Магия | Физиогномика | Хиромантия | Биоэнергетика » Тайны и загадки истории » История Средних веков » Катары и крестовые походы на альбигойцев в Средние века:

Религиозные войны во Франции в Средние века: катары и крестовые походы на альбигойцев

20 октября 2019 в 12:15

Юг Франции отличался от Севера не только языком и обычаями, было ещё религиозное отличие. В X в. на Балканском полуострове появилась секта богомилов. Её основание приписывалось некоему священнику Богомилу, но, скорее всего, оно означает «Богу милые». В X–XI вв. секта проникает в Западную Европу, в частности во Францию, особенно в Окситанию. В Западной Европе в конце X в. богомилов стали называть катарами (от греч. «катарос» – «чистые»), В 1167 г. в местечке близ Тулузы собор катарского духовенства провозгласил разрыв с Римской церковью.

Кто такие катары?

Катары признавали двух божеств – доброго (Христа) и злого (по некоторым сведениям, он именовался либо Сатанаил, т. е. Бог Сатана, либо даже Яхве, как Бог Отец у ортодоксальных христиан). Весь материальный мир создан злым богом, духовный – добрым. Посему Христос никогда не становился человеком, а значит, не было крестной смерти и искупления. Брачная жизнь, продлевающая материальное существование людей, богатство, в особенности богатство Церкви, даже вообще имущество полностью отвергались.

Катары делились на две категории – «совершенные» (лат. perfecti) и простые верующие. Первые достигали своего состояния в результате единственного признаваемого катарами таинства – «утешения» (лат. consolamentum), обряда наложения рук, исполняемого любым «совершенным». Им предписывалось придерживаться аскетизма, соблюдать целомудрие, не владеть никакой собственностью, включая жильё, жить подаянием и скитаться, проповедуя своё учение. «Совершенные» образовывали клир катарской церкви. Рядовые верующие должны были помогать «совершенным», а спастись могли лишь в результате «утешения». Если человек умирал без оного, то душа его переселялась в другое живое существо – человека либо животное – в зависимости от тяжести прегрешений (с этим верованием связан запрет на употребление мясной пищи). Благочестивый верующий возрождался в виде «совершенного».

На Юге Франции катаров часто именовали альбигойцами, по названию центра катарства – города Альби в графстве Тулузском, а также ткачами, поскольку среди них нередко встречались представители этой профессии. Элементы социального протеста (осуждение богатства) сделали их популярными в низших слоях общества. С другой стороны, многие светские правители Юга поддерживали катаров, видя в них опору для сопротивления притязаниям французских монархов и феодальных правителей Севера. Не забудем и о том, что апостольский идеал – отказаться от имущества, странствовать, проповедуя, – был привлекателен среди представителей самых разных сословий.

Борьба Папы римского с катарами и альбигойцами

Папы пытались бороться с альбигойской ересью как проповедью, так и насилием. В конце XII – начале XIII столетия Церковь предприняла ряд действий, направленных на создание специальных учреждений по борьбе с еретиками. Первоначально по решению Латеранского собора 1179 г. и в соответствии с указом Папы Луция III от 1184 г. местным священникам предписывалось производить розыск еретиков, епископам – судить их, а светским властям – приводить смертные приговоры в исполнение.

В 1209 г. Папа Иннокентий III передал руководство процессами еретиков особым папским легатам. В 1229 г. в Тулузе впервые был организован инквизиционный трибунал, в обязанности которого входили сыск, следствие и суд над еретиками. Он мог приговорить уличённого в ереси к ношению особой позорящей одежды (на верхнее платье осуждённого нашивались жёлтые кресты), ограничению в правах, конфискации имущества, тюремному заключению и смертной казни. В 1231 – 1235 гг. Папа Григорий IX подчинил инквизицию непосредственно своему руководству, передав в 1232 г. её функции на местах ордену доминиканцев. Теперь братья-проповедники могли искоренять ересь катаров не только словом.

Начиная с 1204 г. Иннокентий III беспрерывно требовал от Раймунда VІ (1 156–1222) решительной борьбы с ересью. Раймунд соглашался на словах, но не торопился преследовать катаров.

Братья ордена Францисканцев стремятся обратить катаров и альбигойцев в христианство

Апостольский идеал в рамках ортодоксального католичества пытались воплотить последователи святого Франциска Ассизского (Джованни Бернардоне; 1181 или 1182–1226), основавшего орден меньших братьев (обычно его называют францисканским) в 1207–1209 гг., и святого Доминика (Доминго Гусман; 1170–1221), учредившего орден братьев-проповедников (доминиканцев) в 1215 г. Францисканцы и доминиканцы к основным монашеским обетам – бедности, целомудрия и послушания – добавляли четвёртый – абсолютной нищеты.

Они должны были отказаться не только от личной, но и от коллективной собственности, иметь всего одну рясу, не носить обуви (отсюда прозвище «босоногие братья»), странствовать, питаясь подаянием, которое дозволялось принимать лишь пищей, но ни в коем случае не деньгами (впоследствии эти требования были смягчены), – словом, вести себя так же, как «совершенные» катары, оставаясь при этом верными сынами Католической церкви. Братьям-проповедникам, как явствовало из названия ордена, надлежало проповедовать подлинное, т. е. католическое, христианство в первую очередь среди альбигойцев.

Педро II (1196–1213). Пламенный католик, несгибаемый борец с маврами, он опасался чрезмерного усиления Филиппа Августа. Но и французский король, которого Папа беспрерывно призывал заставить вассала французской короны графа Тулузского исполнять требования Святого престола, тоже не спешил откликаться на эти просьбы. Он охотно жёг еретиков в своём домене, но военную экспедицию на юг, в Лангедок, всячески оттягивал. Он хотел, чтобы Папа сначала принудил Иоанна Безземельного к перемирию, а также, поскольку указанная экспедиция требует денег, разрешил королю взимать поборы с аббатств.

Крестовый поход против альбигойцев

15 января 1208 г. папский легат при Раймунде Пьер де Кастельно был убит оруженосцем графа Тулузского. Иннокентий отлучил Раймунда от Церкви как пособника еретиков и объявил Крестовый поход против альбигойцев, предложив возглавить его Филиппу Августу. В призыве к походу понтифик заявил, что графа и его приспешников «надлежит лишить земель, дабы после устранения еретиков населить эти земли добрыми католиками». Земли «порочных баронов» предполагалось отдать тем крестоносцам, которые их завоюют. Это совершенно не устраивало Филиппа Августа. По его мнению, феодами во Французском королевстве имеет право распоряжаться только король, но никак не Папа. Филипп не принял участия в походе.

И всё же в июне 1209 г. солидное войско, состоявшее из видных феодальных владетелей Севера, двинулось на Юг. Духовным руководителем похода являлся папский легат Арнольд Амальрик (иначе, по-французски, Арно Амори). Военачальником стал по предложению легата и с согласия руководителей крестоносцев Симон де Монфор (1150–1218), барон из Иль-де-Франса.

Поход начался весьма успешно. Раймунд VI Тулузский вышел навстречу крестоносному войску, подчинился всем требованиям и нагим, лишь с тряпкой вокруг бёдер, предстал перед Арнольдом. Он подвергся бичеванию во искупление грехов, получил отпущение и примкнул к войску. В сущности поход был закончен, оставалось лишь захватить владения последнего упрямого защитника катаров – тёзки и родственника графа Раймунда Транкавеля Старшего, графа Каркасонского и виконта Безьерского. Безье пал 22 июля, Каркасон – несколько дней спустя. Транкавель оказался в заточении, где и умер, а Симон де Монфор стал графом и виконтом «по настоянию баронов Божьего войска, легата и бывших там прелатов».

Скандалы среди руководителей крестоносцев

Однако далее крестоносцам уже не так везло. Местное население оказывало сильное сопротивление. Филипп Август не торопился присоединяться к походу. Иннокентий III желал, чтобы Раймунд VI сохранил власть, принеся присягу Папе за свои владения.

Тем временем Симон де Монфор объявил себя правителем всех земель, захваченных у графа Тулузского. Он пытался навести порядок, «установить добронравие, изничтожить еретическую нечисть, возродить добрые обычаи, утвердить веру христианскую, а мирянам дать мир и спокойствие». Среди мер, направленных на это, было следующее правило: наследницы замков в течение десяти лет не имели права без разрешения самого Симона выходить замуж за местных, но вольны были выбирать себе мужей из числа рыцарей, пришедших с Севера.

Разумеется, всё это никак не устраивало Раймунда и его сюзеренов – королей Франции и Арагона. Педро летом 1213г. прибыл в Тулузу и принял присягу верности от Раймунда VI, его сына Раймунда Молодого (1197– 1249), обручённого с дочерью арагонского короля, а также от жителей Тулузы. Филипп счёл нужным вмешаться и, занятый борьбой с Англией, разрешил своему сыну принцу Людовику принять участие в Крестовом походе. Но Симон де Монфор опередил всех. 13 сентября 1213 г. в битве при Мюре он наголову разбил объединённое войско графа Раймунда VI, короля Педро и их союзников, усиленное ополчением тулузских ремесленников.

Судьба Лангедока решалась на IV Латеранском соборе Католической церкви (XIII Вселенский по католическому счету). Папа Иннокентий желал сохранить власть за Раймундом при условии принесения им покаяния. Но большинство собора не пошло за ним. Раймунда VI объявили лишённым владений и изгнанным из своих земель. Те из них, что были заняты крестоносцами, отошли Симону де Монфору, принявшему титул герцога Нарбонского. Небольшая часть, свободная от оккупации, передавалась Раймунду Молодому, и то «если он заслужит прощение».

Однако Альбигойские войны на этом не кончились. Раймунд Молодой, активно поддержанный своими земляками, вошёл в 1218 г. в Тулузу. Симон де Монфор из Нарбона подошёл к столице графства, начал её осаждать и был убит выстрелом из камнемёта. Его старший сын, Амори, хотел отдать все свои владения Филиппу Августу, но тот отказался. Очередной поход на Юг Франции состоялся в 1219 г., и возглавлял его принц Людовик. Он захватил город Марманд, где, по словам хрониста, «были перебиты все горожане с жёнами и маленькими детьми, всего до пяти тысяч человек». Но Тулузу взять не удалось, и французские бароны, прослужив положенные по присяге 40 дней, отправились по домам. Как отмечали хронисты, «снова с гор спустились „совершенные“, проповедуя ересь».

Жестокость рыцарей-крестоносцев

Перед штурмом Безье крестоносцы обратились к легату с вопросом: «Как отличить еретика от правоверного католика?». Воины Божьи были людьми хотя и фанатичными, но щепетильными. Разумеется, ни один катар не должен уйти безнаказанным. Но ведь есть в городе и истинные католики. Как сделать так, чтобы они не пострадали? Ответ Арнольда Амальрика запомнился надолго: «Убивайте всех подряд – Господь отделит своих». И крестоносцы рьяно следовали этому совету: невинно убиенные католики всё равно попадут в рай, а проклятые альбигойцы не избегнут ада. Кафедральный собор, где спасались женщины и дети, ратники Христовы подожгли, он «раскололся надвое под действием пламени», и искавшие убежища погибли под обломками.

В 1224 г. Амори, не в силах всего лишь с 60 рыцарями удерживать свои владения, явился в Париж и предложил уступить свои права новому королю, Людовику VIII. Тот согласился. Правда, был ещё Раймунд Молодой, ставший графом после смерти отца в 1222 г. Но в конечном результате Папа Гонорий III, преемник Иннокентия, отлучил его от Церкви и согласился на передачу всех земель королю Франции. В 1226 г. Людовик двинулся на юг, издав предварительно указ, присуждавший уличённых еретиков к смерти на костре, а сочувствовавших им к лишению всех прав. «Вся страна трепетала...» В Лангедок со всех сторон стекались «посланцы городов и баронов, чтобы выразить покорность королю». Тулуза, правда, ещё сопротивлялась. Но тут Людовик VIII умер от дизентерии.

Раймунд VII смог в 1229 г. договориться с правившей при малолетнем сыне Людовике IX (будущий Людовик Святой) регентшей Франции Бланкой Кастильской. На Страстную пятницу в соборе Парижской Богоматери Раймунд принёс публичное покаяние, обязался преследовать ересь на подвластных ему территориях и согласился передать королю основную часть своих владений, сохранив за собой собственно графство Тулузское.

Окончание альбигойских войн

Один инквизитор-доминиканец написал латинскую поэму «Прения» о своём споре с неким еретическим епископом. Вот что говорит проповедник-инквизитор катару: «Гляди на огонь, пожирающий твоих товарищей. Отвечай мне одним или двумя словами: сгоришь ли ты в огне или пойдёшь с нами». Очень веские и убедительные аргументы. Официально Альбигойские войны закончились, но на деле сопротивление продолжалось. Раймунд вынужден был издавать указы против ереси и соглашаться на учреждение инквизиционных трибуналов. Инквизиция свирепствовала по всему Югу.

Последняя вспышка религиозных войн пришлась на 1240–1244 гг. В 1244 г. пал последний оплот катаров – замок Монсегюр. Костры запылали по всему Лангедоку. В 1271 г. Тулуза отошла короне. Юг соединился с Севером. Так строилось единое Французское государство.


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы