24 декабря 2019 в 18:45

Политическая власть государства на Востоке была столь сильна и всемогуща, чтобы абсолютно доминировать. Иногда она ослабевала, а общество и, в частности, частный сектор достигали немалых успехов, причем это бывало не только в состоянии тяжелого кризиса и случалось не только в древности. Словом, конкретная ситуация в разных странах Востока и в разное время бывала различной. Однако при всей этой пестроте и неоднозначности исторической конкретики существовали и некие общесоциологические закономерности, структурно детерминированные тем самым, что составляло суть власти-собственности как специфического восточного феномена и что в самых общих чертах сводилось к пассивному сопротивлению общества нажиму на него со стороны аппарата власти. Это сопротивление было обусловлено исторически сложившейся практикой взаимоотношений между властью и обществом. Оно проявлялось по-разному.

Отношения власти и общества на древнем Востоке

Первое, о чем следует сказать в этой связи, — это характерная именно для Востока невычлененность индивида из коллектива. Такого рода недифференцированность имела свои плюсы и минусы. С одной стороны, она препятствовала произволу властей, вводя его в определенные рамки, соответствовавшие издревле установившимся нормам обычного права и тем традициям, которые санкционировались и освящались религией. С другой — она вела к тому, что вычленившийся в силу ряда обстоятельств из коллектива собственник, (хотя и не только он) не имел никаких специально оговоренных и тем более официально зафиксированных в законодательстве прав, свобод и гарантий (не говоря уже о льготах и привилегиях) для своей повседневной деятельности и просто нормального существования.

Это неизбежно вело к тому, что собственники стремились окружить себя большим количеством родственников, земляков и прихлебателей (клиентов), которые вкупе являли собой немалую силу, в случае необходимости готовую как-то противостоять нажиму со стороны властей. Пусть это помогало далеко не всегда и при любом серьезном промахе собственника (например, не данной вовремя и в достаточном размере взятке) власть имущий мог с легкостью преодолеть это противостояние, внушительное окружение богача все-таки играло свою роль, не говоря уже о том, что между богатыми собственниками и аппаратом власти нередко устанавливались тесные связи, в том числе и брачно-семейные, что могло служить дополнительным подкреплением статуса собственника.

В целом же противостояние собственников и аппарата власти никогда не было борьбой равных. И отсюда следовала вторая особенность в статусе восточных частных собственников. Они порой обладали несметными богатствами, но эти богатства не придавали им внутренней прочности. Все всегда как бы висело на волоске случайности. Неудивительно поэтому, что торговцы чаще всего стремились вложить свои деньги в землю, которая сдавалась в аренду и приносила хоть и небольшой, но постоянный и достаточно устойчивый доход, не говоря уже о том, что статус землевладельца всегда был достаточно престижен.

Проблема была в том, что богатство без причастности к власти или хотя бы без обеспечения ее лояльности было нелегкой обузой и даже источником немалых потенциальных неприятностей. Условий для превращения богатств в капитал на Востоке не было, ибо этому препятствовала вся восточная структура, о которой уже немало сказано. Поэтому богатые собственники Востока не могли становиться успешными предпринимателями капиталистического типа, а капитализм возник не на богатом Востоке, а в полунищей Европе, обогатившейся за счет морских походов и ограбления Америки.

Клановость общества на древнем Востоке

Еще одной особенностью взаимоотношений между властью и обществом на Востоке была корпоративность. Речь идет о многочисленных вертикальных связях, о множестве корпорации типа кланов, каст, цехов, гильдий, сект, общин, землячеств и прочих аналогичных объединений, которые включали в себя, как правило, богатых и бедных, высокопоставленных и простолюдинов, власть имущих и стоящих как бы вне общества рабов и слуг. Эта система вертикальных связей вела к появлению внутренне мощных корпораций. Социальная функция их сводилась прежде всего к противостоянию объединенных в такие корпорации индивидов всесилию государственного деспотизма. Нормы обычного права и санкционированные религией традиции давали этим корпорациям некоторую защиту от произвола властей. В то же время корпорации не сильно мешали власти, даже облегчали задачи администрации: чиновнику или суду легче было иметь дело с главой корпорации, предоставляя ему решать многие мелкие проблемы внутри нее.

Стабильная и сохранявшаяся веками корпоративная система сыграла свою роль в специфике восточной структуры, снизив роль горизонтальных социальных связей и тех конфликтов, которые марксизм считал основой развития общества, — имеются в виду пресловутые и во всяком случае не имевшие отношения к восточным обществам «классовые антагонизмы». Восток не был знаком с ними. Зато корпоративные и патронажно-клиентные связи, заменявшие их и не только вписывавшиеся, но и господствовавшие в его социальной структуре, обеспечивали интересы народов и государств, создавали условия для социальной стабильности. И даже тогда и после того, как социальная стабильность время от времени рушилась, а на смену ей приходили кризисы различного рода, не говоря уже о воинах и вызванных ими последствиях, структура оставалась неизменной.


Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН
Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы