом. Она включает целебные лекарства, которые ей предлагают люди, в божественный порядок. В этом смысле Мария стоит на прямо противоположной позиции по отношению к ведьмам, которые напрямую разговаривают с духами растений, говорят с природой в «форме» этих духов. Мария передает знания, но сама не владеет ими.

Кто же такая Дева Мария?

Если верить библейским источникам и братству богословов, родители, Иоахим и Анна, привели Марию в храм в услужение до тех пор, пока она не выйдет замуж за престарелого плотника Иосифа. К ней пришел крылатый посланник, который сказал, что Святой Дух — божественная любовь — снизойдет к ней, и она зачнет дитя Господа. Через тридцать лет Мария стала свидетельницей жестоких пыток и убийства собственного сына. Однако за труд своей жизни она была вознаграждена необычным образом. Она отправилась на небеса, где обитал ее сын, и была коронована как Царица Небесная.

На картинах, рисунках и гравюрах североевропейских художников Марию изображали царственного вида, в богатых одеждах — даже среди безрадостной обстановки яслей. В качестве воплощения Матери она держит на руках Младенца Иисуса. Этот образ матери с младенцем был создан по образцу Исиды с младенцем Гором. В древнем Египте и в период поздней Античности Исида была покровительницей лечебных трав. Культ Исиды существовал и в южно-германских регионах вплоть до начала христианизации.

Как правило, на картинах Мария представала в обстановке, созданной людьми. Как заступница людей, которые склонны ошибаться и обращаются к ней и к небесам, Мария часто окружена сложной и величественной архитектурой.

Так, в начале XV в. мирские и церковные сановники — равно как и простой люд, для которого теологическое просвещение в первую очередь исходило от церковного искусства, — встречались со своей посредницей, преклонив колени на декоративных плитах в залах с колоннами, украшенными орнаментом, в окружении. больших круглых окон, словно на картине Яна ван Эйка «Благовение». Вдалеке изображены города, символизирующие священный род Иерусалим, торговые суда, идущие по рекам. Даже когда шахи и аббаты испрашивали ее небесного благословения, встречая образ Марии в «райских полях», — она была не на природе, а в стенах храма. В собранных Йозефом Клаппером средневековых рассказах есть образ аббата, который очутился «на прекрасном лугу, где стоял храм...И он вошел в этот храм и ждал, и увидел, как сама Святая Дева велела собрать цветов, росших напротив дверей, и сплела из них шесть чудесных венков».

Когда кто-то видит Марию на лоне природы — например, во время ее бегства с Иосифом и Сыном Божьим в Египет, — это экзотический фантастический пейзаж, где деревья практически преклоняют колени перед сошедшим с небес, а в далеком небе собираются облака — вестники драмы в Вифлееме, детоубийства, оставленного позади. В религиозной живописи сцены, изображающие Младенца Иисуса, просто играющего на коленях у Марии, тоже часто предают в щедром убранстве. Если изображается природа, то это аккуратно разбитый сад, окруженный кустарником, стеной или ухоженной шпалерой роз.

Самыми известными примерами этого жанра служат работы Мартина Шонауэра, где можно увидеть окультуренную природу, и розы, земляника и лилии сплетаются вместе одним ковром. Там «возлюбленная Дева» хорошо защищена и укрыта, словно в драгоценном ларце. Ее длинные золотистые волосы, символизирующие солнце и его сияние, свободно падают ей на плечи, а закрытое платье подчеркивают, что никто не сможет отвлечься от ее материнства. Платок на ее голове, как у мусульманских женщин, — традиционных цветов Марии: синего или красного. Синева неба или алая кровь причастия тоже присутствуют в этом цветовом символизме.

Культ Девы Марии

Христианское мировоззрение изобрело непорочное зачатие, превратив мать в небесную невесту ее божественного сына, и повлияло на культурный образец, которому обычные женщины должны были следовать. Однако это не было очевидно во время принятия христианства бывшей Римской империей. Раннехристианские годы были отмечены подозрительностью и отвращением к женскому полу со стороны Отцов Церкви, которые в этом смысле следовали намекам святого Петра, расцвет культа Девы Марии сопровождал широкую культурную перешейку места женщины в обществе, которая стала популярной в XI в. и набрала силу в последующие столетия. Сначала это привело к большей терпимости к женщинам в целом — не только к ведьмам. Однако позднее, с прокатившейся волной черной чумы, наступлением эпохи Возрождения, а затем и Реформации, образы Девы Марии и ведьм стали попарно соединять в дуалистическом отношении: небесное сияние иной соответствовало инфернальной силе другой.

С ростом популярности культа Девы Марии, начавшимся в конце XI в. и особо подчеркивавшим то, что церковь считала величайшими женскими добродетелями, лишь женщина, способная подражать примеру Девы Марии, считалась достойной разделить ее священное величие. Но какая женщина на это способна? Какая невеста не «утонет в проке и беззаконии» страсти, исполняя свои супружеские обязанности? И какая женщина, узрев плод мужественности своего любовника и впустив брачный огонь желания, сможет не обжечься сама?

Эти акробатические этюды требовали внимательно следить за установленным Девой Марией образцом, который обязывал оставить позади некоторые качества, избегать того, что характеризует человека лк часть природы, как существо чувственное. У ранних христиан эта дихотомия предполагала наличие зла в природе человека и во всем мире. Подобное допущение южно узнать в словах Господа, как они переданы в Ветхом Завете, когда Бог карает Адама за то, что он послушал Еву и отведал от древа посреди Райского сада: «Проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою».

Если мы будем помнить, как искусство позиционировало образ ведьмы в противовес образу Девы Марии, трансформация ведьмы в воображении христиан станет более ясной. Природа капризна и ненадежна. То, что награду от нее люди получают в виде непреодолимых препятствий или природных катастроф, не всегда совпадает с их личными пожеланиями и требованиями. Поскольку мы, внутри своего культурного круга, уже присвоили роль благодетеля — всезнающего, святого и божественного — Богу, его сыну Иисусу Христу, Деве Марии и святым, которые действуют как связующее звено между людьми и божественными сферами, плохие роли достались другим, а именно дьяволу и его помощникам-людям: колдунам и, прежде всего, ведьмам.

Священные растения Девы Марии

Цвета, обстановка, растения и животные, окружающие Марию со времен раннего христианства, несут символическую нагрузку. Огороженный сад — доминирующий символ целомудрия Девы Марии, которая, как можно заметить по ее распущенным волосам, является не замужней женщиной, а больше похожа на невинную девушку, истую и непорочную. К этим символам обращается и картина Мария в платье из колосьев»: Хенрик Фунхоф изобразил Матерь Божью с молитвенно сложенными руками и распущенными волосами; жизнь струится с ее платья из колосьев, обозначающих возделываемые поля Средневековья. Это полотно представляет Марию как Богиню полей и непорочную служительницу храма.

В «Песни Песней» Соломона огороженный сад символизировал закрытое лоно Марии, девственной Царицы Небесной. В иконографии этой сцены ухоженный сад, окруженный кустами роз или зубчатой стеной, связан с Эдемским садом. На картине примерно 1410 г. «Райский сад», написанной маслом мастером из Верхнего Рейна, Мария показана в закрытом саду, окруженная лилиями, ландышами, земляникой, ирисами, примулами, фруктами и лиственными деревьями женских святых, словно она принадлежит к высшему обществу. Это полотно можно увидеть в музее Штеделя во Франкфурте. Все эти растения — особенно лилия и роза — соотносятся с невинностью и верой Святой Девы. Они символические растения Марии не из-за своей лечебной силы, но из-за своей красоты, из-за чистой белой невинности, алого цвета евхаристии или небесной синевы.

Эти изображения Марии указывают путь к скрытым посланиям живописных изображений ведьм. Лилия бела и чиста. «Радость весны — это чистота, а распущенность всегда расцветает буйным цветом на ее белых бутонах», — размышлял о лилии Мефодий Олимпийский. Словно «Дева под иудеями и язычниками, что преследовали ее», лилия остается «белой и сверкающей». Поскольку в Палестине на земле, где родился Иисус, лилия растет среди терний, и поскольку цветок розы растет на тернистом стебле, оба этих цветка стали символом силы веры Марии среди неправедных неверующих.

Народные названия многих растений отражают их символическое значение. Зачастую одно и то же растение связывали и с чем-то божественным, и с демоническим. Например, народные названия ятрышников в переводе с латыни включают фразу «руки возлюбленной нашей Госпожи.

Лилия – цветок Марии

В мифологии символизм этих красивых цветов с удивительным ароматом имеет двойное значение. Когда младенец Геркулес сосал божественную грудь своей матери, он уже показывал нечеловеческую силу. Он сосал с такой силой, что часть материнского молока пролилась во вселенную, и из него образовался Млечный Путь. Одна капля упала на землю. Она увлажнила почву там, где расцвела первая лилия.

Когда Афродита увидела этот чистый белый цветок, она преисполнилась зависти и от злости сделала так, что и: середины белого цветка выросла непристойно огромная тычинка, «ослиный пенис». С тех пор растение, хранившее строгость брака, стало символом адюльтера. В католическое Средневековье лилия снова стала символом непорочности и даже непорочного зачатия, и потому называется Лилия Мадонны».

Земляника – символ невинности Марии

Землянику обнаружили в Северной Европе в свайных постройках, относящихся к периоду неолита. Вероятно, это были останки подношений духам леса. Можно найти упоминания о землянике античного периода, где говорится, что «дама со зловонным мужем искала ее в охраняемой роще. Например, как писал Гораций: «Самки пахучего козла по лесу бродят бестрепетно, ища то тмин, то земляничник». Для германских народов красные, сладко пахнущие, вкусные, соблазнительные плоды были посвящением богине любви Фрейе.

Христианство не подхватило этот чувственный символизм, а вместо того сконцентрировалось на отсутствии у земляники шипов, семян и кожуры, в которой христиане странным образом усматривали символическую связь с праведностью, скромностью и гуманностью. Красная мякоть этой ягоды стала символом воплощения Христа. Маленькие белые цветочки этого растения сделались символом невинности Марии.

Народная медицина приписывает этому растению отводящее зло или изгоняющее демонов действие. В искусстве Средних веков и начала Нового времени землянику можно найти исключительно в контексте Марии и пьесе о Страстях Христовых.

Роза – символ непорочного зачатия

К семейству розовых принадлежат шиповник и окультуренная роза мультифлора, обладающая приятным ароматом. Символические значения, связываемые с розой, также многогранны, как и ее виды. Германские народы посвящали шиповник Фригг, строгой супруге Одина, или Вотана, которая следила за соблюдением моральных норм. Плоды красной розы не допускали гроз и магии.

В Античности Rosa centifolia была очень близка к богу любви Эросу и служила помощницей Афродиты, поскольку ее аромат возбуждает эротические желания. Не только римляне и греки попали под чары красоты I благоухания розы. Поэты всех культур и времен были очарованы этим цветком.

По словам Голлвитца, «ранние христиане ненавидели римский культ розы... пока они не соотнесли розовые шипы с типами тернового венца Христа». Например, они связывали пять лепестков этого цветка с пятью ранами Иисуса Христа, а бутон, венчающий шипастый стебель, — с невинностью непорочного зачатия Марии.

Ландыш майский – символ рождения Христа

Во времена язычества ароматные ландыши считались священными цветами Истре, англосаксонской и германской богини весны. В контексте христианства этот маленький лесной цветок символизировал непорочное зачатие, благовещение, рождение Христа и, наконец, вознесение, равно как скромность и гуманность. Художники рисовали это растение с маленькими, похожими на колокольчики, цветочками на изображениях Марии. В XVI и XVII вв. ландыши стали настолько известны в медицине как укрепляющие сердце и мозг, что сделались геральдическим символом врачей. Хотя ландыш зачастую символизировал и вочеловечение Христа.

Примула - цветок Благой вести

Кельтские друиды устраивали ритуальный сбор этого весеннего растения с желтыми цветами и ценили его как лекарство — то, которое еще и показывает путь к закопанным сокровищам. Из-за сходства с кольцом для ключей христиане прозвали ее «ключ святого Петра». В Средние века Хильдегарда Бингенская назвала примулу «Schlüsselblume» и отметила, что его использовали как средство от хромоты и ушибов. У него также была репутация грозы демонов.

В христианском искусстве примула является атрибутом Девы Марии, особенно на изображениях о Вознесении, а также на картинах Благовещения.


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы