Папский престол в Средние века – краткая история, тайны и загадки

18 октября 2019 в 13:27

Императоры Священной Римской империи пытались утвердить свою власть над папским престолом. За столетие с 955 по 1057 г. из 25 пап 5 было свергнуто и 12 назначено путём прямого вмешательства германских королей. Так называемые «германские папы» (отнюдь не обязательно немцы по этническим корням) проводили имперскую политику. Их соперники, папы «римско-итальянские», были либо марионетками в руках королей Италии и светских правителей (аристократических кланов) Рима, либо самими этими правителями. Их властные амбиции не выходили за пределы Италии.

Реформы Папского престола в Средние века

Законность светских правителей Вечного города была весьма сомнительной, ведь какого-то официально утверждённого поста правителя Рима не существовало (в этой роли выступали и патриции, и сенаторы), равно как и способа избрания, назначения или наследования. Легитимными, т. е. законными, эти правители делались после утверждения их в должности папами. И наоборот, то, что кандидатуры пап предлагали светские правители, делало первосвященников более или менее легитимными, ибо строгих правил их избрания тоже не существовало.

Оттон III решительно диктовал папству свою волю. Его преемник Генрих II (972–1024; император с 1002 г.) в основном был занят войнами со славянами и собственными вассалами. Но не забывал и об Италии. В 1004 г. Генрих совершил туда первый поход и короновался железной короной в Павии. Затем ему пришлось вернуться в Германию. В 1012 г. в Риме оказалось целых три претендента на святой престол. Генрих признал Бенедикта VIII. В конце 1013 г. император совершил второй поход в Италию, который закончился тем, что 14 февраля 1014 г. Папа Бенедикт возложил на голову германского короля императорскую корону и преподнёс ему сделанный из золота и украшенный драгоценными камнями земной шар – символ власти надо всем миром.

Преемник Генриха II герцог Франконский Конрад, избранный в 1024 г. императором (Конрад II), и его сын и наследник Генрих III (1018–1056; император с 1039 г.) постоянно стремились утвердиться в Италии. В Риме тем временем царило многопапство. В 1046 г. снова было одновременно трое первосвященников. Генрих явился в Италию и созвал собор, на котором папы Григорий VI и Сильвестр III были низложены. Новый собор в том же 1046 г. низложил по требованию императора и третьего

Папу, Бенедикта IX. Папой, опять же по предложению Генриха, избрали епископа Бамбергского, принявшего имя Климент II (1046–1047 гг.). Климент немедленно короновал Генриха императорской короной и подтвердил на церковном соборе принцип, по которому папы могут избираться не иначе как по воле императора. Как же могло случиться, что 30 лет спустя сын и преемник Генриха III император Генрих IV униженно молил о прощении Папу Григория VII?

Папа Римский признается царем над царями

Ещё в середине VIII в. из недр папской курии вышел документ, известный под названием «Константинов дар». В нём Папа объявлялся царём над царями, во всяком случае в западной части прежней Римской империи. Церковь не торопилась реализовывать подобные амбиции, однако и не забывала о них. Вряд ли у неё существовал некий тщательно продуманный план установления господства над миром. Но интеллектуальное и духовное течение внутри клира, стремившееся к этому, имелось.

Претензии Церкви на власть встречали возражения. В Писании сказано: «Царство мое не от мира сего». Церковь же есть, согласно учению Святых Отцов, отражение, пусть и несовершенное, Царства Божиего на Земле. Следовательно, она не должна править этим миром. Но всё не так однозначно. Слово Божие, разумеется, непререкаемо.

Вплоть до XII в. Священное Писание считалось единственным источником знания. Там было всё: юридические нормы, законы природы, прецеденты на разные случаи жизни. Однако если в Библии написано не то, что нам нужно, не стоит отчаиваться. Надо лишь правильно истолковать соответствующее место. Например, всё ту же фразу «Царство мое не от мира сего». Оказывается, из неё можно сделать вывод, что как раз именно Церковь должна править миром. Рассуждение примерно таково. Тот, кто живёт в миру, имеет в этом мире свои интересы, а значит, не способен быть беспристрастным. Только те, кому от этого мира ничего не нужно, и могут быть по-настоящему справедливыми правителями.

Каюнийская реформа в церкви

Церковь X столетия весьма далека от «неотмирности»; достаточно вспомнить нравы пап и их окружения. Но существовала особая категория духовных лиц, которых сам их сан обязывал быть не от мира сего, – монашество. Реформа Церкви как раз и вышла из недр монашества.

В кругах бенедиктинцев категорически запрещено было говорить «моя ряса», «мои сандалии», ибо они находились не в индивидуальной, а в общей собственности. Обсуждался даже вопрос, можно ли употреблять выражения «моя голова», «моя рука» или только «наша голова», «наша рука». Никоим образом не отменялась коллективная собственность. Наоборот, благодаря огромному количеству благочестивых даров в монастырях имелись целые сокровищницы, богослужение привлекало своей пышностью. Иным моралистам, возмущавшимся чрезмерной роскошью храмов и служб, клюнийцы отвечали, что это прообраз Царства Небесного.

Но монахи носили грубые власяницы и соблюдали строгие посты, чтобы в этой обители соблюдался устав святого Бенедикта во всей его чистоте и строгости, чтобы монахи являлись истинными образцами благочестия. С этой целью Гийом пригласил в аббаты монастыря сурового аскета Бернона. Он сам и его преемники добились, чтобы слово «клюниец» произносилось по всей Западной Европе с уважением. Вокруг обители возник монашеский орден, управлявшийся великим аббатом, т. е. аббатом самого Клюни. Его избирали настоятели других монастырей, принявших устав Клюни. Клюнийский орден в XI в. насчитывал 1450 аббатств и приорств (небольших обителей, подчинённых какому-либо аббатству), свыше 10 тыс. монахов.

Церковь получила право отпускать грехи

В соответствии с религиозными представлениями Средневековья грех можно «смыть» определённым количеством благодати. Благодать же эта берётся из «сокровищницы Церкви», образующейся из «сверхдолжных заслуг», т. е. добрых дел, совершённых человеком в количестве большем, нежели необходимо для его личного спасения, напримерсвятым мучеником. И распределять эту благодать могут только законные священнослужители.

Светский сеньор по определению военачальник и судья. А значит, он не в состоянии не нарушать заповедь «не убий». Сколько бы он ни сокрушался, но вынужден убивать на поле боя или приговаривать к смерти преступников. Точно так же обречены нарушать заповеди «не укради», «не прелюбодействуй» жители Патарии. Если мужчина не будет воровать, если женщина не будет торговать собой, они просто умрут от голода. Так пусть хотя бы на смертном одре им отпустят грехи за счёт «сокровищницы Церкви»!

Но «сокровищница» не резиновая. Чтобы хватило всем, её нужно постоянно пополнять. И должно это делать в первую очередь духовенство путём аскетических подвигов. Кроме того, по народным представлениям, чем ближе клирик к состоянию святости (т. е. целомудрен, не сребролюбив и т. п.), тем эффективнее свершаемые им таинства, особенно отпущение грехов (в официальном учении действенность таинств не зависит от личных качеств священника). Так что требования очищения Церкви, распространившиеся в среде мирян, объяснялись заботой людей о собственном спасении.

К середине XI в. заявленные цели Клюнийской реформы – очищение монашества, а за ним и вообще духовенства – были в основном достигнуты, что укрепило авторитет Церкви. Можно было переходить к следующему этапу: обеспечению полной независимости Церкви от мирских властей, а в перспективе – к установлению её власти над миром.

Главные монашеские обеты в Средневековье

Главным стало неукоснительное соблюдение трёх монашеских обетов: бедности, целомудрия и послушания.

Первое из этих требований означало полный отказ от какой-либо личной собственности.

Второй обет – целомудрия – означал, что монах не может не только жениться (что само собой разумеется), но даже и смотреть на женщин.

Третий обет – послушания – значил беспрекословное подчинение орденскому начальству всех – от настоятеля до великого аббата.

Но не только это. Гийом Благочестивый заявил, что клюнийский монастырь будет освобождён от какой-либо юрисдикции, светской и духовной (епископской), и подчинён исключительно Святому престолу. В ту эпоху большинство аббатств зависели от феодальных сеньоров. Те контролировали финансы монастыря, а нередко пользовались ими, назначали управляющих, среди которых могли быть даже светские лица. Клюнийский же орден наглядно продемонстрировал, что он не от мира сего. Папский престол получал под своё начало целую армию дисциплинированных и весьма популярных в самых разных слоях общества слуг Божиих.

Реформой собственно монашеской жизни дело не ограничилось. Следующим этапом стало распространение аскетических принципов на всю Церковь, т. е. и на секулярное (мирское; в православии оно зовётся белым в отличие от чёрного, монашествующего) духовенство, в первую очередь на приходских священников и клир (штат служителей при той или иной церкви – священники, диаконы, псаломщики) кафедральных соборов.

Обет безбрачия в Средние века

Проблема целибата (безбрачия) всегда волновала христиан. С самого рождения христианства в нём превозносился аскетизм. И вот на Латеранском соборе 1059 г. целибат объявляется обязательным для всего духовенства.

Проводимые церковной верхушкой реформы встречали порой неприятие в среде самого духовенства, но активную поддержку мирян, причём из самых разных слоёв населения. Так, в Милане опорой сторонников реформы среди мирян была Патария – квартал, населённый старьёвщиками, нищими, ворами и проститутками. Его обитатели не просто выполняли папские требования, запрещавшие повиноваться женатым клирикам. Они ещё и врывались в церкви, где служили такие священники, срывали богослужение, иногда избивали клириков, не принявших обет безбрачия, а одного даже кастрировали прямо в храме. Какое же им было дело до того, соблюдают или нет священники обет безбрачия?

Словом «патарены» ко второй половине XI в. стали называть не только жителей Патарии, но и сторонников папства из среды городской бедноты. Как же сложилась судьба патаренов, выступавших не только против женатых священников, но и против богатых и богатства, в том числе богатства Церкви? К концу XI в. они стали неудобны и подверглись преследованиям со стороны Церкви.

Оцените статью:
Рейтинг: 5 (Голосов: 1)

Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ