Исследования феномена НЛО колорадской группой

1 февраля 2020 в 16:09

Проблема НЛО привлекала серьезное внимание общественности. Количество появляющихся в прессе сообщений о летающих тарелках резко выросло, и многие из них отличались очень высоким качеством. Руководители NICAP и Колорадской группы, в течение многих лет окруженные стеной молчания, теперь не успевали откликаться на приглашения выступить по телевидению или дать интервью репортерам. В середине года мало кто мог усомниться в том, что отношение американцев к феномену НЛО стало куда более серьезным и вдумчивым, чем оно было в предыдущие годы.

Конфликт Колорадской группы с NICAP

К середине года NICAP достиг в своих отношениях с Колорадским проектом состояния «зыбкого мира» (как его позднее охарактеризовал Дональд Кихоу). Вообще-то глава комитета уже убедился в том, что за спиной Кондона и компании стоят военно-воздушные силы, и не зря они тянут лапы к архиву NICAP. Потакать им Кихоу не собирался и самые информативные сообщения об НЛО придерживал, размышляя, каким образом и когда именно будет удобно объявить о прекращении сотрудничества с колорадскими учеными. Многое говорило и о том, что участники проекта совершенно не заинтересованы в анализе предоставляемой им информации. Колорадцы тоже не обманывались в отношении связывавших их и Дональда Кихоу чувств. Типичный для майора авторитарный стиль управления нажил ему больше врагов, чем друзей. Даже симпатизировавший Кихоу Сондерс признавал, что члены NICAP могли терпеть его лишь в силу своей увлеченности проблемой НЛО, да еще потому, что майор не так уж часто появлялся в штаб-квартире NICAP.

В начале июля журналисты газеты «Denver Post» каким-то образом прознали, что Колорадский университет запросил у военно-воздушных сил еще 280 000 долларов и предложил перенести срок окончания проекта на 30 сентября 1968 г. Кондона утечка информации возмутила, но кто ее допустил, он так и не выяснил. ВВС раскошелились, хотя и на заметно меньшую сумму. Университет получил еще 183155 долларов на исследования и 29750 долларов на проведение социологического опроса. Таким образом, «Научное исследование проблемы НЛО» обошлось казне в 525905 долларов.

Разногласия внутри колорадской группы о природе феномена НЛО

Внутри колорадской группы мнения о реальности и природе летающих тарелок разделились к этому времени самым радикальным образом. (Подобная обстановка двадцатью годами раньше сложилась в проекте «Знак».) участники исследования, которые внимательно изучили собранные Центром воздушно-технической разведки сообщения об НЛО, побеседовали с очевидцами и проанализировали наиболее достоверные и загадочные случаи наблюдений НЛО, пришли к выводу, что их можно объяснить только с привлечением внеземной гипотезы. Увы, начальство никоим образом не разделяло их мнения, и это тоже вызывало в памяти конфликт 1948 г. Назревала аналогичная развязка.

Роберт Лоу настаивал на том, чтобы члены проекта могли в любой момент письменно отчитаться о проделанной ими работе. Главным документом в этом плане должен был стать каталог отобранных и изученных случаев наблюдений НЛО. Замысел был хорош, но его воплощение в жизнь требовало больших усилий. Чтобы отобрать сотню случаев, с одной стороны, репрезентативных по отношению ко всему массиву сообщений, а с другой, заслуживающих более детального изучения, в Боулдер на два дня пригласили Ричарда Холла. Основная трудность заключалась в том, что в рабочем расписании проекта такая работа не предусматривалась. Тем не менее, несколько человек согласились ею заняться.

Роль Дэвида Сондерса в Колорадской группе

Ответственность за отбор случаев взял на себя Дэвид Сондерс. Лоу оставался, по сути дела, вне игры — административные хлопоты отнимали у него практически все время, и читать сообщения о наблюдениях НЛО ему было просто некогда. Тем не менее, к ноябрю участники проекта надеялись управиться по крайней мере с этим заданием. Увы, наступил август, а они все еще располагали лишь дюжиной не слишком впечатляющих случаев. По мнению Сондерса, виноваты были сами исследователи. Они«не смогли принять единственно разумный подход к оценке сообщений об НЛО, исходя из их перспективности для дальнейшего научного анализа. Вместо этого, надеялись отыскать «идеальный случай», не требующий никакого дополнительного изучения. Поскольку же таковой найти не удавалось, отбрасывались и потенциально информативные сообщения, не отвечающие требованию идеальности».

После двух ни к чему не приведших совещаний Сондерс убедился, что ожидать какого-либо прогресса от столь осторожных коллег не приходится. В итоге руководители проекта поручили составить каталог лучших наблюдений НЛО... студенту юридического факультета Колорадского университета. Он получил пачку черновых заметок, а дальше разбирался сам.

Примерно в это же время Сондерс осознал, что «Синяя книга» практически не шлет в Боулдер новых сообщений, а те, которые приходят, отличаются крайне низким качеством. Вместе с другим участником проекта, Норманом Ливайном, он отправился в Дейтон, чтобы получить представление о методах работы Гектора Кинтаниллы и его подчиненных. Ничего хорошего они там не обнаружили. Многие сообщения просто не попадали в картотеку, другие же хранились в тщательно запертом сейфе. Ливайн потратил значительные усилия, чтобы уговорить шефа «Синей книги» позволить ему с ними ознакомиться. Результат этого знакомства и его, и Сондерса сильно разочаровал. Во-первых, массивы сообщений об НЛО, поступавших в «Синюю книгу» и в N1CAP, практически не пересекались между собой. Во-вторых, Кихоу и его коллеги получали несравненно больше «хороших» сообщений, то есть таких, в которых наблюдавшиеся объекты явно не могли быть ни метеорами, ни воздушными шарами. Похоже, очевидцы полностью разочаровались в способности военно-воздушных сил ответить на их недоуменные вопросы и предпочитали общаться с куда более дружелюбно настроенными исследователями-любителями. Те, кто писал в Дейтон, были либо архинаивны, либо чересчур патриотично настроены.

Поскольку Дэвид Сондерс являлся крупным специалистом в области математической статистики, Лоу попросил его разобраться в Спецотчете «Синей книги» № 14 (отчете бателльской исследовательской группы), опубликованном в 1955 г. Низкий уровень статистических выкладок в этом документе поразил Сондерса. «Тот, кто проводил статистический анализ данных для бателльского проекта, сделал все возможное и невозможное, чтобы затушевать их подлинное содержание». Мало того, исходные данные, закодированные на перфокартах, были уничтожены, так что перепроверить полученные бателльцами результаты стало невозможно.

Работа колорадской группы тоже, впрочем, была пронизана какими-то странными «подводными течениями». В течение всего лета Сондерса — да и не только его — не оставляло впечатление, что участники проекта — не более, чем пешки в чужой игре. «Естественно, это подозрение отнюдь не улучшало моральный климат нашего коллектива», писал Сондерс впоследствии. Мыслями он возвращался к прошлогодним событиям, когда военно-воздушные силы еще только начинали умасливать руководство Колорадского университета. В то время Сондерс в беседе с Лоу затронул тему «антитарелочного заговора». Поскольку, сказал он, Эдвардс, Кихоу, и многие другие исследователи обвиняют ЦРУ в манипулировании информацией об НЛО, университет должен занять в этом отношении достаточно жесткую позицию.

Следует обратиться прямо к президенту Соединенных Штатов, или же к Совету национальной безопасности, и получить от них письменный допуск ко всем имеющимся у государственных структур данным о феномене НЛО. Если никакого заговора на самом деле нет, и власти просто не в состоянии понять, что там к чему, такой допуск руководителям Колорадской группы, безусловно, выдадут. В конце концов, не мы, ученые, обхаживаем сейчас военных, а они — нас. «К сожалению, — сокрушается Сондерс, — на мое предложение никто не обратил внимания». Иными словами, по мнению властей, университетские исследователи могли обойтись и теми случайными данными о наблюдениях НЛО, которые к ним каким-то образом попали. Уже этот факт наводит на серьезные сомнения в отношении подлинной направленности «независимого» Колорадского проекта.

Членам группы становится известно о настоящих целях Колорадского проекта

Разумеется, ни Сондерс, ни его коллеги в тот момент даже не подозревали о настоящей позиции Лоу в отношении целей проводимого исследован. Никто из них еще не читал позорного меморандума, в котором администратор проекта объяснял, что, да, широкая общественность будет, конечно убеждена в полной объективности колорадской группы. Но вот «научное с0. общество сразу поймет, что участники работы в инопланетное происхождение НЛО не верят. Они делают все, что могут, но имеют практически нулевые шансы найти какую-нибудь «тарелку»...»

Порой, однако — хотя и отнюдь не всегда — тайное действительно становится явным. И на старух) как говорится, бывает проруха... В июле 1967 г. Роберт Лоу попросил одного из участников проекта — Роя Крэйга — разобрать скопившиеся в его офисе бумаги. Крэйг взялся за работу и почти сразу наткнулся на текст меморандума. По его словам, в первый момент он не поверил своим глазам. Во второй — поверил и остолбенел.

За соседним столом сидел Норман Ливайн. Крэйг протянул ему найденный документ со словами: «Только не слишком пугайся...» Ливайн не то чтобы испугался, но был поражен до глубины души. Он показал меморандум Сондерсу, и до того наконец-то дошло, почему все эти месяцы Лоу вел себя так странно. Хотя точка зрения Крэйга на проблему НЛО совершенно не совпадала со взглядами Сондерса, тут они достигли взаимопонимания. Случайно обнаруженный документ не только свидетельствовал о лицемерии Роберта Лоу, но и «заставлял подозревать, что все мы участвуем отнюдь не в исследовании, а в операции прикрытия, направленной на то, чтобы отвести от военно-воздушных сил волну общественного негодования».

Участники проекта в темпе прочитали меморандум и затем вернули его в ту папку, где он хранился. Кондон, похоже, о существовании документа вообще не знал, а Лоу и не заметил, что коллеги познакомились с его творением. Молчаливо, видимо, предполагалось, что делать нечего, надо помалкивать. Сондерс, однако, не удержался и еще до конца года показал меморандум Дональду Кихоу, который в свою очередь упомянул о нем в беседе с Джеймсом Макдональдом. Лавина тронулась с места...

Серьезный конфликт внутри колорадской группы

В 11 часов утра в среду (7 февраля 1967 года) Лоу вызвал Сондерса в кабинет Кондона. «Вы знали о существовании меморандума?» - спросил Кондон. «Знал», — ответил Сондерс. «А Макдональд?» «Знал и он». «Как долго?» «Месяца два». «Почему вы не поставили меня в известность об этом?» «Я не думал, что это необходимо, ведь Макдональд вовсе не враг проекта».

Нацелив указательный палец на Сондерса, Кондон заорал: «Да за такое вас следует изгнать из научного сообщества!» Лоу, уже немного успокоившийся, просто поинтересовался, чем Сондерса не устраивало руководство Колорадского проекта. «Мы же позволяли вам делать все, что вы пожелаете...» Сондерс повторил свои претензии, которые он уже неоднократно высказывал, начиная с сентября. Тут Кондон вспомнил, что не задал самый важный вопрос: «Так это вы передали Макдональду текст меморандума?»

«Не я лично, — ответил тот со значением. — В данном случае я лишь выступил представителем определенной группы...»

Когда в кабинет в 11 часов 30 минут вошел Норман Ливайн, Лоу буквально вытолкал Сондерса из помещения. «Идите прочь! Вы нам тут больше не нужны!» Слегка удивленный Ливайн указал на кресло, к котором до этого сидел Сондерс и поинтересовался: «Это что, скамья подсудимых?» Из дальнейшей беседы Кондон наконец-то понял, что значительная часть исследовательской группы его политикой решительно недовольна. Тем не менее, он счел действия Ливайна предательскими, и потребовал от него воздержаться от встреч с другими членами группы и не обсуждать сложившуюся ситуацию с Макдональдом. «Я как-то не готов к такому», — сдержанно ответил Ливайн. «Ну что ж, — немедленно прореагировал Кондон, — в таком случае я полагаю, что ваша работа в проекте завершена». «Завершена, значит завершена», — не стал спорить Ливайн и покинул кабинет.

Весь день Кондон и Лоу поодиночке допрашивали остальных членов исследовательской группы. Вечером и на следующее утро они встретились с вице-президентом университета Турстоном Э. Мэннингом и заведующим кафедрой психологии Стюартом Куком. 8 февраля Кондон сказал Лу Армстронг, что он увольняет Ливайна и Сондерса. Лоу собственноручно напечатал письма, извещающие ученых об их отставке, а Кондон их сразу же подписал.

Утром в пятницу (9 февраля) Кондон пригласил в свой кабинет Роя Крэйга. Это был первый визит Крэйга в святая святых Колорадского проекта. Лоу, разумеется, тоже присутствовал при этой беседе. Рой Крэйг сообщил Кондону, что при передаче Макдональду текста меморандума он не присутствовал. Более того, «хотя я и знал о меморандуме и сначала действительно беспокоился по поводу подлинных целей проекта, но беседа с вами развеяла мои сомнения». Выразив покорность, Крэйг тем самым сохранил свою должность. Тем не менее, по его собственному признанию, выходя из кабинета, он «испытывал серьезные сомнения» в отношении дальнейших перспектив проводимого исследования.

В тот же день журналист Роджер Харкинс написал о разыгравшейся Драме, упомянув и злополучный меморандум. Кондон, настойчиво убеждавший прессу, что Сондерс и Ливайн изгнаны из проекта за «некомпетентность» согласился дать ему интервью. В беседе он заставил журналиста поверить в свою невиновность: якобы он впервые узнал о существовании этого документа всего лишь два дня назад. Кондон также признался (хотя и «не для печати»), что на самом деле причиной отстав двух ученых явилось их своеволие.

Развал колорадской группы

Естественно, репутация Колорадского проекта в результате этого конфликта серьезно пострадала. Вскоре Джеймс Макдональд сообщил журналистам, что исследования, проводимые в рамках этого проекта, с научной точки зрения не выдерживают никакой критики. Пресса широко растиражировала заявление аризонского физика, чем снова прогневила Эдварда Кондона. В ответ он обвинил Макдональда в своекорыстии. «Это еще один аризонец, претендующий на нашу колорадскую воду», — не без остроумия съязвил глава проекта. Впрочем, остротами он не ограничился и в дополнение к ним позвонил президенту Аризонского университета. Содержание ш беседы не предназначалось для чужих ушей. Кондон назвал Макдональда «бесчестным и неблагонадежным человеком», «предателем», и обвинил его в краже написанного Робертом Лоу меморандума из офиса Колорадского проекта.

22 февраля Мэри Лу Армстронг, которая довольно долго выполняла обязанности секретаря и у самого Кондона, и в проекте, заявила своему шефу что Лоу потерял доверие своих подчиненных. Как может администратор программы, имеющей своей целью изучение феномена НЛО, быть абсолютно безразличным к собираемым ими материалам?! И неужели сам Кондон не видит, что мнение исследовательской группы о природе НЛО коренным образом отличается от мнения Роберта Лоу? Двумя днями позже Лу Армстронг подала в отставку со своих двух постов. Еще через четыре дня у Кондона произошел легкий сердечный приступ, а на следующий день одного из участников проекта — Джима Уодсворта — арестовала полиция за хранение марихуаны. Февраль 1968 г. был далеко не самым удачным месяцем для американской государственной программы исследований феномена НЛО...

Интересный, кстати сказать, момент, неплохо иллюстрирующий общий уровень Колорадского проекта: когда 1 марта в Боулдер приехал Джон Фуллер, готовивший свою новую статью, большинство участников группы, по их признанию, узнали из беседы с ним куда больше нового и важного о феномене НЛО, чем он — от них.

Скандал в прессе, вызванный секретами колорадской группы

27 апреля 1967 г. в газетные киоски страны поступил свежий номер журнала «Look» со статьей Фуллера, озаглавленной «Фиаско тарелочного проекта: полмиллиона долларов потрачено на то, чтобы скрыть существование НЛО»

«Конфликт в Колорадском университете привел к протестам и едва ли не к бунту среди ученых, — писал автор. — В результате — два доктора наук и секретарь проекта подали в отставку». Фуллер подробно процитировал меморандум Лоу и рассказал как об истории его обнаружения, так и о странноватой реакции начальства на этот факт. Заодно он известил читателей о решении руководства NICAP разорвать «дипломатические отношения» с Колорадским университетом. Кихоу поспешил подтвердить эту информацию, заявив:

«После семнадцати месяцев совместной работы NICAP прекращает сотрудничество с проектом по изучению феномена НЛО, осуществляемым в Колорадском университете. Мы полностью разделяем позицию журнала «Look» и Джона Фуллера и полагаем, что общество должно знать правду. В скором времени NICAP официально обратится к президенту и Конгрессу с предложением разработать новую программу исследований НЛО. Пока же, чтобы компенсировать неудачу Колорадского проекта, мы утроим наши усилия по изучению загадки НЛО».

Бомба разорвалась, и эффект от ее взрыва был действительно ошеломляющий. Тираж журнала «Look» в то время превышал восемь миллионов экземпляров, и его читали во всех уголках огромной страны. Подобного позора Колорадский университет еще не переживал. Все утро 29 апреля Роберт Лоу провел за телефоном, пытаясь убедить прессу, что его не так поняли и слово «хитрость» в тексте меморандума не таило в себе ничего плохого. Фуллер де извратил смысл сказанного! Остальную часть дня Лоу потратил на беседу с юристом. Увы, юрист был того же мнения, что и большинство читателей «Look», чтобы хоть чуть-чуть восстановить доверие общественности к Колорадскому проекту, Лоу должен уйти.

Кондон пытался протестовать. Он обратился с письмом к издателю журнала, в котором обвинил автора статьи в передергивании фактов и умышленном обмане читателей. Увы, это были только слова; никаких доказательств глава проекта привести не смог. «Look» и Фуллер остались при своем мнении, а отзвуки скандала докатились до Конгресса. 30 апреля член комитета по науке и астронавтике палаты представителей Дж. Эдвард Рауш выступил там с краткой, но эмоциональной речью. В ней он, ссылаясь на статью в журнале «Look», обвинял руководство Колорадского проекта в «неспособности организовать по-настоящему объективное и серьезное научное исследование порученного им вопроса». Рауш послал официальный запрос министру ВВС Роберту Сименсу, в котором потребовал объяснений в связи со сложившейся ситуацией. Он также призвал Главное контрольное управление Конгресса расследовать законность расходования бюджетных денег руководством проекта. Похоже, подчеркнул Рауш, результаты исследования в данном случае были подтасованы еще до начала самой работы.

Майор Кихоу поступил даже решительнее, чем конгрессмен Рауш. Он апеллировал лично к президенту Линдону Джонсону, отправив главе государства текст скандального меморандума и призывая его дать зеленый свет новой программе исследований НЛО, которая будет свободна от вненаучных влияний.


Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.