Откуда взялись магнаты и рабы в Средние века

17 октября 2019 в 18:03

Споры об этом начались ещё в XIX в. и не утихают по сей день. Наиболее вероятной причиной появления рабов в Средние века представляется следующая картина.

Сеньоры и зависимые крестьяне в Древнем Риме

Во время Великого переселения народов IV–VI вв. (пик его пришёлся на V в.) Римская империя в западной своей части была разделена между завоевателями – племенами бургундов, готов, франков, лангобардов. Значительная часть земельных угодий побеждённых оказалась в руках победителей.

Если прежде основными производителями были рабы и прикреплённые к земле колоны, то ныне свободные варвары обретали свои наделы, которые и возделывали. Такой надел у франков назывался аллодом, и это слово в современной науке стало обозначать вообще надел рядового соплеменника. Аллод – признак свободного человека. За владение аллодом не платят налоги, не несут повинности. Его, правда, нельзя свободно продать или передать. Ибо верховным собственником является не государство, не сеньор, не крупный землевладелец (как это бывало в римские времена), а род. К последнему и принадлежал свободный человек. Отчуждать аллод (кроме особо оговорённых случаев) можно было только внутри рода.

Собственность, а тем более земельная, не была отделена от человека, являлась как бы продолжением его. Она являлась, если можно так выразиться, частью его личности и социального статуса. Свободный франк – это тот, кто владеет аллодом, а аллод – неотъемлемый признак свободного франка. Если человек лишается свободы, он теряет аллод. А если у него отнимают аллод, он перестаёт быть полноправным членом общества, подданным королевства.

В Древнем Риме и в современном капиталистическом государстве собственник следит за тем, как идёт работа в его владениях. И даже государство-собственник устанавливает длительность рабочего дня, условия труда и т. п. Сеньора-владетеля волнует лишь своевременная уплата повинностей. Каким образом крестьянин будет работать в его, господском наделе, это уже не господского ума дело.

Что оставалось делать рядовому свободному франку? Отдаться под покровительство какого-либо магната. То есть свободный перестаёт быть, как говорилось тогда, «человеком короля и самого себя» и становится «человеком» данного магната.

Его надел, его аллод, – в силу нераздельности личности и собственности – принадлежит не ему, а магнату. Человек продолжает обрабатывать тот же самый участок земли. Но участок уже не его и за пользование им приходится платить – оброком и (часто) барщиной.

Кроме того, бывший свободный уже не имеет права носить оружие (если только его собственный сеньор не разрешит ему это). Но отныне он не обязан отправляться на сход, а оттуда (как нередко случалось) – на войну. Да, бывший свободный несёт свои продукты – хлеб, сыр, яйца, мясо, птицу – собственному сеньору. Однако теперь он не обязан снабжать продовольствием короля и его приближённых. Да, бывший свободный подлежит частному суду своего сеньора, зато сеньор сам позаботится об исполнении приговора. Сеньор попытается добиться возмещения даже в том случае, если обидчиком является человек другого магната, а то и сам этот другой магнат. В последнем случае именно сеньор представляет своего человека в королевском суде.

Отношения между сеньором и зависимым крестьянином строятся по принципу взаимности. Только эта взаимность была со значительными перекосами: подчинение в обмен на покровительство.

Форма собственности в Средние века – слуги святых

Имелась и ещё одна, характерная для Средних веков форма утраты свободы. Простой владелец аллода мог вручить себя не земному лицу, а небесному. Объявить себя «человеком» не соседнего магната, а святого Мартина, или святого Бенедикта, или святого Ремигия, или какого-то иного святого. На деле это означало, что надел и его владелец передавались храму Святого Мартина, монастырю бенедиктинского ордена или в земли, принадлежавшие архиепископу Реймскому (святой Ремигий – небесный патрон этого города). Настоятель храма, аббат или архиепископ -всего лишь распорядитель имущества. Верховным собственником всё равно является святой.

Именно святой будет покровительствовать бывшему свободному не хуже (а может быть, и лучше), чем земной магнат, ибо последний мог нанести ущерб обидчику оного бывшего свободного здесь, на Земле, а святой – ещё и в ином мире. Кроме того, священнослужители храма или монастыря будут вечно молиться о душах бывшего свободного и его потомства. Воистину, как сказал виднейший французский историк XX в. Марк Блок, «страх перед адом – важнейший социальный фактор Средневековья».

Свободные варвары и их рабы

Назвать государствами те образования, что возникли на территории Римской империи после варварских завоеваний, трудно. В них отсутствуют основные признаки государства: аппарат управления, полиция, налоговая система, постоянная армия и др. Управление сохраняет многие черты племенного строя. Правители – в латинских (других просто нет) хрониках тех времён они именуются королями (reges) – не являются королями в современном смысле.

Король ничего не может без согласия (притом единогласного) воинов, т. е. всех полноправных членов племени. Ибо в эпоху Великого переселения народов каждый взрослый свободный мужчина – воин. Король всего лишь военный вождь и карать может только за проступки боевого свойства – от бегства с поля битвы до плохо наточенного боевого топора.

Принятие решений всеми полноправными членами племени возможно, когда племя держится вместе. Но когда оно расселилось на огромных просторах (те же франки к началу VI в. заняли приблизительно территорию нынешней Франции), такое становится затруднительным. Во Франкском королевстве раз в год в марте все свободные франки должны собираться на так называемые «мартовские поля». Этот сход является смотром войска. Но также он утверждает важнейшие законы и в первую очередь решает вопросы войны и мира: как было сказано, полноправный член племени – воин.

Признанное право свободного варвара – носить оружие и потому участвовать в сходах – оказывается довольно обременительным. Люди, обладающие крупными земельными угодьями, на которых работают рабы и колоны, – магнаты (от лат. magnus – «большой», «великий») – могут отбывать на указанные «мартовские поля» без затруднений. Но простой рядовой франк вынужден был во время полевых работ бросать свой надел и отправляться через всю страну на сход. Это не слишком удобно. Однако отказаться от своего права он не мог без потери статуса, положения: в Средние века права и обязанности человека были нераздельны. Если свободный франк, владелец аллода, имеет право носить оружие и участвовать в сходах, то он и обязан это делать. Привилегия оборачивается тяжкой повинностью.

У рядового свободного человека имелись и другие серьёзные проблемы. В варварском праве отсутствует система исполнения наказаний. Суд может решить дело в пользу истца и приговорить ответчика к штрафу за воровство, или членовредительство, или даже убийство. Но вот добиваться выплаты этого штрафа (у древних германцев он назывался «вергельд») потерпевший или родственники убитого должны сами. Разумеется, крупный магнат мог, опираясь на собственную свиту, добиться желаемого. А что было делать рядовому свободному франку, у которого имелся всего один меч, тогда как у его обидчика, даже и наказанного по суду, имелась целая дружина?

Право свободного человека быть подсудным только суду короля (или наместника, но всё равно вершащего суд от имени монарха, а не своего собственного) трудно реализовать на практике. Государственная власть требует от рядового свободного франка участия в государственной жизни (сюда относятся кроме перечисленного и различные обязанности, например содержание дорог, соблюдение права постоя для государя либо его наместника и их свиты). Но сама власть «маленького» человека никак не защищает.


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы