Новый облик Европы конца XI – начала XII веков – интересные факты из истории

18 октября 2019 в 13:16

После завершения Великого переселения народов в V–VI вв. и новой волны завоеваний и переселений в VIII–X вв. политическая карта Европы решительным образом изменилась. Если Римская империя охватывала прежде всего страны, окружавшие Средиземное море, то теперь были намечены политические контуры всего континента, той Европы, которая существует и ныне.

Новые границы государств на карте Европы конца XI – начала XII веков

Средневековые королевства и княжества, в отличие от государств Нового времени, не имели чётких границ. Государство того периода – не страна, которая занимает определённую территорию и отграничена от других стран. Это возглавляемый монархом (королём, князем) союз вассалов, связанных с ним узами личной службы и верности. Ну а простые, неблагородные под данные, прежде всего крестьяне, были в зависимости от своих господ и, следовательно, входили в состав того государства, главе которого служили их господа.

Такая система общественных и политических связей создавала территориальную пестроту, поскольку у одного и того же господина были вассалы и подданные в разных странах и в различных областях одной страны. Так, например, знатному роду Плантагенетов принадлежали обширные владения во Франции, и вместе с тем он являлся царствующей династией в Англии.

Политическая, языковая, правовая разобщённость была исключительно велика. И если территориальные границы между королевствами чётко обозначить невозможно, то переезд из владений одного феодала в вотчину соседа ощущался очень живо: на мосту через реку в его земле или у ворот замка путника поджидали сборщики податей и пошлин, и за проезд через поместья сеньора купцов крепко обирали.

Расцвет католической религии в Европе

Однако наряду с силами, которые очень условно можно назвать современным термином «сепаратизм», обособлявшими отдельные местности, в Европе того периода действовали и прямо противоположные тенденции – единения, преодоления раздробленности. Главное, что объединяло Западную и Центральную Европу, – это принадлежность её народов к католической религии. Когда авторы того времени говорили о «христианстве», то они имели в виду не одну лишь религию, но и всю совокупность населения католической Европы. Вера стояла выше всех различий – политических, этнических, языковых, правовых.

Языком богослужения была (а отчасти остаётся и по сей день) латынь. На ней обращались к Богу: читали молитвы и служили мессу (обедню), на ней писали богословские и учёные трактаты, жития святых. Только проповедь, с которой священник или монах обращался к верующим, могла произноситься на родном для слушателей языке. Латынь была языком образованных, и когда писали и говорили о «неграмотных» или «простецах», имелись в виду и буквально неграмотные, и те, кто умел читать и писать на родном языке, но не знал латыни.

Учёный человек, духовное лицо, так же как и студент университета, чувствовал себя не столько немцем, французом или итальянцем, сколько сыном вселенской Церкви. Что касается богословов и монахов, то итальянец мог быть избран аббатом английского монастыря или назначен епископом в другой стране. Католическая церковь не знала никаких государственных или этнических ограничений. Таким образом, стремление замкнуться в своём узком мирке уравновешивалось принадлежностью Католической церкви, которая не имела границ.

Крестовые походы во время высокого Средневековья

Крестовыми походами называют военные экспедиции, организованные западным христианским миром против мусульман. Их целью являлось завоевание Иерусалима и Святой земли (Палестины). С 1095 по 1291 г. было предпринято восемь крупных походов в Святую землю. Кроме того, крестовыми походами также считаются экспедиции против язычников или еретиков в самой Европе (например, завоевание прибалтийских земель Тевтонским орденом, войны с маврами в Испании, войны с еретиками-альбигойцами в Южной Франции, военные операции венгерских войск против еретиков в Боснии).

Крестовые походы были вызваны не только чисто религиозными устремлениями, но и тем, что с конца X столетия Европа переживала экономическое возрождение и вела с мусульманским миром борьбу на торговых путях Средиземноморья: контроль над Палестиной значительно облегчил бы торговые предприятия европейских купцов. В это же время в условиях сравнительного благополучия увеличивалось европейское население, а так как военное дело было довольно выгодным занятием, то в Европе скопилась огромная военная сила, готовая к самым рискованным предприятиям и не находящая применения дома.

Реальная власть на местах принадлежала сеньорам, и короли или князья вынуждены были с ними считаться. Хозяйство оставалось в основе своей натуральным, дороги были небезопасными, транспортные средства – неразвитыми. С конца XI – начала XII в. в отдельных странах и областях начинают укреплять свои позиции народные языки. Появляется литература на них – любовная поэзия, рыцарские романы, сатирические новеллы. Несколько позднее на них записываются судебные решения, местные правовые нормы, даже исторические хроники. И усилившаяся значимость этих языков действует в центробежном направлении.

Страны Европы в период Высокого Средневековья

Среди основных событий Высокого Средневековья можно назвать укрепление королевской власти в отдельных европейских странах. При этом стремление к подчинению всех вассалов единой власти просматривается не только у монархов. Каждый феодал желал, чтобы его ленники имели как можно меньше прав, а он как можно больше, причём и за счёт высшего сюзерена, монарха.

Германия во время высокого Средневековья

Нельзя утверждать, что Германия существовала в ту эпоху как некая целостность. Деление на франков, алеманнов, баваров, саксов, казалось бы, ушло в прошлое в результате смешения народов и исчезновения древних племён. И вместе с тем жители Германии не ощущали себя принадлежащими к одному народу. У населения разных территорий и княжеств сохранялись представления о своей обособленности, их разделяли диалекты немецкого языка, обычаи и недоверчивое, даже враждебное отношение к соседям.

Раздробление страны усугублялось тем, что в ней не существовало политического центра, каким во Франции выступал Париж, а в Англии Лондон. То, что мы называем Германией, в описываемое время представляло собой совокупность более или менее обособленных герцогств, графств, вольных имперских городов. Над ними возвышалась фигура императора, который, однако, видел центр Священной империи не в Германии, а в Риме. Да и на саму Италию было множество претендентов: на юге – норманны, немцы, анжуйцы, арагонцы, на севере – империя и папство.

Российский историк А. Я. Гуревич приводит высказывания немецкого проповедника XIII в., который объяснял своим слушателям разницу между теми, кто живёт в Верхней и Нижней Германии. Действительно, население Южной, Верхней, Германии отличается от обитателей Северной, Нижней, и обычаями, и языком. Но, по словам проповедника, жители Нижней Германии проживают «внизу», т. е. в преисподней. Согласно этой логике, те, кто не «наши», – вообще не люди, а демоны.

Франция в период высокого Средневековья

Францией в то время именовали либо уже не существовавшую империю Карла Великого, либо область вокруг Парижа (Иль-де-Франс, т. е. Французский остров), а не всю ту территорию, которая сегодня так называется. Вообще, Франция в этническом отношении была не совсем похожа на нынешнюю. Она делилась на две части примерно по Луаре. Юг был более романизирован, на севере значительно сильнее ощущалось германское влияние. Различались формы земельной собственности (чересполосица и компактные наделы), правовые нормы (на севере господствовало обычное право, на юге – римское).

Францию в нынешних границах населяли два крупных этноса – северные французы (только они и именовали себя французами), говорившие на языке лангедойль, или старофранцузском, и южные, говорившие на языке лангедок, иначе окситанском или старопровансальском. Потому север и юг страны получили названия Лангедойль и Лангедок, или Окситания.

Иль-де-Франс являлся доменом (т. е. территорией, подчинённой сеньору, в данном случае – королю) домена. Рос домен, росли и пределы страны. Увеличение королевского домена происходило разными путями: при помощи браков, присоединения выморочных земель (таких владений, в которых местная правящая династия вымирала без наследников; в этих случаях по феодальным законам земли отходили королю), завоеваний. Король, как верховный сеньор, мог конфисковать поместья вассала, если тот нарушил присягу.

Государь есть помазанник Божий, наместник Господа на Земле. Во Франции то ли с 1000 г., то ли с первой половины XII в. (мнения историков расходятся) появляется обряд, связанный с так называемым королевским чудом. В это время в народе распространяется вера, что король обладает силой исцелять золотуху. От XIII столетия до нас дошли первые описания данного ритуала. После миропомазания и возложения короны нововенчанный государь подходит к группе золотушных, присутствующих на церемонии, возлагает руки на голову каждому и произносит: «Король к тебе прикасается, Бог тебя исцеляет». Важно то, что чудо совершает лицо, обладающее королевским саном, а не конкретная личность. Если государь законный, если он правильно помазан на царство, значит, он способен совершать это чудо независимо от личных качеств: это мог быть Людовик IX, прозванный Святым ещё при жизни, а мог быть Людовик XI, которого называли «всемирным пауком».

Делалось это только по приговору пэров, но королю нередко удавалось добиться подобного решения, иногда взывая к справедливости, а иногда прибегая к подкупу. Союзниками королей в деле собирания страны, начиная с XII в., были мелкие рыцари и возникавшие именно тогда самоуправляющиеся города. Все они предпочитали зависеть от высшей власти, которая находилась дальше от них, нежели местные сеньоры, и тяжесть её ощущалась не так сильно.

Ещё одним союзником монархов стала местная Церковь, также стремившаяся высвободиться из-под власти территориальных князей. Именно Церковь поставляла королям образованных людей для управления страной. Среди таких был советник Людовика VI Толстого (1108– 1137 гг.) и его сына Людовика VII Молодого (1137–1180 гг.) аббат Сен-Дени (с 1122 г.), крестьянский сын Сугерий (между 1081 и 1088–1151). Все силы своего незаурядного ума он направил на укрепление правосудия, на исполнение королевских законов.

И всё же до конца XII в. короли могли добиться значительного усиления власти только в собственном домене и несколько расширить его. И даже это было непросто. Людовик Толстый чуть ли не половину своего царствования потратил на то, чтобы захватить расположенный на пути из Парижа в Орлеан замок одного из баронов, который грабил находившихся под королевским покровительством купцов, направлявшихся по этому пути.

Англия во времена Высокого Средневековья

С конца X в. датчане и норвежцы снова обрушились на Англию. Но теперь целью были не только грабежи и захваты земель. Датский король Свен Вилобородый (985–1014 гг.) в 1003 г. разграбил берега Англии, а в 1013 г. вознамерился завладеть самим королевством, что ему удалось в том же году. Король Англии Этельред II Безрассудный (968–1016 гг.) с женой Эммой и детьми Эдуардом и Альфредом бежал к тестю в Нормандию. После смерти Свена датский флот отплыл на родину, и Этельред смог вернуться. Однако сын Свена Кнут (995–1035; король Дании с 1018 г., Норвегии – с 1028 г.), прозванный Великим, сразу после смерти отца был датским войском провозглашён английским королём. В 1016 г. он прибыл в Англию с большим войском. Начальник английского флота граф Мерсии Эдрик перешёл на сторону Кнута. Тем не менее датчане встретили сильный отпор. В разгар борьбы, проходившей в долине Темзы, Этельред умер.

Английская знать избрала королём Эдмунда II Железнобокого, внебрачного сына Этельреда, обойдя его законных наследников, находившихся в Нормандии. Значительная часть страны признала власть Кнута, однако Аондон стоял за Эдмунда. Наконец, оба короля договорились о разделе владений по Темзе, но тут Эдмунд умер, и вся Англия досталась Кнуту. Эдрику, впрочем, тоже не повезло: Кнут приказал зарубить его.

При Кнуте Англия жила в общем-то спокойно. Новый король не делал различий между датчанами и англичанами, сохранил большинство прежних законов, не устраивал переделов собственности. Он, возможно подчёркивая преемственность своего сана, женился на вернувшейся из Нормандии Эмме, вдове Этельреда. Важную роль при датчанах играл любимец короля англосакс Годвин (?–1053), ставший графом Уэссекским.

После смерти Кнута Великого в 1035 г. его держава распалась. В Норвегии к власти вернулись представители династии, свергнутой Кнутом. Дания признала королём сына Кнута от Эммы – Хардакнута (около 1019–1042). В Англии же оказалось сразу два претендента на престол: тот же Хардакнут и старший сын Кнута Великого Харальд (до 1015–1040) по прозвищу Заячья Нога.

Оба претендента не пользовались особой поддержкой в народе. Харальда считали чуть ли не язычником. Овладевший троном после смерти соперника Хардакнут, прибыв в Англию, первым делом приказал вырыть из могилы тело единокровного брата, отрубить ему голову и бросить труп в Темзу. Затем он ввёл налоги, буквально разорявшие население. Назревал мятеж, но тут Хардакнут скончался при не вполне ясных обстоятельствах: он присутствовал на свадьбе своего приближённого, поднял кубок за здоровье новобрачных, начал пить, упал и умер.

После смерти Хардакнута знать Английского королевства избрала на трон в 1042 г. сына Этельреда II Эдуарда (около 1033–1066). Большая часть страны оставалась вне непосредственной власти короля. Аббат Сугерий не без юмора писал одному собрату по обители из поездки по графству Тулузскому: «Я здесь пользуюсь той же властью, что и господин мой король, то есть никакой». Ускорило объединение Франции её столкновение с Англией.


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы