Как церковь относилась к колдунам и ведьмам

17 октября 2019 в 5:46

До начала эры христианства ведьмы пользовались большим уважением среди северных европейцев в качестве магов, целительниц и пророчиц. Все изменилось в эпоху Средневековья.

Отношение церкви к колдунам и ведьмам

В Средние века необычных детей помещали в монастыри под защиту церкви. Сегодня озабоченные родители отвели бы ребенка к психологу. У древних народов таких детей часто отдавали шаманам на усыновление или в качестве учеников. Коренные жители штатов Аризона и Нью-Мексико знают, что им нужны люди с необыкновенным даром, поэтому они прячут этих детей от школьной администрации и не позволяют им стричь волосы. Даже в юности к таким девушкам все равно уважительно обращаются «старая», поскольку их мудрость – древняя и архетипичная. Так, в одной китайской легенде говорится, что при рождении Лао-цзы, которому мы обязаны трудом «Дао дэ Цзин», вышел из утробы матери «седым стариком». Часто говорят, что особо могущественным садху (духовным практикам; и мастерам йоги) – сотни, а то и тысячи лет, хотя они все еще в расцвете сил.

Тацит, римский «эксперт по Германии», находил примечательным, что варвары считали, будто «в женщинах было нечто сакральное и пророческое, и они не игнорируют ни их советы, ни ответы». Этих древних женщин были волшебные палочки, они доводили себя до экстаза магическими песнями и пророчили. Но им нравилось насылать несчастья на своих врагов. Они могли называть невидимых существ по именам, знали глубоко действующие слова и руны. Их слова и волшебные травы могли стать благословением или проклятием, поэтому их, как шаманов и врачевателей, не только уважали, но и боялись.

Способности отводить черную магию и убивать врагов без всякого видимого оружия лили воду на мельницу христианских миссионеров, которые искали путь, как убедить племена кельтов, германцев и славян в превосходстве своих догм. С самого начала миссионерской деятельности, во времена переселения в Европе, миссионеры старались опорочить мудрых травниц. Наряду с берсеркерами и языческими жрецами эти женщины представляли собой главное препятствие к обращению в христианство. Они были соперниками в битве за управление душами.

Священные деревья вырубали, богов низвергали до демонов, язычество превратилось в культ демона, и за его отправление жестоко наказывали. Мудрых женщин изображали ведьмами, которые портят погоду и варят отраву. В инструкциях миссионерам перечислялись запреты, слагаемые на язычников. Запрещалось следующее:

  • устраивать процессии, где носят изображения богов;
  • поклоняться идолам и приносить жертвы на могилах, подносить пищу мертвым и петь для них;
  • вызывать мертвых, расспрашивать их;
  • выполнять ритуалы и жертвоприношения в лесах, рощах, на деревьях, камнях, у родников и на перекрестках на празднике весны;
  • петь волшебные слова;
  • осуществлять лунное женское колдовство;
  • пророчить, предсказывать по чиханию, дыму, золе из очага, по поведению птиц, лошадей и других животных.

Согласно книге епитимий, накладывали наказание за пророчества, за вызов богов, толкование снов, знания трав, любовные зелья и ношение масок, изображающих животных. Представители христианской веры не утруждали себя знаниями об истинном содержании ритуалов из религий язычников. Поэтому вступать в более тесный контакт со столь ужасным идолопоклонничеством считалось грешно.

Монахам и миссионерам было не важно, как называли дьявола и демонов: Вотан, Один, Воден, Пан, Фрау Холле, Диана или Артемида. Колдунов приравнивали к похитителям людей, пьющим кровь ведьмам и римским ламиям, классическим предсказательницам античности, и другим злобным дочерям тьмы из Ветхого Завета.

Тем не менее, в качестве травниц и повивальных бабок мудрые женщины были необходимы селянам. Несмотря на то, что они находись в тени христианской церкви, они все же оставались носительницами древней духовности до самого Средневековья, хотя и под эгидой народного христианства. Травы, посвящавшиеся Фрейе, монахи повелевали теперь собирать именем святой матери Троицы.

Некоторые травы Одина посвящали теперь святому Роху, защитнику от чумы, поскольку он, как и Один, странствовал с посохом и носил плащ и мягкую шляпу, а у его ног был волк (или собака). Растения Тора, который защищал собирателей сокровищ и кореньев, передали святому Георгию, победителю дракона Михаилу или «великану» Христофору. Волчеягодник, который раньше был растением небесного бога Тюра (Тива, Тира или Ziu), приручившего волка Фенрира, был превращен в дьявольское растение, как и многие другие ядовитые растения. Пока люди ходили к мессе и делали пожертвования, никто не беспокоил сельских целителей и волшебников или «суеверных» глупцов, имевших дело с такими растениями.

Средневековый запрет колдовства церковью

В позднее Средневековье, когда чума свирепствовала все больше, а феодальный гнет становился все сильнее и всколыхнулся всеобщий страх за жизнь, когда фанатики-катары обвинили церковь в духовной слабости, состояние культуры снова изменилось. С этого момента, по определению Фомы Аквинского, суеверия стали грехом против Бога. Ревностные теоретики начали работу над составлением демонологии, в которой дьявол приобрел ужасающие силы как могущественный Князь Тьмы и опасный оппонент Господа. Он больше не был ни «полудницей», иногда появляющейся на полях в полдень, когда люди отдыхают от тяжелой работы; ни несчастным бесом, которому приходилось возить камни для постройки церкви или моста, чтобы в награду за труды его забросали камнями. Он больше не был диким охотником, Зеленым человеком, который делал золото из свинца; черным странником, которого можно было отпугнуть душистыми травами. Нет, с этого момента он стал воплощением самого зла.

В умах клириков оппозиционная церковь сатаны поощряла, что угодно, запрещавшее все правильное и доброе. Повитух, травниц и просто суеверных крестьянок рано или поздно начинали подозревать в том, что они служат этому храму Сатаны, но лишь с 1480 г. ведьмы были признаны злом в законах церкви и государства.

Новые отношения церкви, колдунов и природы

Типичным для новых отношений церкви и природы был труд пуританина Филиппа Стаббса, который назвал майское древо «смердящим идолом» и определил Лорда майских празднеств и танцев как Сатану, князя ада. Он также предупреждал, что «едва ли треть девушек, ушедших в майскую ночь в лес, возвращаются оттуда столь же невинными.

«В Майский праздник, в Пятидесятницу или другой день все молодые люди, девушки, пожилые люди и их жены отправляются ночью в леса, в рощи, в горы и на холмы, где всю ночь проводят в приятных забавах. А утром они возвращаются, принося с собой для украшения своих сборищ березу и ветки деревьев. Тут нечему удивляться, потому что с ними пребывает и присматривает за их развлечениями и забавами великий правитель; это князь ада Сатана. Но величайшее сокровище, которое они приносят с собой, – это Майское дерево: они с великим почтением вносят его в деревню.

Двадцать или сорок пар быков (концы их рогов перевязаны букетами цветов) втаскивают Майское дерево, этого смердящего идола, увитого цветами и травами, перевязанного от основания до вершины веревками, а иногда разукрашенного разными цветами, за ним с великим благоговением следуют сотни две-три мужчин, женщин и детей. Воздвигнув это дерево с развевающимися платками и флагами, они покрывают землю вокруг соломой, обвязывают вокруг него зеленые ветви, а рядом с ним строят летние домики и беседки. А потом они начинают плясать вокруг него, как язычники при освящении идолов»

И в самом деле, природу больше не считали Невестой Господа, особой сферой, где Господь сеял свои святые семена». Она больше не была доброй и мудрой силой мира, полной божьих знаков и чудес. Вместо этого она стала мясной ведьмой, которую надобно взять под контроль. Очень символично, что наихудшая фаза в распространении эпидемии сифилиса – между 1550 и 1650 гг. – сопровождалась инквизицией, и что это время формировались фундаментальные принципы современной экспериментальной науки, цель которой – научиться контролировать природу. Диалог с душой мира, общение с растениями и потными, которое поддерживалось с каменного века и еще продолжалось в рамках традиционного христианства, – прекратилось. Долгие столетия безбрачные священники-женоненавистники вели кампанию по уничтожению носителей древних традиций шаманской культуры с помощью инквизиции. И это произошло не только в Европе, но и в Новом Свете и других колониях – с той же жестокостью к идолам и поклонникам дьявола.

Суды над ведьмами

Всем нам известны страшные истории о «ведьмах», которые распространяли церковники – например, как ведьмы портили урожай и насылали чуму, как жестоко убивали детей, чтобы использовать их для своих ведьминых мазей. Как заключали контракт с дьяволом, добавляя капельку своей крови в огонь, в котором горели кости, как предавались блуду с врагом рода человеческого, целуя его зад.

Инквизиция, должна была серьезно вмешаться в дела сатаны, ведь это он опасно угрожал божественному порядку вещей. «Прихвостни дьявола» – как правило, бедные крестьяне, травницы и повитухи – доказывали свою невиновность, но под пыткой почти всегда признавались. А если не признавались, это служило лишним доказательством колдовства, потому что какой смертный выдержит такие пытки без помощи Сатаны?

Пока инквизиция убивала носителей интуитивного и мистического мания природы, ученые работали над новыми методами обретения знаний и власти над природой. Фрэнсис Бэкон (1561-1626) при короле Якове I был государственным прокурором на процессах над ведьмами, считался одним из отцов естественных наук. В его трудах природа предстает бунтующей ведьмой, которую надо распять на дыбе, чтобы выжать из нее все ее секреты. Он писал, что человек должен эксплуатировать ее с помощью механических манипуляций и превращать ее в рабыню человечества».

Для Рене Декарта (1596-1650), который был еще и священником, природа была только машиной, лишенной сознания, лишенной чувств. Растения и животные были механическими объектами, которые могли быть описаны математической (количественно), ими можно было манипулировать, как механизмами. Наконец, с появлением трудов Ньютона (1642-1727) и сами планеты перестали быть богами, а превратились в безжизненные тела в пустом пространстве. Доступная природа, полная элементарных духов, фей, эльфов и богов- хранителей, перестала существовать – это все были глупые суеверия. Сегодня, в наш гуманный век, у нас есть выписанные психиатром лекарства, которые покрывает наша страховка, – на случай, если эти субъективные заблуждения вдруг обнаружат себя.

Проповедники христианской веры сделали первый шаг к демифологизации природы, где старые боги были запрещены и унижены. Естественные науки, которые формировались вслед за пытками ведьм, совершенно лишили природу души. Эта упрощенческая наука оставила позади мертвую картину души, ибо когда природу десакрализируют и опустошают, картины, запахи и цвета души тоже исчезают. Она становится пустой, чуждой, безрадостной – «пустой землей», как назвал ее поэт Т. С. Элиот.

Таким образом, живая изгородь, кустарник, где ведьмы когда-то разговаривали с животными, растениями и духами, превратилась, как заметил Ханс Петер Дюрр в своей немаловажной работе «Время снов», в непреодолимую стену. Лес уже был страшным местом для богослова Августина. Он был скверным, полным нечистых демонов. Священный город Иерусалим – цитадель, окруженная крепкими стенами, защищенная от дьявола и его падших ангелов, где правит только «истинный» Бог – был предложен в качестве альтернативы ищущим искупления. Этот бог цитадели все больше проявлял себя как олицетворение человеческого эго.

Эго постоянно ощущало угрозу, исходящую от «дьявола», от иррациональной, неконтролируемой, неизмеримо богатой и неописуемой магии бытия. В эгоистическом страхе раствориться в трансцендентном бытии инквизиция нашла эффективное оружие. Те, на кого больше всего повлияла инквизиция, были простыми людьми, близкими природе. В эпоху Просвещения окна этой тюрьмы закрыли решетками декартовых координат и возвели вокруг стены из абстрактных теорий.

Имевшие тесную связь с природой ясновидцы исчезли; души людей ослепли. Новая наука стала тростью слепца, которой он пытался нащупать путь в темноте. Поскольку духи природы исчезли из человеческого сознания, животные затихли и затосковали, а запрещенные боги становились все более гневливыми и опасными. Возлюбленная Фрейя все чаще появлялась в образе Хель, Гекаты, приносящей безумие и разрушения, в образе черной кровожадной Кали. Зеленая земля превратилась в пустыню. Эфемерные небеса, где когда-то жили боги, превратились в пространство пустоты, заполненное ми дырами и хаосом.

Великий культурный антрополог Бронислав Малиновский говорил об основных потребностях человека, которые обществу необходимо удовлетворять, чтобы сохранить свои функции:

  1. Пища и кров.
  2. Гарантия удовлетворения физических потребностей и возможность обзавестись потомством.
  3. Физическое и духовное здоровье.
  4. Социальная безопасность.
  5. Смысл (религия, искусство).

Власть и авторитет в обществе получают те, кто могут доказать свою способность успешно удовлетворить эти потребности. Когда происходит завоевание, колонизация или беспорядки, и обеспечить эти основные потребности становится невозможно, тогда бывших функционеров, духовенство, власти лишают авторитета, осыпают бранью, судят, пытают, сажают под арест. С этого момента удовлетворение основных потребностей регулируется новой парадигмой, новой концепцией, обретает новый смысл.

Подобная трансформация, инверсия ценностей, происходила после Великого переселения народов, а затем снова, с большим размахом, в XV в. Наиболее близкие к языческому шаманству старики, мудрые женщины и жрецы лишались своей власти. Их объявили помехой удовлетворения этих потребностей на всех уровнях. Своей черной магией они угрожали запасам пищи и всеобщему выживанию, насылая плохую погоду, чуму, мышей и крыс и выдаивая скот. Бога Билвиса («того, кто обладает волшебной силой»), ранее благословлявшего рост зерна, низвели до ранга злобного хлебного демона. Мудрых женщин, защитниц жизни племени, идентифицировали с ведьмами, которые угрожали здоровью и плодовитости племени. Праздничные ритуалы, которые несли смысл и радость круглый год, заменили другими, а древние формы поклонения объявили поклонением дьяволу.

Обвинения инквизиции становятся более ясными и понятными на этом фоне. Они предстают как часть идеологической кампании по уничтожению последних носителей архаичного шаманского сознания в западном мире.

Пункты обвинений колдунов инквизицией

- Поклонение дьяволу. Считалось, что ведьмы отринули истинного Бога и заключили контракт с дьяволом. Во время шабаша ведьмы поклонялись дьяволу, который вершил суд в облике козла. В определенные праздники ведьмы собирались на пустошах или на вершине горы. Они прилетали туда верхом на животных (собаках, козлах) или предметах (метлах, лопатках для выгребания золы, вилах) вместе с Дианой, «лесной дьяволицей».

- Магия секса. Ведьмы вступали в сексуальные отношения с тем, кого почитали, с «бесом-любовником». В качестве суккубов эротических духов ночи, ведьмы якобы высасывали семя и создавали собственных демонических существ. В собственном мире ведьмы спали с инкубами («теми, кто сверху») и порождали демонов и уродливых слабоумных. У некоторых даже устанавливались долгосрочные, почти брачные отношения с демонами. Предположительно ведьмы были способны смущать и соблазнять невинных фальшивой любовью при помощи заклинаний и зелий, которые они изготавливали, смешивая афродизиаки – корень мандрагоры и белену или даже менструальную кровь. И наоборот, они могли превратить мужчину в импотента или сделать женщину фригидной и бесчувственной, уничтожить плоды любви, «закрыв ее утробу».

- Черная магия. Ведьмы уничтожали урожаи, вызывая грозы и град, торнадо и паводки. Они готовили плохую погоду в «ведьминых котлах». Они вредили коровам и другим домашним животным, насылая на них хромоту и бесплодие. Они воровали у коров молоко. Ош знали ядовитые травы и использовали их, чтобы травить людей. Они насылали болезни. Таковы основные обвинения инквизиции.

Еще долгое время после принятия христианства последователи древних религий собирались где-нибудь подальше, на пустошах, куда трудно добраться, или на вершинах гор в Вальпургиеву ночь, в день летнего солнцестояния или в другое время, имевшее какое-то магическое значение. Власти неохотно терпели эти сельские ритуалы плодородия до XII в., когда фанатичные катарские секты со склонностью к манихейству бросили вызов церкви и сделали ее весьма уязвимой. Катары проповедовали строгий аскетизм и разделение между Богом и Сатаной. Против этих еретиков папа Григорий IX направил инквизицию, чьей действующей силой выступили доминиканцы. Многих попавших под подозрение пытками заставили признаться, конфисковали их собственность, заключили в подземелья и сожгли на кострах.

Несмотря на то, что церковь жестоко пытала катаров, она кое-что от них переняла. Например, образ Сатаны как могущественного оппонента Бога. В действие пришла машина, которая вывела на свет древние культы и начала преследовать их как последствия клятв, данных Сатане.

Запрет шабашей ведьм в Магических горах

Многие священные возвышенности в Центральной Европе посвящены Деве Марии или святым. В особые дни, как правило, на Пасху или Пятидесятницу, люди совершали паломничества в часовни, расположенные в святых местах, пели религиозные песнопения, устраивали продолжительные всенощные и по обету оставляли дары. Однако другие горы все еще оставались под влиянием древних богов и культов. В одной мюнхенской вечерней молитве XIV в. гора Брокельсбер упоминается как обиталище ночных духов и ведьм. Такие «козлиные горы» или «сенные горы», или «колпаки язычников», где проходили последние языческие празднества, были разбросаны по всей Европе.

Самая знаменитая – Брокен в горах Германии. Обычно ведьмы собирались там в Вальпургиеву ночь. Своими танцами они прогоняли последний снег, полностью «приобщаясь к мистическому». В сагах говорится, что они плясали настолько быстро, что стирали подошвы своих башмаков. Юноши, наряженные верволь фами, выходили отпугивать врагов лета.

Позднее, с усилением преследований, все меньше и меньше людей, осмеливались подниматься в горы. Теперь они «летали» большей частью во время погружения в психоделический транс. Они оставались дома, раздевались и втирали мазь для полетов в виски, половые органы и другие части тела, где более тонкая кожа. Они катались на смазанных метлах или вилах, или просто сидели в квашнях, пока не унесутся через дымоход. Они следовали за Хольдой или Дианой, улетая вместе со всеми. Некоторые были верхом на гусях, утках, свиньях, волках, кошках и других животных, с которыми были связаны их души. В полете ведьмы отдыхали – или так считалось. Некоторые домохозяйка плели венки из валерианы, будры или васильков и носили их на голове, словно короны. Говорили, что это помогает им видеть полевых ведьм.


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы