24 декабря 2019 в 18:06

Религия — отнюдь не случайно появившийся социально психологический феномен. Более того, вера как форма осмысления мира и религиозные обряды и культы, закреплявшие эти верования и соответствующие им культурные традиции, — это первооснова ментальной культуры человечества. Безрелигиозного человека — во всяком случае в той отдаленной древности, когда сапиентные люди формировались и долгими десятками тысячелетий эволюционировали, — не было и не могло быть в принципе. Безрелигиозными могли быть лишь человекообразные, их предшественники.

После того, как сложился сапиентный человек со свойственными ему формами мышления и речи, первым шагом в направлении обретения культуры и социальных навыков, которые и отличали его от животных предков, было осмысление условий бытия. А эти условия, о чем уже говорилось, требовали создания комплекса верований, пусть первоначально еще очень рыхлого и примитивного, и, главное, связанных с ним норм поведения. Эти верования и нормы и определили основные функции религии.

Экзистенциальная функция религии

Первой и важнейшей функцией религиозного осмысления мира человеком разумным была и навсегда осталась та, что тесно связана с его духовной культурой и становлением определенной системы ценностного восприятия мира. С некоторой долей условности ее следовало бы назвать экзистенциальной, ибо именно она — а не умение производить орудия для добывания пищи — сделала человека человеком. Важность этой функции в том, что осмысление условий бытия людьми, обретшими мышление и речь, сводилось к созданию определенных представлений об окружавшем их мире и о том, какое место в этом мире они занимают.

Экзистенциальная функция, связанная с формированием самых первых и основных представлений обо всем, что окружает людей на еще мало знакомой им планете, со временем превратилась в базовую основу их духовной культуры. Общий облик этой культуры, различавшийся в деталях в зависимости от конкретных условий существования той или иной популяции, подчинялся генеральным закономерностям, характерным для всей системы ранних религиозных представлений, о которых пойдет речь далее. То общее, что было свойственно несколько десятков тысячелетий назад вышедшим из Африки группам сапиентных людей, стало для всех различных этнических общностей фундаментом почти одинакового, хотя иногда существенно различавшегося в деталях, комплекса раннерелигиозных представлении и соответствовавших им норм поведения.

А многие, хотя и очень важные, но вначале казавшиеся второстепенными элементы со временем стали основой для ряда существенных различии в культуре и системе высших духовных ценностей разных этнических общностей. Все различавшиеся между собой в деталях общности отпочковывались от когда-то единой популяции сапиентных людей, постепенно расчленявшейся по законам цепной реакции и заселявшей планету.

Компенсирующая функция религии

Если первой по времени и важности функцией религии, которая, в общем-то, и начала делать человека человеком — в отличие от его человекообразных предшественников, — была экзистенциальная, утверждавшая статус и место сапиентного человека в осваивавшемся им мире, то второй по этим же признакам следует считать компенсирующую. Смысл ее в том, чтобы заменить в сознании людей все то, что еще недоступно их уму, что не может быть осмыслено ими с логических и рационалистических позиций. Речь идет — стоит подчеркнуть — именно о сознании, ибо лишенные его животные не нуждаются в религии потому, что лишены сознания и вследствие этого не задают вопросов, не мучаются сомнениями, не стараются понять взаимосвязь между различными явлениями и т. п. И как только в мозгу сапиентного человека появились возможности осознанно воспринимать сигналы из внешнего мира, он стал ощущать необходимость не столько установить связи с ним (хотя и это его очень интересовало), сколько понять и объяснить суть упомянутых сигналов, значимость их для него, только что возникшего разумного человека.

Не имея возможности добиться позитивного результата, тем более достаточно быстро, первобытные люди, естественно, ощущали определенный дискомфорт, нечто вроде стресса. Снять стресс и обрести духовный комфорт они смогли бы только после получения ответов на интересовавшие их подчас жизненно важные вопросы. Но где взять ответы? И вот здесь-то и пришла на помощь первобытному человеку религия, пока еще в самой примитивной форме.

Выступая в роли все объясняющего покровителя и утешителя, посредника между слабостью человека и всесилием природных стихий, религиозное сознание уже в самой ранней модификации было при звано предохранить людей от злого воздействия непознанных внешних сил и в то же время научить, как избежать такого воздействия, защититься от него, как задобрить злые силы. В специфической иллюзорно-мистической форме она компенсировала бессилие человека, ограниченность его знании, несовершенство едва возникавшей социальной структуры и многое-многое другое. Веря во всемогущество непознаваемых сверхъестественных сил, принося им жертвы, люди добровольно отдавали себя под их покровительство, надеясь при этом на их защиту.

С усложнением и развитием общества менялись формы религиозной веры. Одухотворение природных стихий и иных проявлений и даже предметов окружавшей среды, не говоря уж об умерших, а также появление многих обрядов и культов изменяли характер компенсации: обращаясь к религии и твердо веря в созданные им же догмы, человек стремился найти в ней утешение, избавиться с ее помощью от неуверенности и опасении, социальных несправедливостей и личных обид. Функция религии при этом постоянно усложнялась. Религиозно активные слои населения (жрецы, монахи, отшельники, аскеты, колдуны, шаманы и т. п.) обращались к религии и связанным с ней обрядам и культам все чаще и во все более разнообразных формах.

Многие из них искали вечной жизни или спасения на небе, в раю либо еще где-то от несовершенства земного существования, стремились к слиянию с Высшим Абсолютом, с божеством, которому они служили, и т. п. Простые люди все чаще прибегали к мольбам о лучшей жизни, о спасении от опасностей или о благосклонности к их близким. И все эти надежды и просьбы были рассчитаны на то, что сверхъестественные силы способны в какой-то степени компенсировать неустройства земной жизни.

Компенсирующая функция религии, пожалуй, может считаться едва ли не наиболее значительной и уж во всяком случае самой широко востребованной верующими. Ведь многие люди не задаются вопросами о космогенезе или устройстве загробной жизни. Им не до этого. Зато все, практически все озабочены сотнями сиюминутных проблем, решение которых, как принято считать теми, кто надеется на помощь сверхъестественных сил, зависит от этих сил. Они и существуют в умах людей именно для того, чтобы помочь, избавить от напастей, компенсировать невзгоды, снять беспокойство...

Коммуникативно-интегрирующая функция религии

Третья по значимости среди основных функций религии — коммуникативно-интегрирующая. Главная ее роль — в сплочении любого социума, в соединении групп, связанных друг с другом людей в нечто единое и цельное. Объединяя ту либо иную общность людей в рамках уже сложившегося у них и санкционированного имиситуация восприятия мира, эта функция той либо иной религии, будь то ранний религиозный комплекс или более развитая религиозная система, закрепляет в данной общности свойственные именно ей социально- психологические, этические и духовные ценности и связанные с ними нормы поведения и привычные порядки. Именно это содействует облегчению связей между любыми представителями общности и способствует ее социальной, идейной и в конечном счете политической интеграции.

На ранних этапах развития общества это наиболее наглядно проявляло себя прежде всего в феномене этноцентризма, суть которого сводилась к тому, что едва ли не каждая этническая общность, объединенная комплексом единых верований, ритуалов, культов, обрядов и мифов, резонно считала именно этот комплекс с его укоренившейся системой норм поведения тем незыблемым эталоном, отклонение от которого недопустимо. Свои и чужие (т. е. все не свои) — не просто основной принцип восприятия мира людей, всех многочисленных живущих где-то, в том числе по соседству с данной общностью, коллективов, но и своего рода основной закон жизни.

Нормы коммуникации, выработанные в рамках общности Обязательны для ее членов, но не только необязательны, но даже недопустимы при контактах с чужими. Иными словами, свои среди своих чувствуют себя в полной безопасности и всегда могут рассчитывать на помощь в случае опасности. И напротив, любой чужак и тем более совокупность чужих — это потенциальные враги, которые заведомо лишены прав и не могут претендовать на защиту, даже просто на благожелательное к себе отношение. Конечно, все зависит от обстоятельств. Иногда коллектив принимает чужого и даже помогает ему адаптироваться. Но из истории хорошо известно, что уже в глубокой древности пленники из числа чужаков чаще всего именовались тем же словом, что и возникшие чуть позже рабы.

Иными словами, чужой и раб — почти синонимы, часто одно и то же. И только в том случае, если чужой или раб включается в какую-либо семейно-клановую группу в качестве младшего ее члена, женится (выходит замуж, становится наложницей) и постепенно адаптируется, оказывается частью данной общности, отношение к нему (или к его потомкам) меняется. В этом случае интегрирующим процесс в рамках коммуникативно-интегрирующей функции данной религии делает свое дело. Чужой становится своим.

Значимость коммуникативно-интегрирующей (и одновременно дифференцирующей) функции не уменьшается и по мере эволюции общества. Конечно, меняются конкретные ее проявления. Но суть остается неизменной: преданность той либо иной системе религиозных норм лежит в основе любой народности. Собственно, каждая народность, любой этнос, даже оказываясь в рамках большого многонационального государства, стремится сохранить свою идентичность, на страже которой стоят язык и религия.

Нравственно-нормативная функция религии

Четвертой важной функцией религии, тесно связанной с только что упоминавшейся третьей, но относящейся, как правило, уже к более развитым религиозным системам, следует считать нравственно-нормативную. Это одна из важнейших функций религии, без успешной реализации которой она становится слабой, а общность, обслуживаемая ею, обречена на постепенную потерю того морального стержня, который необходим для ее устойчивого существования и прочного нормативного принципа жизни. Речь идет о тех самых заповедях Моисея, реформах Зороастра, откровении Будды или поучениях Конфуция, которые сыграли большую роль в истории уже

Здесь надлежит сделать два существенных дополнения к изложению проблемы коммуникации и интеграции. Дело в том, что параллельно с религиозно-обрядовыми нормами, складывающимися в рамках данной ранней, даже очень ранней общности, которая благодаря этим нормам ощущает себя отличным от всех других этносом, ту же функцию выполняет и язык. В первобытном обществе разных языков было очень много, причем это легко доказывается на примере современной Африки, где языков и ныне насчитывается несколько тысяч. Обилие различных языков — тоже признак процесса становления тесной коммуникации и полной интеграции в рамках формирующейся этнической общности, сколь бы мала она на первых порах ни была. Второе, о чем надлежит сказать в этой же связи, это то, что интеграция в рамках данной этнической общности предполагает и обеспечивает ее идентичность и тем самым содействует становлению и укреплению того принципа деления мира на немногочисленных своих и всех прочих чужих, о котором только что упоминалось. Практически это значит, что та же коммуникативно-интегрирующая функция, которая сплачивает своих, одновременно играет роль дифференцирующего фактора, отделяющего своих ото всех остальных.

Религия, обычно берущая на себя роль пастыря народа, обязана заботиться о своей пастве и приучать ведомый ею народ к жесткому нормативному стандарту повседневного поведения, к тем немногочисленным, но чрезвычайно важным принципам жизни, без постоянного соблюдения которых человек легко может превратиться в животное. К сожалению, далеко не все религиозные системы справляются с этой очень важной задачей. Иногда религии это мешает делать власть, берущая над ней верх и не уважающая религию и ее служителей в собственной стране, как то, к сожалению, было в России, причем с достаточно ранних времен ее истории. В результате народ, который утрачивает или просто не ощущает влияние нравственно-нормативной функции религии, оказывается лишенным жесткого нравственного стержня со всеми вытекающими из этого негативными для него последствиями.

Регулирующе-контролирующая функция религии

В тех случаях, когда иные функции, включая нравственно-нормативную, нормально реализуются, обретает силу и еще одна важная функция религии — регулирующе-контролирующая. Раз возникнув и сформировавшись, приобретя устойчивые структурные очертания, создав идейные догматы и практические методы воздействия на мышление и поведение людей, на всю их духовную культуру создав основы морального стандарта и жесткие принципы повседневной нравственности, религия приспосабливает к своим потребностям либо создает заново соответствующие всем этим нормам систему ценностей, ритуалы, церемониал, праздники, обряды и т. п.

В этой функции религия почти вплотную смыкается как с только что упоминавшейся нравственно-нормативной своей функцией, так и со слагавшейся под воздействием нравственного норматива культурной традицией, осуществляя над всем этим верховный идеологический контроль, постоянно и неустанно регулируя принципы и практику жизни людей. Строгость и общеобязательность этого контроля могут быть различны и по мере развития общества в большинстве случаев — хотя не везде и не всегда — имеют тенденцию к уменьшению.

При всем том, однако, жизнеспособность этой функции вне всяких сомнений. Даже тогда, когда значимость других функций может ослабеть под воздействием времени и, в частности, под давлением современной науки, повышения образовательного ценза населения (это касается уже наших дней), регулирующе-контролирующая функция позволяет данной религиозной доктрине, используя инерцию традиции, цепко держать многие стороны жизни людей, особенно на Востоке. Важно обратить внимание и на то обстоятельство, что именно в рамках этой функции религии, как о том уже шла речь, веками тщательно сохранялись и строго соблюдались основы религиозной морали, нравственного норматива.

Здесь обе имеющиеся в виду функции (нравственно-нормативная и регулирующе-контролирующая) практически сливаются в одну, целью которой является сохранение всего восходящего к общечеловеческим принципам этики, к понятиям о добре и зле, хорошем и плохом, справедливости и несправедливости. Религия выступала хранительницей этих норм, а кризис религии вел к девальвации нравственных ценностей. Пожалуй, лучше других эту закономерность выразил Ф. М. Достоевский в «Братьях Карамазовых»: «Ежели Бога нет, то все дозволено...».

Политическая функция религии

Наряду с перечисленными функциями религия имеет и ряд других, важных для понимания ее роли в обществе. Например, политическая функция служит делу освящения власти, обожествления правителя и его верховных прерогатив («кесарю — кесарево»). Возникает она достаточно поздно, параллельно с появлением политических структур и возглавляющих их правителей, имевших обычно сакральную ауру и нередко считавшихся сыновьями Солнца или Неба.

Как и предыдущая, эта функция отличается от других прежде всего тем, что возникает и начинает играть существенную роль на уже достаточно развитом этапе становления религии как системы, в обществах, вышедших из недр первобытности.


Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН
Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы