Использование ольхи в магии и целительстве

14 октября 2019 в 12:29

Эти лиственные деревья такие же странные, как и места, где они растут. Светлая древесина ольхи под ударом топора становится красной из-за большого количества дубильных веществ, изменяющих ее окраску в процессе химических реакций с участием кислорода. Это покраснение древесины раньше считалось признаком того, что внутри дерева обитает разумное существо.

Магия ольхи

Земля под ольхой как нельзя лучше подходит для экстрасенсорных опытов с миром мертвых. Там же встречались друг с другом ведьмы – а иногда встречаются и теперь – чтобы отправиться в подземный мир и задать вопросы.

Эта призрачная земля излучает слабый, но приятный свет, пульсирует и подрагивает. Иногда пришедшим показываются гномы, крошечные моховички и постоянно меняющие водяные эльфы, и даже мерцают блуждающие огоньки. Человек замечает, насколько там холодно, но, кроме этого, он ощущает, его тело и душа дрожат от исключительной энергии этого места. Хочется прыгать, танцевать и веселиться, прикоснуться к земле, дотянуться до солнца, не только чтобы согреться, но и чтобы стряхнуть с себя последствия соприкосновения с этим чудес миром.

Непосвященному, оказавшемуся в ольховой роще, где ясновидящие отправляются в свои путешествия, стоит остановиться и насладиться видом: это и в самом деле похоже на танец ведьм. Такую ольховую рощу обнаружили в Затерланде, так далеко затерявшемся в болотах, что власти не могли его найти. Это было место в Северной Германии, куда даже в Средние века стекались ведьмы и колдуны со всей Европы и устраивали там свои танцы.

Ольха клейкая, также называемая черной ольхой, красной вольхой Eller или Else, – типичное древесное растение семей с семейства березовых, растущее на низинных торфяных болотах и вдоль реки. На корнях у ольхи имеются особые наросты из клубеньков, которые образуются при симбиозе с азотофиксирующими бактериями, накапливающими азот, что весьма улучшает свойства почвы. Семена, вылетающие из «шишечек» ольхи, снабжены выростами, благодаря чему они могут плавать по воде, пока не найдут подходящего места, чтобы прорасти.

Из ольховых веток и костей, принесенных в жертву, вырезали флейты оракулов. Шаманов тоже варили в котле Брана, а затем собирали заново. Таким образом, хотя они продолжали жить в настоящем, они уже были потусторонними, и как флейты из ольхи и костей, они становились оракулами. Культ Брана слился с культом Тевтата, который тоже топил людей в своем котле в зарослях ольхи. Гораздо позднее, в Средние века, этот бог трансформировался в Короля-Рыбака, охраняющего Святой Грааль и созерцающего глубины вод.

Прежде всего, котел Брана – атрибут Великой Богини палеолита. Он был ее утробой, ее вагиной, порождавшей все формы жизни и затем забиравшей их назад. Избранных – шаманов и воинов – разрубали на куски и варили в ее котле. Затем она собирала их кости вместе и оживляла их. Этот котел – источник молодости. Пустоши и заросли ольхи, где жизнь распадается и возрождается снова, также являются котлами Богини. Бран и Тевтат не подавили Богиню; они лишь ее замена, ее жертвенные жрецы, хранители ее утробы.

Эти сведения проливают свет на определенные обряды и суеверия. Теперь мы можем лучше понять, почему ирландцы воспринимают вырубку ольхи как нечто отвратительное, и почему ольха символизирует уход и отречение, равно как и омоложение. Покидая дом, германские народы отламывали четыре ольховые ветки и бросали их в разных направлениях. В Средние века в суде разломанная над головой осужденного ольховая ветка означала окончательный разрыв отношений общества с его семьей.

По всей Европе ветки ольхи клали на ступени крыльца девушки, которой избегали люди. А в Мекленбурге об умершем говорили: «Он в ольховой роще с возлюбленным Богом».

Ольха не канула в забвение как священное и жертвенное дерево, сочетающее в себе элементы огня (красный цвет) и воды. Благочестивые женщины видят в красном дереве знак того, что на нем за наши грехи истек кровью Спаситель. Сельские жители же, наоборот, верят, что дерево становится красным, потому что дьявол сечет свою бабку ольховой веткой, пока у той не пойдет кровь.

Духи ольхи

Влажные земли, где произрастает ольха, называют ольшаник или ольховая заросль. Ольшаник всегда считали мрачным и негостеприимным. Немало неосмотрительных путешественников находят там свою смерть, привлеченные блуждающими огоньками. Там проказничают амфибии, выдры, сапрофитные растения. В клочках тумана плавают души самоубийц, утопленников и некрещенных детей, а в лунном свете пляшут злобные эльфы. Неудивительно, что в старинной поговорке утверждается: «Рыжие волосы и на хорошем месте не вырастут».

Кельты, завоевавшие матриархальную мегалитическую Европу, соотносили дух ольхи не с богиней смерти, а с Браном. Бран – бог мертвых, бог подземного царства. Падальщики вороны – его птицы. Он правит Западом, где кроваво-красный герой-солнце тонет, спускаясь в его подземный мир, где лежит остров мертвых. Бран – бог, обладающий котлом, возвращающим мертвых к жизни, тот, что превращает прошлое в будущее. Мертвец, которого вечером бросили в этот котел, назавтра снова оживет, вернувшись в качестве «человека из потустороннего мира».

Легенды, связанные с ольхой

В стародавние времена восприимчивые народы верили, что это были эльфы, эльфийская королева или дочь короля эльфов. Именно она истекает кровью и плачет, скорбит, когда человек рубит ствол топором. В ольшанике рядом с Тегернфельдом до сих пор изредка можно увидеть, как она расчесывает волосы лунным светом и втирает в локоны мед, который соскребает с листьев. Датская народная сказка описывает ее как дочь эльфийского короля. Лорд Олаф объезжает зеленые земли, чтобы созвать гостей на предстоящую свадьбу. Он видит танцующих на пустошах эльфов. Дочь короля эльфов протягивает руку и приглашает его присоединиться к ним.

Он отказывается, отвечая: «Нельзя мне танцевать, я не желаю танцевать. Завтра у меня свадьба». Трижды она просит его, обещая золото. Он все же продолжает отказываться. Потом она сажает бледного лорда на коня. Седок едва добрался до дома. Испуганная мать расспрашивает его о том, что случилось, а он, прежде чем упасть замертво, отвечает ей: «Ох, матушка, матушка, был я в царстве эльфийского короля, потому я так бледен и слаб».

С рыцарем Вольфдитрихом произошла другая история. Эльфийская госпожа, raube Ilse (Дикая или Рыжая Илзе), возжелала его любви. Она стояла перед ним, растрепанная, дикая, одетая в мох. Он отказал ей, и она превратила его в дикого зверя. На следующий день она снова спросила его, и он опять отказался. Тогда она наложила на него сонное проклятие и срезала два локона его волос и два ногтя. Полгода пришлось ему скитаться по лесу и питаться травами, кореньями и ягодами, как дикому животному. Когда она появилась в третий раз, он заключил ее в объятия и любил ее. После этого Илзе перенесла его в волшебные земли, где была королевой. Она искупалась в источнике молодости и явилась перед ним как Сигеминн, прекраснейшая женщина на свете.

За образами Дикой Илзе и дочери эльфийского короля скрывается древняя Богиня. Это та же Великая Богиня, которая в блеске юности являлась в образе светлой березы и цветущего боярышника, невесты бога солнца. В образе ольхи она предстает богиней смерти. Ольховые заросли и пустоши еще со времен неолита считаются обиталищами мертвецов. Фольклористы предположили, что германское название ольхи–aluza (индоевропейское–alisa) - каким-то образом связано с неким жертвенным культом. Под сенью ольхи выбирался юноша и отправлялся к Богине в качестве жениха. По словам Роберта Грейса, Алис (Alys) называли богиню погребального острова на Роне. Жрица либо хоронила принесенных в жертву на подобных островах, заросших ольшаником, либо топила в болоте. Возможно, что и Елисейские поля, древние «острова душ», изначально были такими островами.

История дочери Гелиоса, рассказанная Вергилием в «Энеиде», также связана с этим. Девушка подговорила своего брата Фаэтона без разрешения взять солнечную колесницу отца, бога солнца. Поскольку Фаэтон не был достаточно силен, чтобы справиться с лошадьми, он промчался слишком близко к Земле, отчего она загорелась. Зевс в ярости поразил его молнией. Когда сестра оплакивала его смерть на берегах римской реки По, из ее слез вырос ольшаник.

С пробуждением христианства в Европе образ великой ольхи- богини был преображен в образ ужасной ведьмы, а само дерево превратилось в ведьмино дерево. В Тюрингии ольху называли Вальпургиевым древом, потому что ведьмы во время полета ели ее почки и использовали ветки, чтобы влиять на погоду. Народы региона Альгау верили, что грозы возникают, когда рыжие ведьмы трясут ольховые кусты. Однако это суеверие – вытесненная память о способностях женщин, которые рождались заново в котле Богини: как и все шаманы, она обладала властью над погодой.

В южно-тирольской сказке тоже содержатся подобные древние воспоминания. В глухом лесу один мальчик случайно набрел на ведьмин шабаш. Он спрятался за куст и смотрел, как ведьмы резали на куски свою старую товарку и варили ее в котле, пока плоть не отделилась от костей. Когда они пытались вновь собрать кости вместе, то обнаружили, что одного ребра не хватает. Поскольку не могли найти ребро, они заменили его ольховой веткой и оживили ведьму, которая превратилась в молодую прекрасную женщину. Однако она предупредила, что если ее кто-нибудь обзовет ольховой ведьмой, она умрет. На следующий день мальчик случайно встретил эту ведьму на тропинке. Она попыталась заколдовать его и строила ему глазки, но он узнал ее и обозвал ольховой ведьмой. В ту же минуту она упала замертво.

Целебные свойства ольхи

В народной медицине не считали ольху особенно полезной, вероятно, из-за репутации ведьминого дерева. Целители в Миддфай (Южный Уэльс), наследники друидов, прописывали настой из листьев от водянки и согревающие ванночки для усталых ног. Для св. Хильдегарды это дерево было символом чего-то бесполезного. Тем не менее, его использовали, чтобы защититься от колдовства – а подобное излечивается подобным. Измельченные листья разбрасывали от блох, жуков, мышей и других заколдованных «ольхообразных» животных. В Вальпургиеву ночь, с 30 апреля на 1 мая, ветки ольхи быстро рассовывали по всему дому. Бедняки жгли уголь из этого дерева. Мужчины вырезали из него башмаки. Кору использовали, чтобы красить кожу в черный цвет, а из шишечек добывали пигмент. Когда младенцев отлучали от груди, женщины клали на грудь колечки из листьев ольхи и говорили, что молоко у них украли ведьмы. Поскольку эта древесина не гниет, люди эпохи неолита делали из нее сваи для своих домов. При постройке Венеции тоже применяли сваи и платформы из ольхи (а также из дуба и лиственницы).


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы