25 декабря 2019 в 11:51

Наряду с Египтом и параллельно с ним в Западной Азии создавались и на протяжении тысячелетии медленно, но ощутимо развивались свои очаги урбанистической цивилизации. Хронологически первым и единственным первичным из очагов, о которых идет речь, был расположенный на далекой восточной периферии региона шумерский. Именно здесь формировались земледелие и домашнее скотоводство и откуда, спускаясь с предгорий Палестины, Анатолии и Загроса, первые земледельческие коллективы заселяли окрестные наиболее благоприятные для них речные долины.

Древний Шумер на карте

Нил, как известно, был рядом с упомянутыми предгорьями. А устья рек Тигра и Евфрата, впадающих в Персидский залив (а именно здесь и находился Шумер), от этого района были весьма далеко. Тем не менее археологические данные позволяют уверенно проследить путь земледельцев по долинам Тигра и Евфрата именно к устью обеих рек, прежде всего Евфрата, где условия для земледелия, а затем и для возникновения первичного очага урбанистической цивилизации оказались, как надо полагать, наиболее подходящими.

Насколько известно, первые земледельцы, двигаясь в основном по долинам рек, появились в этом районе примерно в VI тысячелетии до н. э. Едва ли не полтора-два тысячелетия ушло на то, чтобы они освоили долину Евфрата с его многочисленными протоками, кишащими зверьем и насекомыми тростниковыми и камышовыми зарослями. Для превращения прибрежных земель в плодоносящую почву требовались и мелиоративные, и различные иные работы, создание хорошо продуманной системы каналов и плотин. Лишь к концу IV тысячелетия до н. э. эта тяжелая работа была в основном завершена.

Храмы и религия Шумера

Потомки первопоселенцев создали в районе Шумера очаг ранней цивилизации, центры которой обрели облик окруженных стенами поселений с храмами в качестве главных строений. Эти храмы, как то было и в долине Нила, представляли собой не только и даже не столько места для прославления божеств, сколько урбанистический комплекс храмовых строений и земель, амбаров и складов, местожительства жрецов и обслуживавшего их персонала, начиная с ремесленников, охранников-дружинников и торговцев-тамкаров и кончая правителем с его окружением, который чаще всего был одновременно и первосвященником главного божества того либо иного храмового центра.

Жрецы храма, как то было и в Египте, обычно одновременно выполняли функции администраторов. Учет сложной хозяйственной деятельности храмов послужил в Шумере — опять-таки по египетскому стандарту — едва ли не главной причиной появления письменности, вначале иероглифической, а затем клинописной.

Письменность в древнем Шумере

Расшифровка письма показала, что население группы соседних центров одного и того же очага цивилизации говорило на разных языках — восточно-семитском (позже его называли аккадским, на нем говорили вавилоняне и ассирийцы; он был близок к древнеегипетскому) и шумерском, грамматика и лексика которого оказались весьма отличными от языка семитов. Вплоть до сегодняшнего дня не утихают споры о происхождении шумерского этноса с его столь непохожим на соседние языком.

Существенно при этом обратить внимание на то, что наиболее древние из дошедших до нас письменных текстов (около 2900 г. до н. э.) именно шумерские, что говорит в пользу независимого и, быть может, наиболее раннего происхождения шумерского языка, цивилизации и государственности. Это явно не сходится с идеей об освоении Шумера семитоязычными земледельцами, спускавшимися с предгорий, о чем только что было упомянуто. Но, оставив решение загадки этногенеза шумеров специалистам, обратимся к главной теме — к религиозным представлениям. В этой сфере сколько-нибудь существенной разницы между носителями различных языков не обнаружено, что заметно облегчает нашу задачу.

Мифы Шумера

Мифология шумеров богата и весьма разнообразна. В ней можно встретить космогонические сюжеты, истории о создании земли и ее обитателей, в том числе вылепленных из глины людей, эпические сказания о подвигах великих героев, прежде всего Гильгамеша, и, наконец, рассказ о великом потопе. Остановимся вкратце на этих рассказах. Начнем с космогонии.

Согласно преданиям, праматерь всего сущего Намму сотворила сначала (надо полагать, среди всеобщего хаоса) некую гору, на которой обитали бог неба Ан и богиня земли Ки, которые породили прежде всего Энлиля, ставшего со временем главным среди богов и хозяйничавшего по своей воле в мире людей, созданных, однако, не им, а Энки. Энлиля раздражал шум, создававшийся людьми, так что именно он насылал на них то чуму, то потоп. В других вариантах шумерской космогонии есть упоминания о том, что когда небо отделилось от земли, его забрал Ан, оставив землю Энлилю. При этом подземный мир стал владением богини Эрешкигаль. Есть и вариант, согласно которому Энлиль сам отделил небо от земли. Что касается вылепленных из глины людей, то этим опять-таки в одном мифе занимались Энки и богиня Нинмах, которым содействовала праматерь Намму, а в другом — все тот же Энлиль, который, проделав мотыгой дыру в земле, способствовал выходу из-под земли людей. Вообще же в качестве демиургов чаще выступают Энлиль и Энки. Есть и немало божеств, которым приписывается изобретение колеса, ткацкого станка, градостроения или письменности.

Легенды Шумера

Знаменитая легенда о великом потопе, впоследствии столь широко распространившаяся среди разных народов, вошедшая в Библию и принятая христианским учением, в ее шумерском варианте сводится к тому, что правитель одного из шумерских городов, Утнапиштим, как-то узнал от Энки о грядущем потопе и стал строить ковчег, в котором пережил длившееся семь дней и ночей наводнение. После потопа он с супругой стал «жить как боги» на острове блаженных Тиль- мун, а его потомки вновь заселили землю. История о потопе в древнейших сказаниях Шумера — вовсе не праздная выдумка. Жители Двуречья, особо выделявшие среди прочих богов бога южного ветра, гнавшего воды Тигра и Евфрата против течения и грозившего катастрофическими наводнениями, не могли воспринимать такого рода наводнения (особенно наиболее разрушительные) иначе как великий потоп.

В том же, что такого рода катастрофическое наводнение действительно было реальным фактом, убеждают раскопки английского археолога Л. Вулли в Уре (в 20-30-е гг. XX в.), во время которых был обнаружен многометровый слой ила, отделявший наиболее древние культурные слои городища от более поздних. Интересно, что сохранившийся в фрагментах шумерский рассказ о потопе некоторыми деталями (сообщение богов добродетельному царю о намерении устроить потоп и спасение его) напоминает библейскую легенду о Ное.

Шумерская легенда о Гильгамеше

Легенда о Гильгамеше — первое из известных широкоформатных эпических сказаний. Сын правителя города-государства Урука и богини Нинсун (по иным версиям, жрицы этой богини), он, подобно греческому Гераклу, совершил ряд подвигов, включая победы над многочисленными противниками, и людьми, чудовищами, как например над могущественным чудовищем Хувавой, неким небесным быком, исполинской птицей, волшебной змеей. Испуганные боги создали огромного силача Энкиду, который призван был усмирить Гильгамеша. Но поединок между ними завершился вничью, что сделало обоих друзьями.

После этого оба друга совершили еще немало подвигов и, в частности, уничтожили чудовище Хуваву. Вслед за тем по воле разгневанных богов Энкиду заболевает и умирает, а огорченный Гильгамеш уходит от людей сначала в пустыню, затем в подземный мир, после чего оказывается на острове Тильмун, где жил Утнапиштим, единственный из людей, обретший по воле богов бессмертие. Гильгамеш узнал о потопе, потом раздобыл цветок вечной молодости и хотел им воспользоваться, однако цветок украла и сожрала змея, сразу же помолодевшая. Гильгамешу оставалось только вернуться домой, что он и сделал. Даже великий герой не может добиться от богов ни бессмертия, ни вечной молодости — примерно таков смысл этой интереснейшей истории.

Вообще для героического эпоса шумеров характерна тенденция сблизить героев типа Гильгамеша (кроме него есть еще двое-трое подобных) с квазиисторической реальностью (упоминается место, где он жил или правил, неизмеримо преувеличивается количество лет его жизни). Когда шумеров потеснили семиты-аккадцы, этот исторический факт тоже со временем был осмыслен и воспринят в эпико-мифологической форме. Суть мифа в том, что бог Марту (этим сводным термином шумеры именовали аккадцев), громовержец и варвар-кочевник, появился на пиру богов и женился на дочери одного из них.

В городах-государствах, а затем и в сменивших их раннегосударственных образованиях, объединивших весь Шумер, как это вполне очевидно, не было еще общепризнанного и выстроенного в строгую иерархию пантеона. Жрецы разных городов и храмовых центров обычно, как то было характерно для древнеегипетских номов, предпочитали ставить выше других и особо выделять среди прочих своих богов. Это приводило, помимо всего прочего, к некоторой перестановке акцентов в мифологических преданиях о боге неба Ане и его сыне Энлиле, а также к появлению у героического эпоса о Гильгамеше либо в истории об Инанне (Иштар) и Думузи (Таммузе) различных вариантов.


Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН
Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы