Во время клинической смерти можно встретиться с давно умершими...

Таксист

Ночью я практически не спала. Все занималась какими-то домашними делами, а затем уселась доделывать работу. И результат не заставил себя ждать – я все же проспала на работу. чтобы уж совсем не наглеть, позвонила начальнику и объяснила сложившуюся ситуацию. К счастью, он вошел в положение, но предупредил, чтобы добиралась как можно быстрее. На радостях я быстренько оделась и выскочила из дома.

Дождаться нужной маршрутки так и не удалось, и оставив тщетные надежды, я отправилась на автостоянку. К счастью, здесь стояло столь необходимое мне такси. Таксистом был мужчина лет пятидесяти в белых брючках, который держал кофе.

Про себя я отметила, что лицо у таксиста очень изможденное – возможно, он чем-то болел или чувствовал себя не очень хорошо. Но одет был вполне прилично, поэтому я откинула лишние сомнения.

- Сейчас отправимся в путь, подождите пару минут, - вежливо попросил он. – Только кофеин сейчас допью. Никак не могу толком проснуться, и голова что-то болит.

- Наверное, это смена давления – погода сегодня такая, туманная и сырая. Вот и я сегодня вовремя на работу не встала, придется теперь объяснительную писать, - сказала я, усаживаясь в такси.

Таксист тоже сел в машину, решительно выбросив стаканчик в окно, и завел машину.

- Не до кофе сейчас! Тут человек на работу опаздывает. Сначала вас отвезу, а уж затем кофе буду пить.

Про себя я, признаться, его поблагодарила. Далеко не каждый день встречаешь людей, отличающихся добрым сердцем.

Когда мы доехали до шоссе, водитель поинтересовался, кем я работаю в музыкальном училище. Я ответила, что концертмейстером – аккомпанирую духовикам, вокалистам, студентам-дирижерам.

Заговорили о заработной плате и дороговизне нынешней жизни… а потом наш разговор зашел о здоровье и о том, удастся ли нам дожить до пенсии.

- А ведь я уже пережил смерть, - сказал водитель – И я не шучу.

- И как это произошло? – Признаться, я была удивлена, и уже была готова выслушать невероятную историю.

Как оказалось, водитель мой с интересным прошлым. Он проходил службу в Афганистане, когда там только началась война. Лицо его во время рассказа об этом стало каким-то серым.

«Произошла эта история в горах, когда воевали с душманами. Отряд долго пытался удержать боевую позицию, стараясь убрать как можно больше бандитов. Никто и предположить не мог, что один из них подберется сзади.

А когда прозвучал выстрел, задрожала земля. На нас, вперемешку с землей и осколками, как будто бы обвалился горячий смерч.

А затем отряд отбросило куда-то в сторону. Дальше почувствовался укол в спину и сильнейшую боль в сердце. А потом я куда-то провалился, и вокруг была одна темнота…

Сколько я провалялся в таком состоянии, неизвестно. Помню, что куда-то падал, но куда – не помню. Наконец я очнулся. Но так мне показалось лишь вначале, а потом осознал, что это же я умер!

А моя душа легко парит в воздухе, она стала совсем невесомой. Мне было очень легко и хорошо. Наконец-то ничего не болело, не кололо, тело не тянуло вниз. В общем, я давно не испытывал такого кайфа.

И вот вижу, как приземляюсь на лужайке, где стоит чистенький сельский домик. Он огорожен плетнем, а на крылечке стоят мои дедушка и бабушка. И ведь живехонькие они, хотя я-то знаю, что померли они уже несколько лет назад.

И ведь что удивительно – никакого плетня у них не было, и домик стоял совсем другой! А еще во дворе была деревянная кадка с родниковой водой и колодец с журавлем.

Меня еще тогда поразило, откуда у них колодец с журавлем, которого не было никогда, а воду всегда добывали в конце улицы с колонки.

Они радуются мне: «Заходи в дом, внучок, мы уже тебя заждались. Устал с дороги?»

И вот вроде шагаю я к ним, а из сарая страшный косматый мужик выскакивает с топором: «А ну пошел отсюда! Только попробуй подойти, убью гада!»

Я развернулся и побежал быстрее оттуда. А бабушка давай причитать: «Ну что ты делаешь, Юрочка? Это же брат твой младший приходил, зачем ты его спугнул?»

И вот я бегу за забор, а у самого мысли – какой еще такой Юра? Братьев никаких у меня никогда и не было, и у мамы с папой я всегда был один. Так я бежал еще долго и не оборачиваясь, пока не почувствовал, как будто меня кто-то толкнул в грудь.

Очнулся уже в палате военного госпиталя. Ко мне были подключены какие-то провода, рядом аппаратура пищит… Я понял, что мое сердце заново завели электрошоком.

Врач ко мне подошел и скачал, что мне провели операцию, вытащили осколок, а у меня в процессе сердце остановилось. В течение 18 минут я был в состоянии клинической смерти.

Так у меня появилась вторая жизнь. После того, как операция прошла, я еще в течение двух месяцев находился в госпитале. После меня выписали и отправили домой ввиду того, что я стал непригоден к военной жизни.

После того, как я все это пережил – сразу поверил в Бога. Стал в церковь ходить, крестился. Из рядов партии сразу же ушел.

Сослуживцы только у виска крутили – я ведь уже шел на полковника, а уволился подполковником. Но ведь всем не объяснишь, что да как… но и это не все. Главная новость ждала меня впереди.

Когда вернулся домой, родители были очень рады, что я остался жив. Стол накрыли, и я рассказал, что со мной приключилось во время клинической смерти, а также про Юру какого-то.

И тут моя мама вся побледнела и поведала: «А ведь у тебя был старший брат. За три года твоего рождения у нас родился сын, и мы назвали его Юрием. А когда ему исполнилось семь месяцев, он заболел перитонитом и умер. Просто мы с папой тебе об этом никогда не рассказывали, так как очень уж тяжело вспоминать».

Так я понял, что с «того света» меня прогнал действительно мой брат Юрий. И после этого я осознанно стал верить в Бога.

Fri, 28 Aug 2020 22:42:53 +0300

© Автор: Тимченко Марина, писатель




Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.